logo
19.09.2005 |

Посол по России

Чрезвычайный и полномочный посол Королевства Таиланд Сорают Промпот любит путешествия. Особенно по России. А его супруга Амаралак Промпот, наоборот, мечтает, чтобы муж был круглый год рядом.

Придя в назначенный час в бывшую резиденцию Никиты Хрущева, между Пречистенкой и Остоженкой, где расположено посольство Королевства Таиланд, я застала чрезвычайного и полномочного посла Сораюта Промпота в обществе странных молодых людей. Они улыбались и совали дипломату в руки какие-то бумажки. Посол тоже улыбался и угощал посетителей тайскими сластями. По словам охраны, аудиенция длилась уже минут двадцать. Гости говорили только по-русски, посол не понимал ни слова. Это было хорошо — ушлые ребята пришли в резиденцию, чтобы впарить билеты в театр (по 700 рублей каждый). И у них ничего не получалось. Проникнуть в апартаменты им удалось с помощью универсального пароля. Они произнесли слово «театр». Сорают Промпот: Вот как плохо, что я не знаю русского языка, — с людьми нормально пообщаться не получается. Вообще-то у нас работают три переводчика, но я предпочитаю говорить без посредников. Сначала, когда меня назначили послом в России в 2003 году, я надеялся выучить русский, но у вас такой сложный язык, что я эту затею бросил. Правда, мои дети русский учат, сын сейчас — студент Московского нефтяного института им. Губкина. Я ему все время говорю: у России большое экономическое будущее, она обязательно займет подобающее ей место в мире. Он мне верит. И занимается теперь нефтью и газом. — Вы полюбили Россию с первого взгляда? С.П.: Скорее, со второго. Первый раз я попал в Москву в 1990 году, незадолго до распада Советского Союза. Стоял январь, было очень холодно, город казался серым, а люди — хмурыми. И везде сплошные митинги. Впечатление от поездки у меня осталось довольно унылое. Второй раз я приехал уже в 2003 году и совершенно не узнал столицу — все переменилось. Город оказался удивительно красивым. Теперь меня дома называют влюбленным в Россию и даже считают прорусски настроенным. — Как вы оказались послом в России? Это случайность? С.П.: Да. Я вообще в жизни плыву по течению. Но, надо сказать, случайность эта — счастливая. Из тех мест, где я был послом (еще на Филиппинах и в Австрии), Россия, как ни странно, оказалась мне ближе всего по духу. Русская культура и литература меня интересовали всегда. Я в четырнадцать лет прочел «Войну и мир» Льва Толстого, читал Максима Горького, очень люблю Пушкина. А моя самая заветная мечта — провести неделю в Эрмитаже. — Как супруга посла перенесла приезд в Москву? Не боялись русских холодов? Амаралак Промпот: После Филиппин мы перебрались в Вену, где было довольно холодно. Конечно, не так холодно, как в России, но у меня было четыре года, чтобы привыкнуть к зиме. Если честно, холод мне нравится. Главная проблема для меня — вовсе не суровый климат, а то, что я не знаю русского языка. Честное слово, пыталась выучить русский и даже несколько месяцев прилежно занималась, но опустила руки. Слишком трудно. — Господин посол, вы ездили по России? С.П.: Я обожаю путешествовать и летаю в основном «Аэрофлотом». Налетал уже 500 тыс. км, так что теперь мне даже полагаются скидки. Только в одном Санкт-Петербурге был раз десять. Кроме того, летал четыре раза в Сибирь, поездил по Дальнему Востоку (Хабаровск, Владивосток, Сахалин), был в Красноярском крае, Якутии… Мне очень нравятся ваши люди в глубинке — они мне напоминают тайских провинциалов: такие же открытые, душевные. Удивительно, но у них те же жизненные ценности. А еще они намного терпеливее, чем жители больших городов, и никуда не торопятся. — Что-нибудь запомнилось особенно? С.П.: Недавно я был в Бурятии, и рейс нашего самолета в Иркутск отменили, а мне надо было попасть в этот город непременно — там была запланирована важная деловая встреча. Мне предложили на выбор поехать на машине или на поезде. Я выбрал путешествие на поезде и не пожалел. Во-первых, в ваших поездах очень чисто и красиво. Во-вторых, совершенно неожиданно принесли очень вкусный дорожный обед, который мы с удовольствием съели. И в-третьих, я почти целый день ехал мимо озера Байкал и любовался закатом. Был еще забавный момент на иркутском заводе, где делают истребители. Мне очень понравились самолеты. Видя мой интерес, руководство завода предложило отправить меня в Москву на истребителе. Я с сожалением отказался. Решил, что это будет слишком сильным испытанием для моего здоровья. — Госпожа Промпот, вы сопровождаете супруга в поездках? А.П.: К сожалению, нет. Я сижу дома, занимаюсь детьми. Но это не значит, что все мои интересы сосредоточены исключительно на домашнем хозяйстве. До рождения нашего третьего ребенка я работала в Бангкоке в крупной финансовой компании. И только после того, как появилась наша дочка, муж уговорил меня оставить работу и заниматься детьми. Сейчас они уже выросли — старший сын получил экономическое образование в США, а теперь продолжает учебу в Москве. Средний занимается музыкой, играет на скрипке, пианино и гитаре и собирается поступать в Беркли, где дают лучшее высшее музыкальное образование. А дочка пока еще школьница. Она очень любит языки и кроме тайского свободно говорит по-немецки, по-английски, по-французски и по-русски. Сейчас я могу уделять время не только семье — возглавляю общество тайских женщин в России. Мы регулярно встречаемся и проводим различные мероприятия. Например, сейчас готовим благотворительный базар, который состоится в конце сентября в гостинице «Балчуг-Кемпински»: мы привезли из Таиланда много удивительно красивых вещей, которые выставим на продажу. А все средства, вырученные от базара, передадим в московские детские дома. — Господин посол, первый визит главы России в Сиам состоялся в 1891 году. Второй — в 2003-м. Это вы его подготовили? С.П.: Нет, это не моя заслуга — к тому времени я только вступил в должность. Действительно, в 1891 году царевич Николай Александрович во время своего кругосветного путешествия побывал в Сиаме и очень подружился с королем Рамой V. В результате установились дипломатические отношения между нашими странами. Да, я много езжу по России, встречаюсь с деловыми людьми и местной элитой, помогаю им больше узнать о Таиланде. Но не стоит думать, что я занимаюсь исключительно промоушном Таиланда в России. Гораздо больше сил у меня уходит на то, чтобы создать адекватный образ вашей страны у себя на родине. Например, сегодня вечером у меня в гостях будут 30 тайских бизнесменов, занятых в текстильной промышленности. Они приехали сюда ознакомиться с перспективами развития торговых отношений. В 2002 году объем торговли между нашими странами составлял $500 млн., а в этом — мы надеемся достичь $2 млрд. Многих бизнесменов, правда, смущает то, что они не знают законов, языка и не знакомы с русским менталитетом. — Неужели тайцы так мало знают о России? Ведь в Таиланде полно российских туристов. С.П.: Вовсе нет. Среди всех туристов, которые ежегодно приезжают в Таиланд, россияне составляют всего 1%. Но мы надеемся в скором времени увеличить долю российских туристов до 10%. — Ходили слухи, что для россиян могут отменить визы... С.П.: Мы надеемся, что все решится в течение месяца-другого. В идеале хотелось бы, чтобы соглашение было обоюдным, но пока ваше государство не готово смягчить въездной режим для тайцев. Но я оптимист и верю в лучшее. — Вас не смущает, что россияне едут в вашу страну ради секс-туризма? С.П.: Было бы неправильно говорить, что россияне приезжают только за сексом — у нас есть много интересных мест, связанных с историей и культурой. Да и слухи о секс-туризме сильно преувеличены. С одной стороны, в Таиланде очень открытое общество — приветливые люди, популярный тайский массаж; с другой — мы очень консервативный народ. Из 70-миллионного населения только 100 тыс. вовлечены в секс-индустрию. Да и эта часть концентрируется в курортной зоне. Похожая ситуация во многих туристических странах. — А в чем различие? С.П.: В Таиланде обязательно стоит побывать на островах Пхукет и Самуи, в старинных городах Сукхотай и Аундхун и попробовать очень острый суп с морепродуктами и грибами том ям кум. Помните, в 1997 году разразился экономический кризис, который начался в Таиланде. Этот кризис назвали в честь супа — так он знаменит. — Вы производите впечатление очень счастливого человека... С.П.: Я оптимист и действительно считаю, что у меня очень счастливая жизнь. Если я что-то начинаю делать, то просто уверен: все будет хорошо, и так и происходит. Я по рождению буддист, но не религиозен, и убежден, что в жизни человек должен полагаться на самого себя. — Вы в детстве были послушным ребенком? С.П.: Что вы! В детстве я был просто несносным мальчишкой. Родителей не слушался, постоянно сбегал из дома. Мои родители были почтенными бизнесменами и просто не знали, что со мной делать, я был совершенно неуправляем. Первый раз я не пришел ночевать домой в восемь лет. Потом отлучки стали все более долгими, порой я не появлялся дома месяцами. Мы с друзьями удирали на побережье, на модные нынче курорты, и гуляли, купались, ловили рыбу. В общем, наслаждались жизнью. Правда, я был «правильным» лоботрясом — всегда возвращался домой к началу учебного года. Понятное дело, что родителям такое положение вещей не нравилось, и они меня постоянно отправляли в закрытые школы, где учили жизни. Потом меня отдали в частную школу в США. Между тайскими и американскими закрытыми школами большая разница. Если у нас будут сидеть 20 малышей и смотреть по телевизору мультфильмы, то, когда войдут старшеклассники, они просто переключат на тот канал, который им по вкусу. А в США могут сидеть несколько подростков и смотреть бейсбол, а придут 20 малышей и скажут: «Давайте голосовать, кто за какую программу». — Кем вы хотели стать в детстве? С.П.: Послом. Чтобы налаживать связи между народами. Но получилось это случайно. Я, конечно, занимался политическими науками в Мичиганском университете, но это скорее потому, что мне нравилось общаться и много читать. А усердную зубрежку я не любил. Политика как раз подходила. 30 лет назад, проводя каникулы на севере Таиланда, я встретил свою жену. Влюбился, женился и немножко остепенился. А потом довольно быстро сделал дипломатическую карьеру. — А у вас есть мечты, госпожа Промпот? А.П.: Мечтаю, чтобы мой муж был со мной 364 дня в году.