Наверх
22 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Звуки м…"

Не удивлюсь, если окажется,что аэробус «Армавиа» упал в Черное море из-за того,что кто-то из пассажиров решил при заходе на посадку послать SMS. Выключить мобильный телефон для нашего человека — смерти подобно.   Пошли мы как-то с мужем в Консерваторию, на концерт памяти дирижера Евгения Колобова. Подойдя к навевавшему грусть ободранному зданию музыкального сердца России, мы решили, что сюда ходят люди исключительно интеллигентные. Имена самых, видимо, интеллигентных и щедрых из них (спонсоров) были написаны на входе на золоченых досках с благодарственными надписями. Стоявшая в очереди к металлоискателю публика тоже оказалась исключительно интеллигентной и всесторонне развитой. Каждый второй обладатель билета на памятный концерт держал в руке телефон, разговаривая по нему или посылая последние SMS перед концертом.

   

   До сих пор в России для многих мобильный телефон является не только средством связи, но и показателем статуса. Первые гигантские трубы, уже ушедшие в историю, многие с любовью носили исключительно потому, что все окружающие знали, почем покупалась мобильная роскошь. Но, видимо, сознание собственного превосходства от обладания последней моделью того или иного производителя абсолютно неистребимо. В Европе маниакальное влечение к телефонным новинкам наблюдается в основном у детей школьного возраста, до посинения посылающих друг другу SMS. У нас же этому заболеванию подвержена и взрослая часть населения. Видимо, сказывается дефицит игрушек в далеком советском детстве.

   

   Вошли в зал. Погас свет. Голос ведущей за сценой попросил отключить все средства мобильной связи. Зал, как новогодняя гирлянда, на несколько секунд замерцал неоновыми огнями экранов телефонов. С музыкальным сопровождением. Мы с Теодором решили, что публика вокруг нас собралась действительно интеллигентная. Наступила тишина. На сцену вышли солисты «Новой оперы».

   

   Но, как выяснилось, мы ошиблись в людях. «Черный бумер» зазвонил еще до начала концерта. Затем в течение всего концерта мы слушали не заявленные в афише ремиксы классиков (в зависимости от моделей мобильников) — Баха, Моцарта, Грига, Бетховена. Когда на сцене умирала Тоска, ей в ответ раздались звуки канкана. Люди не только не выключали телефоны, но и отвечали на звонки. Видимо, граждане шли в Консерваторию послушать любимые мобильные мелодии в оригинальном исполнении и ретрансляции — на аппаратах у соседей по залу. Эдакий клуб по интересам. На сцене хор ведущего оперного театра России поет арию Джузеппе Верди «Ты прекрасна, о Родина наша», а в это время Васе Пупкину звонит Колян. Кто же, кроме Васи, ему ответит! Да еще в такую крутую трубку!

   

   Впрочем, исполнители, как выясняется, тоже люди культурные и сами во многом виноваты. Мои друзья в Америке недавно ходили на концерт той же «Новой оперы». Тенор пел русскую народную песню. В этот момент в его нагрудном кармане зазвонил телефон. Американцы в зале были в полном недоумении. Тенор спокойно вытащил свой мобильник, посмотрел, кто ему звонит, и после этого отключил, продолжая петь: «Вдоль по Питерской…»

   

   Прошлогодний концерт на Красной площади, посвященный 60-летию Победы, тоже не стал исключением. Нас с мужем позвали друзья, и мы случайно оказались в VIP-зоне. Разумеется, отключили телефоны. Зато чей-то мобильник зазвонил в ряду за нами. Естественно, после того как гражданин посмотрел на дисплей и пафосно ответил: «Ал-ле!» — концентрироваться на поющем Дмитрии Хворостовском уже не представлялось возможным. Далее последовал удивительный по своему содержанию диалог:

   

   — Ал-ле. А-а… Вова, привет!

   

   Что спрашивал Вова, слышно не было.

   

   — Вова, да я на концерте. Ага, на Красной площади, не могу сейчас говорить. Ага, хорошо, ну давай, Вова.

   

   После чего гражданин донес весть о звонившем Вове до своих соседей справа и слева.

   

   Минут через пять Хворостовский затянул со сцены: «Вот солдаты идут…» Под звуки песни на Красной площади появился Владимир Владимирович Путин. Может, сидевший позади знал, что он появится, и поэтому был так возбужден разговором?

   

   Наверное, я чего-то не понимаю в технике, ну не «секу я фишку» и не испытываю от нее такого кайфа, как многие барышни. Недавно мы ужинали с супругом в одном ресторане. В зале были заняты всего три столика. Рядом с нами сидела парочка новых русских, точно как в книжке Оксаны Робски — он пришел покормить «второй состав». Девушка оказалась очень манерной. Разговаривать им было, очевидно, не о чем, и они начали слушать мелодии из телефона: одну за другой, а потом заново. Во время этого увлекательнейшего занятия девушке кто-то трезвонил — судя по всему, одна из подружек. И каждый раз она произносила нараспев: «Ал-ле!» Мой муж очень быстро потерял терпение: резкие посторонние звуки патологически действуют ему на нервы. Он повернулся к парочке и сказал со своим характерным немецким акцентом:

   

   — Ой, какие важненькие!

   

   Девушка надула губки, но испытывать нервы моего Теодора перестала. Ей на смену пришли официант с хозяйкой заведения. Видимо, один из них приобрел новый телефон и не знал, какую мелодию выбрать для сигнала. Ситуация усугублялась тем, что посетителей в ресторане не прибавлялось и отвлечь официанта от игры в мелодии было некому. Вместо того чтобы спокойно поесть, мы вышли из ресторана в сквернейшем расположении духа.

   

   Бывает, что мобильные шутихи застают врасплох. Я однажды чуть не упала в обморок в лифте, когда у одной дамы из кармана завопил Винни-Пух: «Хорошо живет на свете…»

   

   Концерт и ресторан — это еще полбеды, но самолет-то штука серьезная. Все пассажиры должны слышать, что телефоны положено выключать. Но, видимо, они либо уши компотом моют, либо считают, что правила существуют не для них. Друг мужа, бывший пилот ВВС ГДР, а впоследствии инженер-испытатель крупнейшего поставщика мобильной связи в Германии, испытывал влияние мобильных телефонов на аппаратуру самолета и сказал, что лично видел, как табло пилота замирало на несколько секунд. На бортах «Люфтганзы» я часто слышала практически один и тот же диалог.

   

   — Выключите, пожалуйста, ваш телефон, — вежливо просит стюардесса.

   

   — Сейчас, — отвечает дамочка, накрашенными ногтями посылающая SMS.

   

   — Выключите прямо сейчас, — уже резче говорит стюардесса.

   

   — Мммм, — раздается нечленораздельное мычание.

   

   — Отдайте телефон, — угрожающе произносит стюардесса.

   

   — Ой, да я все, — отвечает перепуганная барышня, не выключая при этом телефон.

   

   — Выключите совсем, — уже срывается стюардесса.

   

   — А как это?

   

   Стюардесса выдирает у нее мобильник из ногтей и со злостью вдавливает красную кнопку.

   

   — Вот так. Понятно?!

   

   На «Люфтганзе» на мобильники обращают внимание, а у нас, увы, не везде. Как-то мы летели с мужем в Иркутск и прямо-таки обрадовались, увидев новенький аэробус. Два года назад по этому направлению их летало немного, кажется, всего один. Когда мы начали взлетать, у соседа сзади зазвонил мобильник. Мы с мужем наперебой пытались его уговорить выключить аппарат. Он нас послал далеко и надолго. Когда мы поднялись на необходимую высоту и отстегнули ремни безопасности, я побежала к стюардессе. Бортперсонал кучковался в хвостовой части самолета. Подойдя, я увидела, что стюардессы посылают друг дружке SMS и радуются при этом, как дети. В тот момент я пожалела, что мы летим не на «Туполеве». Нашим допотопным самолетам новейшая чудо-техника не помеха. А вот аэробусы и «боинги» ее не любят. Падать с высоты из-за мобильных фриков у меня, честно говоря, желания нет.

   

   Потрясает и «воспитанность» некоторых индивидуумов. Помню, во время посадки в Тюмени сидящий передо мной мужик стал звонить кому-то с просьбой, чтобы его встретили. Когда я увидела, что он тыкает кнопки телефона, я попросила его немедленно выключить аппарат. Он от меня отмахнулся. Тогда я попросила настойчивей и напомнила ему о правилах, но он уже кричал своему Васе в телефонную трубку и отчаянно отмахивался от меня. Закончив наконец свой «срочный звонок», который он мог сделать и десятью минутами позже, когда мы сели, мужик послал меня по матушке, пояснив, что я мешала ему звонить. Соглашусь, вряд ли я ему помогала, но где предел безобразию?

   

   Смысл любого правила или закона теряется, если их не выполнять или нарушать, считая, что они созданы не для тебя, а для других. Разруха, как писал Михаил Булгаков, начинается в головах. А люди наверху лишь пользуются нашей слабостью, потому что знают: мы не уважаем никого, кроме себя. Так за что тогда уважать нас?

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK