logo
12.04.1999 |

Саратовская элита: стеклянный, алкогольный, деревянный

Как говорят сами горожане, Саратов -- город жлобский, исконно купеческий, торговый. Так и сложилось, что торговцы и посредники за редким исключением имеют здесь больше власти, нежели директора крупных промышленных предприятий. Впрочем, иногда одно другому не мешает.

В Саратове нет таких гигантов промышленности, как АвтоВАЗ или "Норильский никель". Главным образом здесь сконцентрированы оборонка и химическая промышленность, лежащие в развалинах и опутанные долгами перед ТЭКом. Если говорить о бизнесе, то особенность капитализма в отдельно взятой Саратовской области такова, что хозяин тут один -- губернатор Дмитрий Аяцков. Часто все определяется близостью к дяде Диме, как простодушно называют Дмитрия Федоровича местные чиновники. Окружают его небогатые, по московским меркам, бизнесмены, которые, однако, задают тон всему саратовскому бизнесу. "Римская" империя
В Саратове, пожалуй, не найдется человека, который не знал бы фирму "Рим". Но мало кто из простых людей знает, кто стоит во главе этой фирмы. Между тем люди осведомленные считают Григория Гейфмана чуть ли самым влиятельным предпринимателем Саратовской области. Он в отличных отношениях с губернатором. Более двух третей министров саратовского правительства Гейфман знал еще до того, как они стали чиновниками: с кем-то росли в одном дворе, с кем-то учились в одном вузе, с кем-то занимались в одной секции каратэ. Кто-то потом помогал ему завязать знакомства во властных структурах, кого-то он вытягивал во власть своими влиянием и авторитетом. С министрами внешнеэкономических связей Борисом Шинчуком и торговли Ренатом Халиковым Гейфман дружит семьями. Председателя комитета по общественным отношениям Андрея Россошанского знает еще по школе. Со многими членами областного правительства Гейфман поддерживает неформальные отношения за рюмкой коньяка. Традиционная деятельность финансово-коммерческой империи "Рим" -- продажа электронной и бытовой техники. На самом деле это внешняя оболочка. Сфера интересов холдинга намного обширнее, а структура -- сложнее. А началось все в 1988 году, когда выпускник Саратовского политеха Григорий Гейфман, к тому времени десять лет проработавший в конструкторском бюро при оборонном заводе имени Орджоникидзе, создал на этом предприятии кооператив "Базис". Первый же заказ -- создание системы контроля потока посетителей в кооперативных туалетах -- не требовал больших финансовых вложений, но деньги принес приличные. Затем началась более серьезная работа -- производство печатных плат, программных средств для электронной техники. Был даже выполнен один оборонный заказ -- система видеонаблюдения для военных вертолетов. Идея создать крупную холдинговую компанию по управлению различными направлениями бизнеса пришла в 1992 году. Тогда и родилась фирма "Рим". У ее истоков стояли шесть человек, которые до сих пор остаются движущей силой компании. Первым большим делом "Рима" стало соглашение, по которому фирма стала дилером АО СЭПО, выпускающего холодильники. Это был первый опыт создания в городе системы продаж отечественной бытовой техники и продвижения ее на рынок. На этом и поднялась "римская" империя, захватив в то время 70% местного рынка бытовой электроники. Но Гейфман с компаньонами понимал, что на одной торговле долго не продержишься. Поэтому было решено: холдинг зарабатывает и аккумулирует деньги и инвестирует их в развитие новых видов бизнеса. Он же обеспечивает дочерним компаниям политическое прикрытие, контактируя с властью (этим занимается непосредственно Гейфман), выступает своеобразным инкубатором для зарождения и развития бизнеса. Ныне Григорий Гейфман и его партнеры имеют право утверждать, что не "Рим" зависит от политиков, а наоборот -- его компания нужна власти. Дело в том, что областному кабинету министров ввиду активной публичной политической деятельности саратовского губернатора Аяцкова не остается ничего другого, как показывать реальный рост экономики области. А "Рим" с его сотнями миллионов "живых" денег в обороте и возможностью быстро развернуть тот или иной проект доказал, что может быть полезен. Для Гейфмана же решающим во взаимодействии с властью остается принцип целесообразности -- все областные программы, в которых "Рим" играет главенствующую роль, должны быть престижны и выгодны не только с точки зрения имиджа компании, но и по деньгам. Так, сейчас с АвтоВАЗом ведутся переговоры о том, чтобы все финансовые расчеты за поставки на автозавод комплектующих, осуществляемые предприятиями области, шли через контролируемый "Римом" банк "Экспресс-Волга". Завершаются переговоры по грандиозному для Саратовской области инвестиционному проекту -- сборке комбайнов американской компании "Кейс" на Саратовском авиационном заводе. Гейфман добивается, чтобы и здесь финансовым агентом выступил банк "Экспресс-Волга". Оба этих проекта очень важны для областного правительства. А "римская" финансовая империя за счет них еще более укрепится. Григорий Гейфман не был комсомольским функционером. В отличие от многих бизнесменов его поколения, он пошел не по политической линии, а по спортивной. Девять лет Гейфман занимался каратэ, завоевал все пояса и разряды, дошел до судьи международной категории. Между тем из секций восточных единоборств вышла не только саратовская братва, но и многие местные предприниматели и политики. Этим во многом объясняется то влияние, которое впоследствии приобрел Гейфман в области. Внешне Гейфман угрюм и сердит. Но "римляне" говорят, что у него довольно мягкий характер и демократичный стиль руководства. У Гейфмана неплохой вкус -- одевается он спокойно и стильно. Несколько месяцев назад наконец переехал в новую просторную квартиру в престижном районе на набережной Волги. А до этого жил в обычной малометражке, пока компаньоны не одолели, что, мол, живет он не по статусу, а должен иметь, как выражается саратовский губернатор, соответствующую "среду обитания". Дизайном новой квартиры занималась молодая жена --выпускница филфака, которую Гейфман называет архитектором домашнего уюта. Самая любимая еда Гейфмана -- та, которую готовит "вторая половина". Ни одно ресторанное меню не может ему заменить ее вегетарианские супчики.
%???%????????????
Другим влиятельным бизнесменом в Саратовской области примерно два года назад стал Роман Пипия, глава саратовского ликеро-водочного завода "Ликсар". К губернатору Аяцкову Пипия близок настолько, что считается, будто его "Ликсар" -- закрытая для проверок фискальных органов структура. Подтверждение тому -- громкий скандал с отставкой начальника областного УВД Владимира Булгакова осенью прошлого года. Как рассказал Булгаков в недавнем интервью одной саратовской оппозиционной газете, он был уволен за то, что в феврале прошлого года начал следственные действия в подразделениях "Ликсара". "Когда мы начали проверять "Ликсар", Дмитрий Федорович Аяцков мне лично заявил: "Ты перешел красную черту. Отныне тебе не будет работы не только в Саратове, но даже в Красноярске",-- уверяет Булгаков. Руководить саратовским ликеро-водочным заводом32-летнего предпринимателя Романа Пипию поставил сам губернатор Аяцков. До этого Пипия был предпринимателем средней руки: после окончания кооперативного института работал заместителем директора в двух крупных саратовских магазинах, затем в 1988 году основал собственную фирму "Орби", которая делала колбасу. Почему он приглянулся Аяцкову, доподлинно неизвестно, но, говорят, они хорошо знакомы еще по работе в саратовском Птицепроме, где нынешний губернатор был заместителем директора. Аяцков, который стремится контролировать все финансово важные производства, не мог доверить такой стратегический объект, как ликеро-водочный завод, чужаку. Ведь производство водки -- одно из немногих источников получения "живых" денег. Теперь Пипию частенько можно встретить в приемной Аяцкова -- о чем они переговариваются с глазу на глаз, знают, может быть, лишь особо приближенные. Роман Пипия родился в Гаграх, как говорят, в очень известной в криминальных кругах семье. Человек он вспыльчивый, обидчивый, но отходчивый и очень честолюбивый. После того как Пипия возглавил "Ликсар", саратовская ликеро-водочная компания преобразилась. Значительно расширился ассортимент продукции, улучшился дизайн бутылок. Во время своего недавнего приезда в Саратов бывший первый вице-премьер Борис Немцов признался, что весь вечер общался с двумя губернаторами Поволжья. Одним из них был Дмитрий Аяцков, другим -- фирменная водка. Сам Пипия полагает, что у него сегодня только один конкурент -- знаменитый московский завод "Кристалл". Реализация ликсаровской водки составляет 60--70% объема торговли всех саратовских алкоголепроизводителей (всего 1 млн. декалитров -- 20 млн. рублей). Во многом этому способствует поддержка губернатора. Местные власти поставили цель увеличить налоговые сборы с водки до 30% областного бюджета. Этим вызвано агрессивное лоббирование интересов "Ликсара" со стороны обладминистрации. В Саратове еще памятна водочная война, которую развернули местные власти против фирм, торгующих ввозимой водкой. Вышло специальное постановление областного правительства, обязующее магазины не менее 50% своего водочного оборота делать на продукции "Ликсара". Прокуратура несколько раз опротестовывала незаконные решения местных властей. Документы отменялись, но вскоре принимались аналогичные, только в новой редакции. Начались массовые проверки магазинов и киосков. Совместные рейды, в которых участвовали все фискальные органы -- от санэпиднадзора до налоговых полицейских, обрушивались на коммерсантов по нескольку раз в неделю. Эти акции возымели действие. В магазинах стало мало левой водки, почти исчезла импортная, расширился ассортимент местных спиртных напитков. В конце прошлого года "Ликсар" был тихо акционирован -- даже журналисты узнали об этом постфактум. 49% плюс "золотая акция" (право вето на решения собрания акционеров) остались у государства. Кому принадлежит оставшийся пакет в размере 51% акций -- никому, кроме Аяцкова и Пипии, неизвестно. Пипия проводит на "Ликсаре" политику единоначалия и лично контролирует все направления деятельности компании. Работники "Ликсара" положением дел довольны. Еще бы, промышленных предприятий, вовремя выплачивающих довольно высокую зарплату (1000--1500 рублей в месяц), в Саратове единицы. А в начале прошлого года Роман Пипия открыл и финансирует еженедельник "Саратовские губернские ведомости". Поговаривают, будто Аяцков всерьез решил сделать ставку на молодую газету как на главный рупор областной исполнительной власти вместо неповоротливых "Саратовских вестей", неспособных, как полагают некоторые аналитики обладминистрации, создать губернатору достойный имидж. В конце февраля этого года Пипия был неожиданно назначен президентом новой региональной компании "Зерно Поволжья". Эта структура была создана по инициативе Пипии и задумана как продовольственная монополия, которая займется формированием регионального продовольственного фонда и обеспечит работой крупные перерабатывающие предприятия области. По сути, "Зерно Поволжья" станет контролировать товарные и финансовые потоки на областном продовольственном рынке. Мало кто в Саратове верит, что здесь обошлось без участия Аяцкова, хотя губернатор и заявил о своей непричастности к созданию компании. Все понимают: Пипии предстоит создать систему абсолютной подконтрольности губернатору крупнейших перерабатывающих предприятий. Лес рубят -- деньги летят
В начале 90-х годах на авансцене саратовского бизнеса появилась структура, породившая множество слухов, потому что в короткие сроки стала чуть ли не самой влиятельной в области. Это группа "Нарат", а возглавляет ее Камиль Аблязов. В Саратове ходят слухи о так называемой татарской мафии, костяк которой составляет "Нарат". В самой фирме считают, что эти слухи распустили конкуренты и бандиты, под чью крышу в свое время не захотел пойти Аблязов. Когда его бизнес только начинался и на предприятие впервые пожаловали рэкетиры, было решено не делиться кровно заработанным и создать свое охранное предприятие. "Если не хочешь кормить чужих дядей, приходится содержать свою армию",-- говорят в "Нарате". Теперь, пожалуй, это действительно самое мощное в области охранное формирование, которое оберегает сотни объектов, входящих в структуру "Нарата". А начиналось все в 1987 году, когда Камиль и Рашид Аблязовы, Ильдар Салимов и Марат Таутинов открыли кооператив "Весна", зарегистрированный в Саратове под N1. Кафе и салон компьютерных игр стали первым их бизнесом. Для того чтобы запустить проект партнеры продали свои "Жигули". Затем арендовали два столярных цеха, где начали делать тару для завода "Техстекло". Заработав первоначальный капитал, приступили к производству мягкой мебели. Тогда это был огромный дефицит. Удачная раскрутка товара позволила Аблязову сделать первую крупную покупку -- силикатный завод. Аблязов смекнул, что люди будут строить всегда, потому на кирпичи спрос останется, несмотря ни на что. Так было положено начало ФПГ "Нарат". Далее создается банк "Нарат", входящий сегодня в пятерку крупнейших саратовских кредитных учреждений (собственный капитал 18 228 млн. рублей). Удачные операции с ваучерами и участие в чековых аукционах принесли "Нарату" контроль над АО "Микрошлиф" (Саратовский станкостроительный завод) и АО "Саратовский институт стекла", а также над хлебной базой, мукомольным заводом и другими предприятиями. Кроме этого, банк "Нарат" начал заниматься самыми рентабельными видами бизнеса: зерном, нефтью, рыбопереработкой, производством стекла и стройматериалов. К Камилю Аблязову приходили с заманчивыми предложениями производить хлебное вино "Иван Грозный" (водку по старинным рецептам) или заняться фармацевтикой, но он отказался. Он принципиально не хочет иметь дело с тремя видами бизнеса: производством алкоголя, оружия и наркотических средств. Окружение Камиля Аблязова говорит, что он умеет просчитывать ситуацию на несколько шагов вперед. Его оценки, казалось бы, невероятные сегодня, в дальнейшем оправдываются. Например, в то время как первая волна предпринимателей занимались торговлей-закупкой, Аблязов настоял на открытии своего деревообрабатывающего производства, страшно убыточного в ту пору. Сейчас деревообработка стала очень выгодным делом. Речь идет об экспорте древесины, изготовлении мебели и продаже ее в тот числе за рубеж. Кстати, слово "нарат" переводится с татарского как "сосна". Аблязов -- правоверный мусульманин. Он происходит из знатного татарского рода и считается одним из самых влиятельных людей в местной татарской общине, которая в Саратове объединяет более 5% населения. Аблязов поддерживает деловые отношения с бизнесменами всего Ближнего Востока. Как уверяют в "Нарате", Аблязов был первым россиянином, посетившим Саудовскую Аравию не как турист, а как бизнесмен. Аблязов -- человек внешне очень спокойный, у него трое детей, и он воспитывает их по так называемой японской системе: не ругает и не наказывает их. В меню Аблязова преобладают морские продукты -- креветки и прочая водяная живность. Мясо ест редко и предпочитает конину. Одежда у него весьма демократичная: джинсы, джемпер, недорогая рубашка из местного универмага. Вот уже пять лет ездит на "вольво". Человек он необщительный, с журналистами не встречается, на публике появляется редко, саратовского бизнес-бомонда сторонится. Характер хозяина отражается и на "Нарате". Это структура закрытая, информация о ней скудная. Даже свою продукцию "Нарат" почти не рекламирует. У Аблязова не сложились отношения с губернатором Дмитрием Аяцковым, но причины обоюдной неприязни скрываются. На поверхности лишь то, что саратовские власти не хотят усиления независимого "Нарата". Может быть, поэтому делегацию бизнесменов из США, которые намеревались наладить совместно с "Наратом" производство игровых автоматов на практически простаивающем станкостроительном заводе, губернатор не принял, и проект провалился. Возможно, по той же причине была блокирована выдача зарплаты работникам обанкротившегося химического гиганта "Нитрон". Деньги на зарплату дал Аблязов, пытаясь договориться с кредиторами предприятия и реанимировать производство. Хрустальный король Поволжья
Начало новой эры в жизни одного из трех российских стекольных гигантов -- "Саратовстекла" -- связывают с избранием на пост генерального директора делового и энергичного Александра Либермана, работавшего до этого первым замдиректора завода. Было это в 1997 году. Либерману повезло с крупными акционерами: "Альфа-Капитал" и Гарвардский фонд (Чехия, дочерняя структура "Альфы"), владеющие примерно равными пакетами акций (25% и 26%), нашли общий язык и договорились о единой инвестиционной политике. Этот союз помог удачно реализовать инвестиционный проект на сумму $26 млн. по производству качественно нового многослойного листового и комплектного автомобильного стекла. В результате "Саратовстекло" стало поставщиком автомобильных стекол почти на все автозаводы России. Правда, на заводе еще не добились нужного уровня управления -- идет обновление команды менеджеров среднего звена. Поэтому Либерману приходится быть в курсе всего. На работе он с раннего утра и до позднего вечера, практически без выходных, домой приезжает только спать -- словом, никакой личной жизни. Жена его тоже занялась бизнесом -- владеет коммерческой фирмой и рестораном. Либерман старается не ввязываться ни в какие политические интриги или деловые скандалы. Хоть это и весьма заметная личность в Саратове, в городе не слышали ни одной сколько-нибудь скандальной истории, связанной с именем гендиректора "Саратовстекла". Либерман -- авторитет для деловой и промышленной элиты города. Не каждый саратовский директор может похвалиться десятками миллионов долларов налоговых платежей в бюджет. Среди рабочих генерального директора также уважают: на заводе нет задержек с зарплатой, более того, деньги дают два раза в месяц, как в советские времена. Да и сам Либерман похож скорее на "красного директора", чем на "нового русского". Он сохранил все традиции, сложившиеся в "старые" времена. Доски и книги почета, знамя и гимн завода, экономическое соревнование, сохраненная с одобрения московских акционеров социальная инфраструктура. Все это приятно людям, работающим здесь. Поэтому можно уверенно говорить, что лично Либерман контролирует 38% "Саратовстекла", которыми владеет коллектив. На "Саратовстекле" в начале 1998 года ставился вопрос о закрытии производства хрусталя, как это уже сделали многие стекольные заводы страны. Но в течение года удалось найти новую "хрустальную нишу" и переориентироваться на выпуск офисных светильников, массовых и эксклюзивных сувениров и художественных произведений мастеров по индивидуальным заказам. Теперь успешное спасение хрустального производства ставят в заслугу лично Либерману. Хрустальной короной, сделанной на "Саратовстекле", "короновался" президент РФ Борис Ельцин во время своего визита в Саратов. Фото этого действа обошло все газеты мира.
Рейтинг бизнес-лидеров Саратовской области

Место Бизнес-лидер Приблизительный объем активов всех контролируемых предприятий Приблизительный оборот всех контролируемых предприятий Состав и сфера деятельности контролируемых предприятий
1 Григорий Гейфман $150 млн. -- Холдинговая компания ООО "Рим", АО "Текона" (компьютерная техника), АО "Рубеж" (производство охранных систем), банк "Экспресс-Волга", балаковский элеватор, "Волгатранстелеком" (АТС, оптико-волоконная линия)
2 Александр Либерман $73 млн. $47 млн. АО "Саратовстекло" (три завода: по производству листового стекла, товаров народного потребления, по промышленной переработке стекла без права юридического лица) и 14 филиалов завода в России
3 Камиль Аблязов $25 млн. $250 млн. Холдинговая компания АО "Нарат", "Наратбанк", АО "Саратовский институт стекла", АО "Микрошлиф" (Саратовский станкостроительный завод), хлебная база (город Энгельс), сеть предприятий деревообработки, среди которых мебельный комбинат, леспромхозы, молокозавод (город Пугачев), асфальтобетонный завод, АО "Гео-Нарат" (добыча и переработка нефти), 6 нефтебаз и сеть АЗС, силикатный завод (производство кирпича), сельхозугодья 6000 га, страховая и инвестиционная компании, гостиница в Литве, сеть магазинов, торгующих разнообразными товарами, от продуктов до ювелирных изделий и предметов роскоши
4 Роман Пипия $15 млн. $20 млн. В структуру АО "Ликсар" входит три ликеро-водочных завода в Саратове, Балашове и Пугачеве, а также единственный в области спиртовой завод в Аркадаке, сеть фирменных мини-маркетов, "Ликсар-плюс" (производство безалкогольных напитков и слабоалкогольных коктейлей)


АНАСТАСИЯ ЯЦКЕВИЧ, ВАДИМ РОГОЖИН