logo
17.03.2008 |

Ястреб на мякине

Как легко лежать на диване перед телевизором и поражаться скудоумию участников всевозможных викторин. Что ж они не могут ответить на такие простые вопросы? Вот я бы на их месте! И шанс представился.

   Вот если бы мне кто сказал, никогда бы не поверила, но факт остается фактом. Возвращаясь из гостей, мы с сестрой Олей поймали такси. Да-да, то самое такси с канала ТНТ, где гражданам задают вопросы и за правильные ответы дают деньги.
   Черная машина с надписью «такси» не вызвала у нас никаких подозрений. Собственно, мы вообще не обратили внимания на ее подозрительно роскошный внешний вид. Продолжая бурно обсуждать детали прожитого вечера, мы плюхнулись на заднее сиденье, и тут зажглись огоньки и громыхнула музыка. От неожиданности я подпрыгнула и ударилась носом о спинку переднего сиденья. Вернувшись в первоначальное положение, я увидела крайне довольное лицо лысого шофера и озадаченную физиономию сестры. Глаза она на всякий случай выпучила.
   — Поздравляю вас, вы попали в такси! — приветствовал нас шофер.
   — Сама вижу. Что ловили, туда и попали, тоже мне еще...
   — Меня зовут Алексей Куличков, правила нашей игры знаете? Играть будем?
   Честно говоря, передачу «Такси» я видела полраза мельком, знаю, что там все отвечают, иногда выигрывают и не всегда доезжают до места. Оля более внятно представляла сюжет.
   — Вот здорово, люблю феерию! — обрадовалась сестра. — Играем!
   — А если мы опозоримся на всю страну? Надо мной же коллеги смеяться будут, я в географии, например, ни бум-бум, все школьные годы провела за дверью с сыном нашей географички, типа, мы плохо себя вели, — заскулила я.
   — Географию — вычеркиваем. А ты скажешь, что это было журналистское расследование и дурой ты была специально, — издевалась младшая сестра. — Я, между прочим, тоже тут не просто так, чтобы позориться с твоей двойкой по географии, все-таки ведущий архитектор.
   — Так, девочки, не ссорьтесь, первые вопросы легкие, по 100 рублей за ответ, — продолжал обворожительно улыбаться Алексей. — За ответ на сложные вопросы вы получите 500 рублей, за суперсложные — 1000. У вас есть три «жизни» и две подсказки: звонок другу, а еще можно спросить у прохожих.
   — У кого тут спрашивать, на улицах одни таджики, — ляпнула сестра.
   — Чего ты несешь, — зашептала я, вспомнив про политкорректность.
   — Одни таджики? А где же вы живете? — заинтересовался шофер-ведущий.
   — Я на Маяковке.
   — А я на Арбате.
   — Где вы там таджиков-то видели, там квартиры, поди, по миллиону стоят, — засмеялся Алексей.
   — Да, вот думаем продать и переселиться куда-нибудь в Италию, в пригород, апельсины есть, — размечталась я. Сестра удивленно на меня посмотрела: дескать, что мы забыли в сонном итальянском пригороде?
   — Если спалите «жизни» раньше, чем мы доедем до места, мы вас высаживаем без выигрыша, — завершал инструкцию шофер. — Все понятно? Поехали?
   — Поехали! — изобразили мы натянутые улыбки, глядя во все маленькие камеры одновременно.
   — Я какая-то лохматая, — озаботилась я.
   — Это называется «живенько», сейчас так модно. Вот рожи у нас глупые наверняка, — подметила сестра.
   Глупые не глупые, а на вопросы типа «Сколько гномов было у Белоснежки?» мы ответили без проблем, заработав первые 500 рублей. Жизнь налаживалась. Теперь главное доехать до места, «жизни» пока экономим, сначала — подсказки, выработали мы стратегию.
   — Какую птичку на мякине не проведешь? — задал следующий вопрос шофер.
   Мы уставились друг на друга и замолчали.
   — Ну, я так полагаю, что на мякине не проведешь птиц, которые едят мясо, — беркута, коршуна, ястреба. Зачем им мякина? — начала я логические рассуждения.
   — А не воробья? — тихо спросила сестра.
   — А он-то тут при чем? Давай звонить другу! — схватила я телефон, не давая опомниться Оле.
   — Але, Олег, привет! Ты не поверишь, но я тут в передаче «Такси» вопросы отгадываю. Да, дожила, и что? — сказала я другу, которого точно мнила умным. — Какую птицу на мякине не проведешь?
   — Воробья, конечно. Стреляного воробья... А в чем подвох? — удивился Олег моему незнанию такой простой пословицы. Я и сама удивилась.
   — Воробья! — выдаю ответ.
   — Правильно! Обнимитесь, что ли, вы выиграли! — подбадривал нас шофер.
   — Ну, я же говорила... — Не дав сестре договорить, я бросилась душить ее в объятиях. Ну вроде мы очень рады, просто как сумасшедшие. Теперь мне наконец стало ясно, почему у участников шоу такая странная эмоциональность. Находка режиссера в американском стиле. Мы сделали это! Мы смогли! Лично нам и в голову бы не пришло обниматься, и уж тем более по поводу какого-то воробья. Мы друг друга любим аскетично и не напоказ. А обниматься — это мещанство, как сказала бы моя сестрица. К слову сказать, мещанство у нее все, не дай бог домашние тапочки с помпонами купить и в Турцию захотеть, как все нормальные люди, — засмеет.
   — Карболка — это слабительное или антисептическое средство? — отвлек от посторонних размышлений Алексей.
   — Слабительное, — уверенно ляпнула я, явно перепутав карболку с касторкой. Какая на фиг разница? Оля не успела притормозить мой интеллектуальный разбег.
   — У вас сгорела первая «жизнь». Карболовая кислота — антисептическое средство, — обрадовал шофер и тут же озадачил снова:
   — Есть ли в картошке никотин?
   — Есть, — сказала Оля.
   — Нет, — сказала я. — Думаешь, есть? Говори ты, я уже и так оскандалилась, — передала я слово сестре.
   — Есть, — ответила Оля.
   — Уверены? И это правильный ответ! — осчастливил Алексей. Надо же, если хочется курить, надо просто поесть картошки?
   Музыкального вопроса, который непременно есть в каждой передаче, мы ждали с ужасом. Поди угадай, кто «читает» этот рэп! Максимум, на что я способна, — это узнать Челентано. Оля тоже певицу Жозефину от певицы Виолетты отличит только под наркозом. И вдруг — нечеловеческое везение — из динамиков полилось «О, сувенир, о, сувенир!».
   — Демис Руссос! — заорали мы в один голос и немедленно изобразили танцы на заднем сиденье. Нас даже просить не надо было. Адреналин попер. Вот не зря я вспомнила про двойку по географии, сердце чувствовало недоброе.
   — Столица Иордании? — задал вроде как простой вопрос шофер-ведущий.
   А в ответ — тишина. Все, приехали.
   — Ты знаешь? — с надеждой заглядываю Оле в глаза. Столица Иордании вроде как не мещанство, вдруг знает?
   — Не знаю. Мы пошли спрашивать у прохожих, — постановила Оля.
   — У таджиков? Пошли!
   Мужик с камерой из машины сопровождения побежал за нами, попросив в разные стороны не разбегаться. Не тут-то было.
   — Вы не знаете столицу Иордании? — метались мы от одного прохожего к другому. — Мы в передаче снимаемся, подскажите, пожалуйста.
   Столицу Иордании не знал никто. Сердобольные мужики, мирно попивающие у метро пиво, полезли за мобильниками: «Ща узнаем!» Но мы уже гнались за парочкой иностранцев, тайно надеясь, что они из Иордании. Мужик с мобильником гнался за нами, выкрикивая: «Аддис-Абеба, точно, я позвонил!»
   — Нет, это не Аддис-Абеба, — засомневалась сестра. — Абеба в Африке, кажется, в Эфиопии.
   Я тоже сомневалась.
   Мы влетели в такси и дружно выпалили: «Аддис-Абеба», удивившись самим себе. Вот он, массовый психоз в действии. Один мутный мужик позвонил другому и точно узнал, а ты, как дура, за ним повторяешь, хотя точно знаешь, что это чушь.
   — У вас сгорела последняя подсказка. Столица Иордании — Амман.
   — Вот что значит отсутствие новостей из-за рубежа по телевизору. Нам что-нибудь когда-нибудь говорят про события в Аммане? — загалдела я.
   — А там ничего плохого не происходит, вот никто и не в курсе, — резонно заметила Оля.
   До пункта назначения нам оставалось метров 200 и один вопрос. Каким музыкальным коллективом управляет регент, мы знали: церковным хором. Выигрыш составил десять тысяч рублей. От суперигры мы гордо отказались.
   — Подумайте, двадцать тысяч лучше, чем десять, — давил на алчность ведущий. Мы дрогнули, но устояли. Как говорится, лучше воробей в руках, чем ястреб на мякине.