logo
12.10.1998 |

Смертельное оружие

На Северном флоте готовится показательный судебный процесс. Судить будут не очередного дезертира, не адмирала, построившего особняк за казенный счет, а капитана 1-го ранга Сергея Шмакова. Офицера, посмевшего пожаловаться начальству -- главнокомандующему ВМФ адмиралу Владимиру Куроедову и секретарю Совета безопасности (теперь уже бывшему) Андрею Кокошину.
Морские учения
Капитан 1-го ранга Сергей Шмаков -- еще недавно один из лучших офицеров Северного флота, командир бригады эскадренных миноносцев. О нем бывший главком ВМФ адмирал Феликс Громов отзывался не иначе как о "надежде российского флота". В феврале этого года Шмаков обратился с письмами к главкому ВМФ и секретарю Совета безопасности РФ, в которых рассказал, что его бригада эсминцев, одна из немногих боеготовых на флоте, вот-вот будет расформирована. Якобы это предусмотрено планами военной реформы. Офицера решили примерно проучить. Адмирал Куроедов обвинил его в том, что в своем письме Шмаков разгласил государственную тайну. Офицеру было объявлено взыскание, а сейчас его "должностным преступлением" занимаются органы военной прокуратуры. Эксперты Генерального штаба выясняют, какой урон безопасности страны нанес Шмаков. Об этой истории корреспонденту "Профиля" рассказал контр-адмирал из Главного штаба ВМФ: "Этот случай -- подтверждение того, в какой агонии находимся все мы: командование, военная прокуратура, воспитательные органы армии и флота. Мы бессильны навести порядок в войсках и вынуждены симулировать хоть какую-то деятельность". Готовность к ядерной катастрофе
Кстати, о порядке. В сентябре страна как минимум дважды была на грани ядерной катастрофы. 5 сентября на ядерном полигоне архипелага Новая Земля пятеро солдат-кавказцев, находившихся под арестом на гарнизонной гауптвахте, расстреляли охрану и захватили заложников -- офицера и школьников. Террористы потребовали самолет, чтобы вылететь на материк. Какие планы вынашивали преступники, сказать трудно. К счастью, во время подготовки к полету их обезвредила спецгруппа ФСБ "Вымпел", прибывшая из Мурманска. Через несколько дней, 11 сентября, едва не случился второй Чернобыль в Мурманской области. 19-летний матрос-торпедист Александр Кузьминых, проходивший службу на многоцелевой атомной подводной лодке типа "Барс" (натовское наименование "Акула"), расстреляв восьмерых человек дежурной смены, захватил подлодку и угрожал взорвать боезапас. На место происшествия прибыло все флотское начальство во главе с главкомом ВМФ Владимиром Куроедовым. Но переговоры с матросом результатов не дали. Вновь пришлось вызывать то же самое подразделение ФСБ, специализирующееся на обеспечении безопасности особо важных стратегических объектов. Во время штурма торпедного хранилища, где укрывался Кузьминых, матрос-террорист застрелился. Помимо торпед, субмарины этого класса оснащаются крылатыми ракетами "Гранат" и противолодочными ракетами. И те и другие могут нести ядерные боеголовки. По сообщениям официальных представителей Минобороны, на захваченной лодке не было ядерного оружия. Но руководитель спецподразделения ФСБ полковник Владимир Приходько, проводивший операцию по обезвреживанию террориста, считает, что, если бы преступнику удалось взорвать хранившийся на лодке боезапас, произошла бы катастрофа пострашнее чернобыльской. Взрыв немедленно привел бы к разгерметизации реактора самой лодки, атомных реакторов всех стоявших поблизости кораблей и радиоактивному загрязнению огромной территории. Вообще РВСН -- ракетные войска стратегического назначения, составляющие основу российских сил ядерного сдерживания, лидируют по числу особо опасных преступлений. По сравнению с прошлым годом число таких преступлений возросло более чем на 25%. Между тем маршал Игорь Сергеев, возглавлявший до назначения министром обороны РВСН, и сейчас ставит их в пример как элитные и самые дисциплинированные. При каждом удобном случае он возит президента и председателя правительства в бывшие "свои" войска. После каждой такой поездки "стратеги" из главкомата РВСН обмывают внеочередные воинские звания и награды. Первый тост, как правило, "за нашего маршала". Уголовники в лампасах
%???%Уголовные дела о генеральских унитазах Главный военный прокурор Юрий Демин, назначенный на эту должность в прошлом году, поначалу весьма решительно взялся за наведение порядка в армии. Он впервые обнародовал список генералов, в отношении которых были возбуждены уголовные дела. В нем значилось около тридцати фамилий. Махинации с квартирами привели на скамью подсудимых начальника Главного квартирно-эксплуатационного управления генерал-полковника Николая Котылева, начальника Главного штаба ВМФ адмирала Игоря Хмельнова. На взятках, строительстве особняков за государственный счет, хищениях в особо крупных размерах и прочих злоупотреблениях "погорели" бывший заместитель министра обороны генерал армии Константин Кобец, заместитель главкома сухопутных войск генерал-полковник Антон Терентьев, командующий Северным флотом адмирал Олег Ерофеев, командир соединения подводных лодок контр-адмирал Николай Германов. Есть среди генеральских дел и уникальные. Бывший начальник тыла ПВО генерал-лейтенант Анатолий Сиваков "коллекционировал" импортные унитазы и стройматериалы, похитив их в воинских частях на 20 млн. рублей. А его сослуживец, главный инженер ПВО Владимир Ишутко, наоборот, помогал коллекции создавать. Он попался при попытке продать состоятельным иностранным "коллекционерам"... шесть боевых истребителей "Су-15". А заинтересовали они их потому, что именно таким самолетом был в свое время сбит южнокорейский "боинг". Так что наши "сушки" -- украшение любой коллекции. Генерал ушел от наказания в самом прямом смысле этого слова. Ему удалось совершить побег во время судебного процесса. Всех других преступников в лампасах спасла от тюремных нар амнистия. Многие генеральские дела развалились, едва начавшись. Работники Главной военной прокуратуры оказались слабы по сравнению с влиятельными персонажами уголовных дел. К примеру, до сих пор не привлечен к ответственности никто из руководителей Минобороны, причастных к незаконной продаже Армении российского оружия. Хотя, по утверждениям одного из высокопоставленных сотрудников ГВП, занимавшегося расследованием этого дела, состав преступления очевиден: оружия было продано на 1,5 млрд. "старых" рублей. Куда исчезли эти деньги, никому неизвестно. Отделались легким испугом и генералы из ближайшего окружения бывшего министра обороны Павла Грачева, построившие в подмосковной Баковке особняки стоимостью от $300 тысяч до $2 млн. Любопытство работников прокуратуры по поводу источников средств на строительство генералы удовлетворяли справками из коммерческих банков о якобы полученных там крупных кредитах. Почувствовав свое бессилие, главный военный прокурор Юрий Демин перестал делать публичные заявления о намерении покончить с казнокрадством генералов. Сейчас ГВП чаще рапортует об успехах в борьбе с преступностью среди офицеров -- благо и здесь поле непаханое. Командиры частей и подразделений чаще всего попадаются на краже оружия, боеприпасов и продуктов питания. И еще на избиении подчиненных. Торговлей оружием не брезгуют и представители военной Фемиды. Месяц назад сотрудники регионального управления по борьбе с организованной преступностью задержали в Наро-Фоминске заместителя военного прокурора Тульского гарнизона Сергея Решетникова. Он попался в момент продажи автоматов типа "узи" кустарного производства, которые оценил в $5 тысяч. Но чаще всего военные юристы горят на взятках. В июне этого года работник Главной военной прокуратуры полковник юстиции Сергей Ежков был арестован в тот момент, когда получал "денежное вознаграждение" за помощь при поступлении в самый престижный армейский вуз -- Военный университет Министерства обороны. Хотя там учатся в основном дети высокопоставленных военных чиновников, с них брали мзду и при поступлении, и при распределении. К примеру, чтобы после окончания университета остаться служить в Москве, выпускник должен был заплатить $5 тысяч. Распределение в Санкт-Петербург стоило на тысячу долларов дешевле. По информации из ГВП, в ближайшее время возможны новые аресты по этому делу.
Итак, власть фактически утратила контроль за ситуацией в войсках. И от этого пока еще вооруженная, но униженная и голодная армия становится еще более опасной. Перефразируя классика, скажем: может рвануть похлеще Чернобыля.

ВЛАДИМИР МИХАЙЛОВ