Наверх
6 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Знай наших, или 13 лет спустя"

16 мая на французской Ривьере откроется Каннский международный кинофестиваль — 60-й, юбилейный. Ожидается наплыв звезд, бизнесменов, журналистов и почитателей как кино, так и окружающих его сенсаций.Главное для нас на предстоящем фестивале: российское кино снова в конкурсе, чего здесь не случалось уже четыре года (в 2003 году — фильм Александра Сокурова «Отец и сын»). Более того, в числе 22 картин основного конкурса сразу две наши ленты, а этого не случалось уже 13 лет! Болеть будем за «Изгнание», вторую работу молодого режиссера Андрея Звягинцева, и за «Александру» — новую картину живого классика петербургской школы Александра Сокурова. Звягинцев, напомню, в 2003 году получил сразу двух «Золотых львов» Венеции за драму-притчу «Возвращение», но в Канне он дебютант. Сокурова можно причислить к завсегдатаям французской Ривьеры: это будет его пятая попытка стать каннским лауреатом (фильмы «Телец», «Русский ковчег» и «Отец и сын» уезжали без наград, а «Молох» в 1999 году получил лишь приз за сценарий Юрия Арабова). Об «Изгнании» Звягинцев уже рассказывал в своем интервью «Профилю» (см. «Профиль» №44, 2006), об «Александре» известно только то, что в этой военной драме в главной роли бабушки офицера, служащего в Чечне, снялась оперная певица Галина Вишневская.

Фестиваль откроется фильмом «Черничные ночи» с Джудом Лоу и певицей Норой Джонс — первая лента, которую гонконгский мастер Вонг Кар Вай снял на английском. Почетным гостем Канна станет оскаровский триумфатор этого года Мартин Скорсезе. Церемонии открытия и закрытия проведет актриса Диана Крюгер, их будет транслировать в прямом эфире канал TV5MONDE, который в России принимают все главные системы спутникового телевидения. Судьбу призов решит жюри под водительством британского режиссера Стивена Фрирза («Королева»). Жюри второго по рангу конкурса, «Особый взгляд», впервые возглавит женщина — Паскаль Ферран («Леди Чаттерлей», Франция).

В конкурсную программу вошли премьеры Гаса Ван Сэнта («Параноидальный парк» — о скейтбордисте, ставшем невольным убийцей), Эмира Кустурицы (семейная комедия-драма «Обещай мне это»), Вуди Аллена («Сны Кассандры»), Ким Ки-дука («Дыхание»), братьев Коэн (криминальный вестерн «Для стариков здесь места нет»), Квентина Тарантино (фантастический триллер «Доказательство смерти») — всего 22 фильма. 

Франция представлена тремя лентами, среди них мюзикл Кристофа Оноре «Песни любви», «Старая любовница» Катрин Брейя и «Техилим» Рафаэля Наджари. Среди громких внеконкурсных премьер «Тринадцать друзей Оушена», заключительная часть авантюрно-комедийной трилогии Стивена Содерберга.

Одним из фирменных «блюд» юбилея станет альманах, где 33 режиссера из 25 стран покажут трехминутные скетчи, навеянные впечатлениями от посещения кинотеатров. По условиям никто из авторов не знает, что и про что снимают его коллеги, и готовый фильм увидит только на премьере 20 мая. Среди участников проекта Тео Ангелопулос, Чен Кайге, Этан и Джоэл Коэн, Дэвид Кроненберг, братья Дарденн, Аки Каурисмяки, Такеши Китано, Клод Лелюш, Роман Полански, Ларс фон Триер, Вонг Кар Вай, Чжан Имоу; российский взгляд на кино представит Андрей Кончаловский.

Завершится фестиваль 27 мая печальной комедией именитого канадца Дени Аркана «Век тьмы» — о человеке, сбежавшем от жизни в мир своих приключенческих грез.

Военное детство

Канн или Канны — вопрос вопросов. Многие пишут: Канны, буквально переводя французское Cannes. Но знаток обоих языков, французского и русского, эксперт Каннского фестиваля по восточноевропейскому кино Жоэль Шапрон заверил, что если деревушек с названием Канны несколько штук, то Канн — единственный. 

Фестиваль — 60-й, но на самом деле он родился 68 лет назад — в 1939-м. И был задуман как альтернатива Венецианской Мостре, которая существовала тогда под личным патронажем дуче и уже поэтому обладала подмоченной репутацией. Кинодеятели роптали: главная награда Венеции, «Кубок Муссолини», постоянно распределялась среди угодных дуче картин. К примеру, «Великая иллюзия» — антивоенный фильм Жана Ренуара, который участвовал в венецианском конкурсе 1938 года и был фаворитом как публики, так и жюри, — не только не получил наград, но и был запрещен в Италии и Германии. Зато «Кубком Муссолини» увенчали «Олимпию» Лени Рифеншталь — документальный фильм о гитлеровской Олимпиаде. Французы в знак протеста покинули фестиваль, к ним присоединились английские и американские члены жюри.

И уже в 1939-м группа кинодеятелей обратилась в правительство Франции с предложением учредить в пику фашистскому Венецианскому альтернативный международный кинофестиваль, свободный от политической цензуры. Идея эта не сразу нашла понимание: власти опасались разгневать итальянского диктатора, но инициаторы, среди которых был изобретатель кино Луи Люмьер, были упорны, и проект получил одобрение.

Стали искать подходящее место. Чаша весов колебалась между атлантическим курортом Биаррицем и средиземноморским Канном. Каннский муниципалитет оказался проворнее: он выделил под фестиваль удобную строительную площадку прямо посреди шикарных отелей набережной Круазетт и пообещал соорудить там кинодворец со всеми современными прибамбасами. Открытие фестиваля 1 сентября 1939 года должно было стать привлекательнейшим аттракционом летнего туристического сезона, но все торпедировала Вторая мировая война: успели показать только фильм с Чарльзом Лаутоном «Горбун собора Парижской богоматери», как на второй день фестиваля Гитлер предъявил Польше ультиматум, и кинопраздник отложили до победы.

Вторая попытка открыть Каннский фестиваль датирована 20 сентября 1946 года. Фестивальный дворец так и не был построен, и просмотры шли в старом Зимнем казино. Первым президентом жюри стал один из основателей, 82-летний Луи Люмьер. Среди конкурсных фильмов числились такие классические теперь картины, как «Газовый свет» Джорджа Кьюкора, «Рим — открытый город» Роберто Росселлини, «Красавица и чудовище» Жана Кокто и «Дурная слава» Альфреда Хичкока.

На ноги фестиваль начал становиться лишь в 1947-м, когда перешел под крыло новообразованного правительственного Национального центра кинематографии. Но фильмы в конкурс еще довольно долго выдвигались странами-претендентами, причем чиновники следили, чтобы никто не уехал без наград. Так что фестиваль был не столько киноконкурсом, сколько кинофорумом. Эта халява прекратилась в 1972-м, когда совет директоров постановил взять отбор фильмов в собственные руки, и попасть в Канн стало делом чести. Чтобы сформировать программу из двух десятков лент, комиссии фестиваля теперь просматривают более полутора тысяч картин из более чем ста стран мира, так что само участие в каннском конкурсе можно считать большой победой.

Первые Каннские фестивали проходили в сентябре, но с 1951 года их передвинули на май, чтобы сливки киногода не перехватила Венеция. Поначалу фестиваль не претендовал быть законодателем кинематографической моды и считался туристским аттракционом: несколько сотен энтузиастов с большей охотой посещали вечеринки в отелях Круазетт, чем киносеансы. Но по мере того, как европейские экономики набирали мощь, фестиваль обрастал спонсорами и теперь превратился в самое престижное общественное событие весенней Европы с бюджетом в 20 млн. евро. Половина его покрывается французским Министерством культуры и коммуникаций, остальные деньги поступают от каннского муниципалитета и корпоративных спонсоров. 

Начавшись скромным собранием десятка бизнесменов в одном из кинотеатров, возник и каннский кинорынок. Вскоре он стал привлекать десятки тысяч деятелей мировых киноиндустрий — они ценят возможность встретиться в тепле и неге Прованса, найти новых партнеров по бизнесу и обговорить с ними сногсшибательные проекты. Теперь это главная мировая киноярмарка, в десятках залов которой нон-стоп крутятся тысячи фильмов и заключаются сотни сделок. Здесь прокатные фирмы формируют тот самый репертуар, который потом мы будем лицезреть в наших кинотеатрах.

Юность и гламур

Первый звездный парад по набережной Круазетт в 1947-м возглавил Морис Шевалье. Первые американские звезды потянулись в Канн с 1949 года — дорогу проторили Орсон Уэллс, Норма Ширер, Тайрон Пауэр и Эррол Флинн. 

Так началась взаимная любовь-ненависть Канна и Голливуда: когда в Канне слишком много американцев, французы ропщут на экспансию заокеанской культуры, когда слишком мало — фестиваль становится скучным и провинциальным.

Учреждением Каннского фестиваля французское кино сильно укрепило свои международные позиции. Возникла своего рода боевая «ось» между двумя кинодержавами — Францией с ее «новой волной» и Америкой, вскоре ответившей накатом собственной «новой волны» в лице Роберта Олтмена, Фрэнсиса Форда Копполы и Мартина Скорсезе. Вокруг Канна быстро начали группироваться ведущие европейские мастера: Федерико Феллини, Луи Малль, Вим Вендерс, Кен Расселл, Райнер Вернер Фассбиндер, Ридли Скотт, Вернер Херцог, Андрей Тарковский.
   




Наши каннские призеры
1946 — 6 премий советским фильмам, в том числе: Гран-при — «Великий перелом» Фридриха Эрмлера; приз за режиссуру — Михаил Ромм («Человек №217»); приз за цвет — «Каменный цветок» Александра Птушко; Гран-при за лучший документальный фильм — «Берлин» Юлия Райзмана.
1951 — приз за оформление: «Мусоргский» Григория Рошаля. 
1954 — международный приз: «Великий воин Албании Скандербег» Сергея Юткевича.
1956 — приз за режиссуру: Сергей Юткевич («Отелло»); Гран-при за лучшую короткометражку: «Лурджа Магданы» Тенгиза Абуладзе и Резо Чхеидзе.
1957 — спецприз: «Сорок первый» Григория Чухрая. 
1958 — «Золотая пальмовая ветвь»: «Летят журавли» Михаила Калатозова.
1960 — приз за программу: «Баллада о солдате» Григория Чухрая, «Дама с собачкой» Иосифа Хейфица.
1961 — приз за режиссуру: Юлия Солнцева («Повесть пламенных лет»).
1963 — спецприз: «Оптимистическая трагедия» Самсона Самсонова.
1966 — приз за режиссуру: Сергей Юткевич («Ленин в Польше»).
1972 — Большая специальная премия: «Солярис» Андрея Тарковского.
1979 — спецприз: «Сибириада» Андрея Кончаловского.
1983 — спецприз: «Ностальгия» Андрея Тарковского.
1987 — спецприз: «Покаяние» Тенгиза Абуладзе.
1990 — спецприз: «Такси-блюз» Павла Лунгина; премия за художественный вклад: «Мать» Глеба Панфилова.
1994 — Гран-при жюри: «Утомленные солнцем» Никиты Михалкова. 
1999 — приз за лучший сценарий: «Молох» Юрия Арабова.
2000 — специальное упоминание жюри за лучший актерский ансамбль в фильме Павла Лунгина «Свадьба».

В 1952 году муниципалитет наконец построил фестивалю Дворец, который служил ему домом три десятилетия. Теперь на его месте высится отель «Нога Хилтон», а современный Дворец с прилегающим к нему обширным кинорынком («бункер», как его называют завсегдатаи) расположился на берегу каннской бухты, где когда-то стояло Зимнее казино — территориально фестиваль вернулся на место своего рождения. В честь такого события в Канн пригласили его именитых лауреатов и позволили им оттиснуть ладошки на тротуаре Эспланады Жоржа Помпиду. Первыми оставили отпечатки своих звездных дланей Жерар Депардье, Филипп Нуаре и Софи Марсо.

В 1953 году внимание зевак и фотографов на Круазетт привлекла сексапильная старлетка в бикини, имя которой никому ничего не говорило: ее звали Брижит Бардо. Это положило начало еще одной традиции — быть самым сексуальным фестивалем мира. 

Здесь член итальянского парламента королева стриптиза Чиччолина предъявляла публике все, чем была богата. Здесь счастливый Роберто Бениньи, услышав громовые аплодисменты после своего фильма «Жизнь прекрасна», кричал публике: «Я вас всех люблю и целую в рот!» Еще недавно по Круазетт фланировали стайки порнозвезд, залетавших с проходившего рядом фестиваля эротического кино. Теперь его куда-то перенесли, но гламур год от года крепчал, и сегодня Канн —одна из главных кочек мирового истеблишмента: его «красная дорожка» — подиум мировой моды, с которым состязаться может только «Оскар», да и то когда в ударе.

Сегодня Канн не просто отражает кинематографические поветрия, но задает тон моде, диктует условия, прокладывает рельсы, по которым побежит мировое кино.

Зрелость и политика

Главный приз — «Золотая пальмовая ветвь» — был изобретен в 1954 году ювелиром Сьюзан Лазон по идее ее друга Жана Кокто. И хотя самую престижную ветвь планеты сработала женщина, сам фестиваль долго хранил верность патриархату и первую женщину на пьедестал президента жюри возвел только в 1965 году — это была Оливия де Хэвилэнд («Унесенные ветром»); через год ее сменила на этом посту Софи Лорен. Но первую женщину-режиссера пальмовая ветвь увенчала много позже — в 1993-м: счастливицей оказалась австралийка Джейн Кэмпион, автор фильма, который в российском прокате почему-то назвали «Пианино», хотя главный фигурант в нем — очевидный рояль.

К началу 60-х фестиваль стали критиковать за то, что в его конкурс все труднее пробиться новым именам, и тогда был создан первый «побочный конкурс» — «Неделя международной критики», параллельная секция Каннского фестиваля, где демонстрировались дебютные и постдебютные работы. А после бурных событий 1968 года во Франции к ней присоединился «Двухнедельник режиссеров», воплотивший дух свободы от всех форм цензуры («Фильмы рождаются свободными и равными, мы должны помочь им остаться таковыми», — заявил режиссер Пьер Каст, стоявший у истоков «двухнедельника»). В 1978 году фестиваль возглавил его нынешний президент, Жиль Жакоб, который основал конкурс «Особый взгляд», а также придумал приз «Золотая камера» — для лучшего дебюта, показанного в любой из секций. Наконец, в 1998-м возникла программа Cinefondation, посвященная студенческим работам киношкол мира. А самой неожиданной победой в Канне можно считать присуждение статуса лучшего актера конкурсной программы 14-летнему японцу Юи Ягире, неплохо сыгравшему малолетнего «отца семейства» в фильме «Никто не знает».

С начала нового века наступила эра цифрового кино, и Канн стал показывать на своих экранах плоды новых технологий, выступая глашатаем очередной революции в кино. Первым цифровым фильмом, получившим «Золотую пальмовую ветвь», стала «Танцующая в темноте» Ларса фон Триера. 

В 2004 году возник «загончик» для слаборазвитых кинематографий: в полотняном шатре на берегу стали показывать «Все кино мира», отводя по одному дню какому-нибудь из маргинальных кинопроизводств. Печально, но именно там появилось наше кино в прошлом году, показав нескольким десяткам зрителей «9 роту», «Космос как предчувствие», «Пыль» и программу короткометражек.

Возникнув на перекрестке искусства и бизнеса, Каннский фестиваль сформировал свой уникальный имидж: само присутствие фильма в программах стало мощным рычагом его раскрутки. Канн стягивает журналистов со всей планеты, и они напишут о наиболее громких событиях, будь то успешная премьера или успешный скандал. Миллионы людей прочитают эти репортажи и будут нетерпеливо ждать продолжения сенсации — фильму обеспечена касса, скандальной звезде — популярность.

Как и в любом конкурсе, здешние победы небесспорны, и о многих призерах через пяток лет уже никто не помнит. Размытость критериев, которыми руководствуется жюри, легко увидеть, сопоставив результаты крупнейших киноконкурсов: за всю историю «Оскара» и Каннского фестиваля, например, только однажды их главные награды достались одному фильму — это была социальная драма 1955 года «Марти», режиссер Делберт Манн.

Важная часть солнечной короны Канна — политические протуберанцы. В 1968 году, например, по Франции прокатилась волна студенческих демонстраций, протестующих против увольнения директора Парижской синематеки Анри Ланглуа, и режиссеры Жан-Люк Годар и Франсуа Трюффо не дали открыть занавес, в знак солидарности со студентами сорвав премьеру очередного конкурсного фильма. Фестиваль был закрыт досрочно, жюри во главе с Луи Маллем сложило полномочия.

В 2004 году возник казус: лучшим из всего представленного в Канне игрового кино оказался документальный фильм — американец Майкл Мур взял «Золотую пальмовую ветвь» за политическую агитку «Фаренгейт 9/11», где он пытался торпедировать предвыборную кампанию Джорджа Буша-младшего. Когда лауреат проходил по улицам Канна, политически вздрюченные люди, которые вечно тусуются вокруг любого крупного события, бросались целовать его сандалеты. Но Буш на выборах победил, и о Муре с его конъюнктурным шедевром все забыли. Теперь он снова напоминает о себе: в картине «Сиско», обещанной юбилейным фестивалем, он попробует сокрушить американскую систему здравоохранения, доказывая преимущества социалистической — кубинской. «Сиско», по-видимому, сыграет роль непременной для каждого уважающего себя киносмотра «бомбы».
   



Каннские курьезы
В 1946 году фестиваль, чтобы отблагодарить всех участников, присудил 11 Гран-при. Специальный приз был один, и достался он Рене Клеману за «Битву на рельсах».

Тогда же на Каннском фестивале французский модельер Луи Реар впервые продемонстрировал публике свое изобретение — дамский купальный костюм из двух предметов, названный бикини — в честь острова, который был уничтожен ядерными испытаниями в 1946 году. Изобретенные через год фотокамеры «Поляроид» и часы «Таймекс» также «дебютировали» именно на Каннском фестивале.

В 1954 году наступил звездный час старлетки по имени Симон Сильва: шествуя при полном официальном параде, она потеряла лифчик. 

В 1957 году продюсер фильма «Вокруг света в 80 дней» Майк Тодд устроил прием для светской публики в компании живых львов. Звери, как им и полагается, озверели, и гостям пришлось спасаться бегством.

В 1959 году из программы был исключен фильм Алена Рене «Хиросима, моя любовь» — французы не хотели напрягать отношения с Америкой.

В 1960 году Канн освистал фильм Микеланджело Антониони «Приключение» — Моника Витти плакала навзрыд. 

В 1963 году режиссер Марсель Паньоль, выступая на коллоквиуме в рамках фестиваля, провозгласил: «Кино умерло, да здравствует телевидение!»

Тогда же был поставлен рекорд по ущербу для фестивального хозяйства: на банкете после премьеры фильма Жюля Дассена «Никогда в воскресенье» с Мелиной Меркури в роли проститутки 500 гостей перебили 5 тыс. бокалов.

В 1964 году публику сразила бородатая Анни Жирардо в фильме «Женщина-обезьяна».

В 1972 году скандал устроили феминистки, возмущенные рекламой фильма Федерико Феллини «Рим»: на афише была изображена легендарная волчица, кормящая шестью сосками волчат.

В 1975 году во Дворце фестивалей была обнаружена бомба, подложенная организацией «Народная борьба против извращений гуманности». Бомбу обезвредили, про организацию больше никто не слышал.

В 1976 году всех потряс голый череп Роберта Де Ниро: он обрился для съемок в фильме «Таксист».

Самая экстравагантная пара ведущих церемонию открытия фестиваля явилась публике в 1986 году: 14-летняя Шарлотта Гейнсбур и 94-летний Шарль Ванель.

В 1987 году под свист публики «Золотую пальмовую ветвь» получил Морис Пиала за фильм «Под солнцем Сатаны». «Вы мне тоже не нравитесь!» — парировал режиссер, торжествующе показывая приз бесновавшемуся залу.

В 1989 году Мерил Стрип поставила рекорд, дав за один день 48 интервью прессе и телевидению.

В 1991 году наибольшие ожидания каннской толпы были связаны с приездом самой развязной и сексуальной из звезд — Мадонны. Звезда толпу разочаровала: явилась одетой под школьницу, волосы узлом на затылке, детские носки до колен.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK