logo
08.10.2001 |

Новости от Жанны Агалаковой

Весной этого года ведущая ОРТ Жанна Агалакова вышла замуж. Удивительно не то, что ее муж Джорджио -- гражданин Италии. Удивительно другое: помолвлены они были десять лет назад, и за это время, живя в разных странах, не расплескали нежных чувств друг к другу.
Лариса Левина: Телезрители узнали вас, Жанна, в 1995 году, когда вы начали работать на канале "Деловая Россия". А что было до этого? Жанна Агалакова: Детство в городе Кирове, журфак МГУ. Был момент, когда я хотела журналистику бросить. Это сейчас, попивая кофе в моей собственной, не так давно отремонтированной квартире, можно подумать, что я очень уверенный и потому успешный человек. На самом деле я робкий "заяц". Иногда мне кажется, что все мои достижения случились не благодаря, а вопреки моему характеру. После университета я полтора года работала в телестудии МВД, и меня поставили перед выбором: либо надевай погоны (и получай повышение в должности и прибавку к жалованию), либо уходи. Я предпочла последнее. Год работала в Международной ассоциации по борьбе с наркотиками. Тогда я чувствовала себя на передовой: я очень много знала о наркотиках и методах борьбы с ними. Л.Л.: И каковы же методы? Ж.А.: Это отдельный разговор, проблема так остра, что ее нельзя касаться всуе, мимоходом. Единственное, что могу сказать: десятилетия запретов ни к чему не привели, наоборот, стало даже хуже -- число наркоманов растет. Ситуация становится тупиковой. Может быть, пойти другим путем, например, легализовать легкие наркотики? Думаю, государство может взять процесс под свой контроль. Л.Л.: Как -- продавать марихуану в аптеках? Ж.А.: В аптеках или в кафе, как в Голландии. Но запрещать -- не выход. Л.Л.: Вернемся к вашей биографии. Что же было потом? Ж.А.: Какое-то время я была "свободным художником" -- писала статьи куда только возможно, переживала, когда их не печатали. Мне казалось, у меня нет никаких перспектив. Если бы не Джорджио, мой будущий муж, мое солнышко, мое золотко, я бы окончательно разуверилась в себе. Л.Л.: Расскажите, пожалуйста, о вашем знакомстве. Ж.А.: Впервые мы увидели друг друга в октябре 1991 года в Суздале, на Международной конференции по борьбе с организованной преступностью. Джорджио влюбился в меня с первого взгляда и пять дней не отходил ни на шаг. В то время он учился на втором курсе Римского университета, на физфаке. Ему было 19, мне -- 25. Его отец, известный криминалист, сотрудник ООН, был одним из организаторов форума в Суздале. Вернувшись в Рим, Джорджио начал звонить мне каждый день, потом приехал в Москву на Новый год. Когда моя мама спрашивала: "Ну, какой он, расскажи", -- я отвечала: "Такой как я, только мальчик". По складу характера, отношению к жизни мы удивительно похожи. Мы договорились, что он приедет летом. В тот период нам пришлось особенно трудно. Не было работы и денег, приходилось питаться исключительно макаронами. За пару месяцев оба похудели на восемь килограммов. Дело дошло до того, что однажды в магазине я украла для любимого буханку хлеба. Джоржио нисколько не смутил мой отчаянный поступок -- он был доволен, что в меню появилось хоть какое-то разнообразие. Л.Л.: И когда же темная полоса закончилась? Ж.А.: В конце концов Джорджио уехал в Рим сдавать экзамены, я нашла работу в РИА "Новости", в отделе светской хроники. Но у меня была мечта -- работать на телевидении. Мне даже снилось, как я монтирую репортажи. Агентство РИА "Новости" находится на Зубовском бульваре, 4. В том же здании начали организовывать новый телеканал "Деловая Россия". Знакомые сказали: "Надень все самое прекрасное, что у тебя есть, спустись на несколько этажей, постучи в редакцию и скажи: "Я -- те молодые силы, которые вы ищете". С третьей, по-моему, попытки я нашла Сашу Акопова, который делал канал, и он для начала предложил мне подготовить десятиминутный репортаж о ядерном топливе. Дома у меня началась истерика. "Джорджио (он как раз был в Москве), -- плакала я. -- Через несколько дней все поймут, что я ничего не могу. Какое ядерное топливо?! Я два года занимаюсь исключительно светской хроникой!" "Подожди! -- сказал Джорджио. -- Ты еще ничего не сделала. Самое трудное -- первый шаг. Я тебе объясню схему деления уранового ядра". На третьей минуте его рассказа я перестала понимать слова и почти уснула. И тем не менее через пару недель я сделала не один, а два десятиминутных репортажа, и еще не вся информация в них вошла. Л.Л.: Потом вас пригласили на НТВ. А как развивался роман? С родителями мужа вы познакомились? Ж.А.: В первый мой приезд в Италию отец Джорджио был дружелюбен без энтузиазма. Но когда я уже работала на НТВ, произошел занятный случай. Мой будущий свекор постоянно курсировал между Америкой и Европой, Африкой и Юго-Восточной Азией. Как-то он был на очередной международной конференции в Австралии и там спросил одного коллегу из России, знает ли он такую девушку -- Жанну Агалакову. "Да, конечно", -- сразу ответил собеседник. И отцу Джорджио стало как-то легче: он начал относиться ко мне... ну, может, не как к равной, но с видимым уважением. Л.Л.: А жениться вы думали? Ж.А.: Предложение руки и сердца Джорджио сделал через полгода после знакомства. Все было как положено: роскошный по тем временам ужин при свечах, кольцо с бриллиантом. Он встал на одно колено и спросил, согласна ли я быть его женой. Я тут же ответила "да", хотя, может, и надо было взять для приличия паузу, сказать: "Я подумаю". В течение последующих девяти лет мы были помолвлены. Л.Л.: Как же вы вырулили к свадьбе? Ж.А.: Приближался юбилей -- десять лет знакомства. И мы подумали: почему бы не устроить праздник? Самыми горячими противниками оказались друзья мужа. Хотя практически все они давно живут в гражданских браках, у некоторых есть дети, а то и несколько, но никто пока не женился. Мужчины в Италии предпочитают как можно дольше оставаться холостяками. "Слушай, -- говорили они Джорджио, -- хочешь праздник, сделай его в честь Жанны. Регистрироваться-то зачем?!" Но нам хотелось пожениться, да и надоело постоянно решать формальные вопросы, связанные с пересечением границ. Л.Л.: Что такое итальянская свадьба? Ж.А.: Это очень важное событие. Готовиться к ней начинают за год. Мы уложились в три месяца. Самым сложным оказалось найти замок, куда можно было бы пригласить гостей, -- мы хотели непременно торжество в замке. Один был тесноват, во втором шел ремонт, за месяц до свадьбы еще ничего не было ясно. В конце концов подходящий монастырь (переделанный под гостиницу с банкетным залом) нашла я -- из Москвы, по Интернету. Мне так понравилась фотография, что я сразу туда позвонила: свободно ли помещение на такое-то число. "Сейчас директора нет, -- сказали мне. -- Может, мы вам перезвоним?" -- "Я из Москвы". -- "Из какой -- из той самой?!" Джорджио отправился смотреть монастырь. Я звонила ему каждые десять минут: "Ты доехал?" У меня эфир, а голова занята совсем другим. Наконец он туда добрался и единственное, что смог сказать: "Это восхитительно". Свадьба была замечательная: собралось около ста гостей, пятнадцать приехали из России. Когда все закончились, мы с Джорджио посмотрели друг на друга и перевели дух: "Объект сдан". Л.Л.: Что-нибудь изменилось после свадьбы? Ж.А.: Пока нет. Мы живем на две страны. Еще полтора года Джорджио будет учиться в аспирантуре в Италии, потом защитит докторскую диссертацию. Он занимается теоретической физикой, полупроводниками и проводниками при сверхнизких температурах. Как он шутит: "Изучаю личную жизнь электронов в условиях вечной мерзлоты". Продолжит ли он научную карьеру или уйдет в бизнес, посмотрим. В любом случае, имея научную степень, легче найти работу. Л.Л.: А то, что вас узнают на улицах, его не задевает? Ж.А.: Должность на визитке мало что определяет в личных отношениях. Узнают или нет -- не важно. Все основные решения в нашей жизни принимает Джорджио. Я ничего не делаю без его совета, как он скажет, так и поступаю. И получаю от этого огромное удовольствие. Мужчина должен нести ответственность, мне это очень нравится. Л.Л.: Вы ушли с НТВ, когда компания была на пике. А почему? Ж.А.: Моя карьера не двигалась. Только сегодня ребята, с которыми я работала утром, выходят в эфир в прайм-тайм. Но для этого должны были произойти известные драматические события. А тогда... Я три года работала по ночам, это очень трудно. В полночь встаешь, в два часа ночи на работе, и так два-три дня в неделю, три года подряд. А ОРТ предложило мне вести вечерние новости -- и я согласилась. Л.Л.: Переход дался легко? Ж.А.: Тяжело. На НТВ в коридорах евроремонт, хорошие компьютеры, новые столы, чистые туалеты. На ОРТ в то время -- обшарпанные столы и стулья и люди возрастом за пятьдесят, которых называют по имени-отчеству. Первое время мне казалось странным, что могут быть такие коллеги и начальники. Но потом оказалось, что коллектив из людей разного возраста имеет свои преимущества. Л.Л.: А в программу Познера "Времена" как вы попали? Ж.А.: Когда мне предложили участие в этом проекте, я, с одной стороны, была крайне польщена. С другой -- прекрасно понимала, что есть огромная планета по имени "В.В. Познер", рядом с которой я буду лишь маленьким спутником. Равноправного партнерства не может быть по определению. Я согласилась при условии, что не буду давать никаких оценок и озвучивать комментарии, написанные хоть мной, хоть кем-то другим. Я -- ведущая новостей и остаюсь нейтральной. Вопросы и комментарии -- поле Владимира Владимировича. Л.Л.: Но иногда вы все-таки вопросы вставляете... Ж.А.: Иногда прорывает, особенно если говорят парадоксальные вещи или то, с чем я резко не согласна. Л.Л.: А свободное время у вас есть? Ж.А.: Девять дней я работаю, пять отдыхаю. Это как вахтовый метод у нефтяников: погрузили на платформу -- и все, никуда не денешься. Раз в месяц, на пять дней, я летаю в Рим. Оставшиеся пять дней нужны хотя бы для того, чтобы заплатить за квартиру и пообщаться с друзьями. Если Джорджио прилетает в Москву, то задерживается на пару недель. Отпуск мы проводим вместе. Иногда я играю в теннис, в детстве у меня был разряд по художественной гимнастике, с тех пор осталась потребность двигаться. Обожаю ходить в консерваторию. У меня есть любимые места. Вообще-то, самым престижным там считается шестой ряд, потому что перед ним больше пространства, можно вытянуть ноги. А на самом деле -- лучший пятый: никто тебе в затылок не дышит, не чихает. Я ведь окончила музыкальную школу, и мне последнее время снится, как я покупаю пианино. Жаль, что в моей квартире для инструмента маловато места. Л.Л.: Жанна, вряд ли можно сохранить семью, живя в разных странах. Вы собираетесь определяться? Ж.А.: Конечно. И со страной, где будем жить, и с детьми. Я бы не хотела уезжать из России. Но если муж решит... Внутренне я готова оставить все, чтобы быть вместе с ним.

ЛАРИСА ЛЕВИНА