logo
15.03.1999 |

Том Клайм. Вкус России

Главу компании "Том Клайм" Анатолия Климина в России считают дизайнером: его имя ассоциируется с коллекциями женской одежды прет-а-порте, выпуск которой Анатолий Владимирович поставил на поток. Однако мнение это ошибочно. По признанию самого Климина, он лишь "обычный крепкий промышленник, имеющий чутье на дело" и занимается только тем бизнесом, который в настоящее время более прибылен. Таким образом, можно считать, что модельер Климин лишь частный случай Климина-бизнесмена. Не меньше, но и не больше.

Его знакомые говорят проще: "Климин -- человек, который в каждый отдельный момент времени точно знает, где лежит мешок с деньгами. И чтобы его заполучить, пойдет к цели, не отклоняясь ни влево, ни вправо". Люди из мира моды вообще считают, что модельер Климин способен какой-то незначительной деталью -- будь то пуговица, элемент отделки или просто цвет ткани -- в один момент загубить костюм. С точки зрения вкуса замечание вполне уместно -- вспомнить хотя бы некоторые модели Климина, встречающиеся почти в каждой коллекции: красные или зеленые, желтые или розовые костюмы с отделкой из искусственного меха, с золотыми пуговицами... -- А что вы хотите? -- недоумевают сотрудники фирмы "Том Клайм".-- Наша сеть распространения в России на 80% состоит из дилеров. Которые приезжают из какого-нибудь Урюпинска и говорят: "Нам нужно столько-то костюмов красного и столько-то костюмов желтого цвета. И пожалуйста, пришейте на них золотые пуговицы". Ну что поделать, если в провинции лучше расходятся именно такие вещи? Дилеры же не будут тратить собственные деньги и брать заведомо неликвидные европейские фасоны строгих цветов... Так что это вкус не Климина, это вкус России. Алла Вербер, сотрудница ТД "Москва": "Климин хорошо схватывает рынок, он, как мне кажется, интуитивно чувствует, какие модели можно будет продать. Он следит за мировыми fashion показами, знает, что происходит в мировой моде... На мой взгляд, он делает достаточно хорошие вещи для среднего класса". Юный натуралист
"Чутье на дело" у Толи Климина было, можно сказать, врожденным. Уже в детстве он четко разбирался в том, что ему интересно, а что -- нет. В школе, по словам Климина, ему было неинтересно, поэтому диалог со средним учебным заведением у Толи сразу же не сложился. Гораздо больше Климина тогда увлекали живопись и скульптура -- он даже "сымпровизировал" себе мастерскую в подвале дома, где жил в коммуналке вместе с родителями. Кстати, его родители тоже были людьми в определенном смысле творческими. Отец Климина, работавший на одном из заводов Уфы (а именно оттуда наш герой родом), в свободное время любил сыграть на баяне и увлекался живописью. Даже, говорят, мог бы стать профессиональным художником и зарабатывать неплохие деньги, но не стал: не любил писать картины на заказ. В отличие от отца, у Толи чуть ли не с младенческого возраста деловая жилка оказалась сильнее творческой. И как маленький Рокфеллер, который на занятые под проценты деньги, выкормил и продал индюшек, Анатолий решил заняться каким-нибудь "живым" делом. Как-то он наловил в одном из озер маленьких тритонов и принес их домой, планируя назавтра распродать земноводных в школе по две копейки за штуку. Временно поселил их в аквариуме. План с треском провалился, когда посреди ночи тритоны расползлись по всей коммуналке, после чего родители устроили юннату-предпринимателю хорошую выволочку. Как втирают очки
Окончив школу, Климин поступил в Уфимский институт искусств, да так его и не закончил: академическое обучение вновь показалось Анатолию неинтересным. Так что остается Анатолий Владимирович необразованным и по сей день. В 16 лет одна уличная прогулка целиком изменила его жизнь. Климин увидел на ком-то (вероятно, все-таки на девушке) футболку с какой-то очень интересной картинкой и гораздо больше, чем девушкой, заинтересовался технологией перевода картинок на ткань. После чего все свободное время начал проводить в центральной уфимской библиотеке за чтением фолиантов по гальванопластике и полиграфическому производству. Вернувшись из армии, от теории он перешел к практике. Тогда как раз в моду вошли солнцезащитные очки с оправой, напоминающей по форме "капельку". Но поскольку и очки в застойные времена были большим дефицитом, Климин решил делать их сам, на дому. Чтобы воплотить в жизнь задуманное, Анатолию нужно было досконально изучить всю технологию производства очков. Для этого он через знакомых (тогда ведь все делалось только "по блату") устроился в уфимский магазин "Оптика" специалистом по ремонту очков (каким он тогда был "специалистом" -- история умалчивает) и немедленно выбил себе командировку на Изюмский оптико-механический завод под Харьковом. Для начала Климин потренировался на посетителях магазина "Оптика". Он просто брал заготовки и кустарным способом паял солнечные очки прямо в "Оптике", чем вызвал большой ажиотаж у покупателей. Очки внешне получались очень приличными, а стоили сравнительно недорого -- 25 рублей. "Народная тропа" к "мастеру" не зарастала, что позволяло Анатолию Владимировичу ежемесячно зарабатывать по 2--3 тысячи рублей. Два-три месяца такой работы, и можно было купить новые "Жигули". Эти деньги пригодились, когда Климин запустил в производство уже собственную партию очков. Дело, надо сказать, весьма трудоемкое. Проволока специального сплава, необходимая для изготовления оправы, и стекла для очков приходилось доставать на закрытых оборонных заводах. Помогали Климину знакомые, которым он хорошо платил. Чтобы придать проволоке необходимую "каплеобразную" форму, ее пропускали через так называемые вальцы. Потом в зависимости от спроса покрывали либо хромом, либо позолотой. Вставляли стекла и пропускали через специальный пресс. В общем, сплошная головная боль, да еще в домашних условиях. Нет, сам Климин за прессом, конечно же, не стоял -- на него уже тогда трудились несколько наемных рабочих. Реализовывали очки тоже по своим каналам -- в производственных коллективах, через фарцовщиков. В общем, нормальный бизнес по-советски. "Дефицит" звучит гордо
Однако Климин никогда не "зацикливался" на чем-то одном -- параллельно с производством очков он развивал другие сферы своего подпольного бизнеса. Делал мебель, клепал заклепки, выдумывал рисунки для термопереводных аппликаций. -- Я делал все, что было тогда дефицитом и хорошо продавалось,-- говорит Климин. Также в домашних условиях Анатолий Владимирович вместе со своим другом Александром Мозговым мастерил дефицитные настенные календари и вымпелы. Многие удивлялись: как такое возможно? На самом деле технология очень проста, специалистам она известна под названием "шелкография". Вырезанные вручную трафареты заливаются специальным химическим раствором (тем, кто разбирается в химии, ничего не стоит изготовить его в домашних условиях), сушатся -- и календарь готов. Надо сказать, Климин крупно рисковал. О его деятельности знали все соседи, так что Анатолий Владимирович до сих удивляется, почему его ни разу не посадили... Очень часто Климин наезжал в Москву. В основном затем, чтобы достать дефицитные журналы и каталоги мод. Именно они служили Анатолию Владимировичу источником вдохновения: фасоны платьев и костюмов, которые по его заказу шились в подпольных цехах, а потом выгодно продавались с рук, Климин передирал оттуда. Но особенно Анатолий Владимирович увлекался любимым с юности занятием -- переводом термоаппликаций на ткань. Совмещал, надо сказать, приятное с полезным. Это было и интересно, и в то же время необычайно выгодно. Столичные цеховики, подпольно производившие майки и вязаные шапочки, просили Климина изготовить аппликации с лейблами известных фирм (Puma, например) для украшения своей продукции. Почему именно Климина, спросите вы? А потому, что молодой уфимец был единственным в СССР человеком, которому удалось разгадать секрет производства таких аппликаций. Возможно, кто-то другой тоже умел изготовлять переводные картинки, но после первой же стирки они стирались. Знакомые Климина рассказывают, что как-то он заперся у себя комнате, обложившись учебниками по химии, и, просидев там целую неделю, вышел с разгаданным секретом несмываемых аппликаций. Кстати, свое ноу-хау Климин не выдал до сих пор. Аппликации тогда пользовались бешеным спросом. Иметь картинку на футболке или куртке по тем временам было пиком "крутизны" -- и за них всегда хорошо платили. Так что бедным человеком Климин себя назвать тогда никак не мог: ездил на собственном автомобиле, одевался исключительно в "Березке", очень скоро купил себе небольшую квартиру в столице. Деньги есть -- Уфа гуляем...
С приходом перестройки, когда разрешили кооперативы, Климин наконец стал настоящим бизнесменом: "Я понял, насколько прибыльнее работать легально". И в самом деле. На второй день после учреждения собственного кооператива, который носил весьма романтическое название (то ли "Восток", то ли "Заря"), Климин, по его признанию, заработал в десять раз больше, чем за все прошедшие годы своей нелегальной деятельности. Он стоял на колхозном рынке в Уфе и продавал термопереводные аппликации для детей. Рядом с Климиным его друг и гендиректор новорожденного кооператива при помощи утюга демонстрировал, как картинка "работает". За считанные часы все аппликации были распроданы, а новоиспеченные бизнесмены заработали аж на три автомобиля. В общем, когда дело пошло в гору, Климин стал совершенно легально зарабатывать по 40 тысяч рублей ежемесячно. Справка: средняя зарплата рядового служащего составляла тогда 120--150 рублей. Деньги, как и положено хорошему бизнесмену, Климин реинвестировал, то есть вкладывал в собственное производство. И уже к началу 90-х открыл в Уфе частный магазин -- в числе прочих товаров там была представлена и его первая коллекция женских платьев из "вареной" джинсовки с очень модными тогда металлическими заклепками. К тому времени, когда Анатолий Климин надумал перебраться в Москву, он успел не только разбогатеть, но и развестись со своей первой женой, которая помогала ему во всех начинаниях. Холостой, богатый и молодой (Климину тогда было чуть-чуть за тридцать), он казался лакомым кусочком для всех уфимских барышень, которые все как одна мечтали выйти за него замуж. Но Климин оставался неприступен: по собственному признанию, идеальной спутницей жизни ему представлялась женщина, по типажу сходная с актрисой Натальей Варлей. Друзья, знавшие о такой слабости Климина, ездили по всей Уфе и через знакомых подыскивали ему подружек, похожих на "кавказскую пленницу". Одной из таких знакомых оказалась 19-летняя студентка нефтехимического института Оксана -- ее приятельница была как раз такой девушкой, каких предпочитал Анатолий Владимирович. Когда Оксана повезла Климина знакомиться с подругой, той не оказалось дома. Чтобы хоть как-то сгладить разочарование, Анатолий Владимирович пригласил Оксану в ресторан. В итоге через несколько месяцев они поженились и в Москву переехали вместе. Позже, когда супруг уже добился известности, Оксана в пику ему сама стала заниматься моделированием одежды и создала фирму "Клима". Анатолий Владимирович клянется, что ничем, в особенности деньгами, ей не помогал. Чтобы держать марку
Бизнес в Москве Климин открыл не сразу. Некоторое время он был дилером крупной канадской компании по продаже одежды "Джозеф Рибкоф". Компания как раз собиралась налаживать торговлю в Москве, а у Климина были в Канаде близкие друзья-эмигранты, к тому времена уже твердо стоявшие там на ногах. Они-то и порекомендовали Климина фирме "Рибкоф". Надо сказать, Анатолий Владимирович и здесь проявил себя толковым организатором: он очень быстро наладил торговлю, и дела у канадской компании пошли в гору. Но к тому времени Климин уже загорелся идеей создавать собственные вещи, стал придумывать эскизы моделей. Часто, бывая в Канаде, он оставлял на местных фабриках лекала, и там быстро шили по ним одежду. А в Москве Климин ее продавал. В общем, у Климина-бизнесмена все складывалось настолько хорошо, что руководство канадской компании поставило Климина-менеджера перед выбором: или он остается в компании и прекращает свое "баловство", или же без лишних споров уходит. Как говорят знакомые, решение Климину далось нелегко. Но все же он выбрал собственный бизнес. Свой первый магазин Климин открыл в начале 90-х годов в Канаде -- наверняка не без помощи своих русских друзей. Трогательную историю о том, как таможенник по ошибке назвал Климина "Клаймом" и как благодаря этому курьезу на канадской земле появилась фирма "Том Клайм", Анатолий Владимирович уже пересказал всем, кому только возможно. Правда, бытует еще версия, что Климин, желая побыстрее раскрутить свою марку, специально выдумал такое название, играя на созвучии "Том Клайм" -- "Кельвин Кляйн". Однако сам Климин это опровергает. В начале 90-х, говорит, он и знать не знал о том, кто такой Кельвин Кляйн. Второй магазин за границей, уже в Париже, Климин открыл после того, как "раскрутился" и получил известность на родине. Запах для женщины
В России сейчас около двухсот магазинов "Том Клайм". Но торгуют они не только одеждой. В погоне за "мешком денег" Климин перепробовал много других занятий -- производство фарфоровой посуды, детских кукол, разработку компьютерных программ. И все под маркой "Том Клайм". Пока эти сферы бизнеса Климин широко не рекламирует, но уверен, что они станут не менее известными и популярными, чем его коллекции прет-а-порте. Многих не оставляет вопрос: как это Климину удается каждый месяц создавать новую коллекцию? Ведь по логике вещей это процесс трудоемкий и занимает много времени. Ничего удивительного. Ведь Климин не рисует каждую модель на бумаге -- он "верстает" ее на компьютере. Ноу-хау Анатолия Климина, которое он держит в глубоком секрете,-- это компьютерная программа, которую Климин создал вместе со своими программистами. Она называется Inside и позволяет за несколько часов создать несколько сот моделей одежды. Творческий процесс выглядит примерно так. На экране появляется силуэт модели. Компьютеру дается установка: "воротник". На экране появляется бесчисленное множество форм и фасонов воротников -- Анатолию Владимировичу остается лишь выбрать то, что ему по вкусу. По аналогии подбираются фурнитура и отделка. Климин дружит со многими российскими бизнесменами и почти со всеми отечественными кутюрье. Большинство из них высоко отзывается о том, что он делает. Умар Джабраилов, президент группы "Плаза": "Климин -- один из немногих российских бизнесменов, кто раскручивает (и весьма удачно) на мировом рынке отечественную марку. Кто работает на российских мощностях и создает рабочие места. Климин делает все хорошо и со вкусом: хорошо продвигает свой товар, у него очень мощная реклама". Насчет рекламы -- чистая правда. Мало кто сравнится с Климиным по количеству эфирного времени и печатных полос, которые он покупает для рекламы своей фирмы. Рассказывают, в прошлом году Анатолий Владимирович не поскупился и купил пять полос во французском журнале "Пари матч", которые целиком и полностью посвятил обзорной статье о собственной персоне. Сейчас Анатолий Климин поглощен созданием собственного запаха, ведь настоящему "олигарху" от моды просто непозволительно обходиться без именного парфюма. Запах для "Том Клайм" придумывает известный французский парфюмер месье Мамонус -- создатель известных Chanel N19. Правда, пока духи "Том Клайм" можно встретить лишь в маленьких пробничках -- их в качестве "комплимента" дарят в салонах "Том Клайм" при покупке одежды. Скоро Анатолий Климин выпустит весеннюю коллекцию одежды -- почти все модели в ней, включая топы, сарафаны и деловые костюмы, изготовлены из кожи. Климин не сомневается, что его, как и прежде, обвинят в отсутствии вкуса. Но он не обращает на это внимания. И прямой дорогой идет к своему мешку с деньгами.

ИНГЕБОРГА АДОМАЙТЕ