14 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

В своем праве

Какие основания у России были для задержания украинских катеров

Фото: погрануправление ФСБ по Республике Крым

Согласно нормам международного морского права, любое гражданское судно и военный корабль могут зайти в территориальные воды прибрежного государства, если их цель – мирный проход. Но мирный проход не должен угрожать миру и безопасности прибрежного государства, и во время этого прохода нельзя осуществлять любые маневры или учения с оружием. В случае с украинскими катерами и буксиром все было ровно наоборот: они не только не подали заблаговременно заявку на прохождение по Керчь-Еникальскому каналу, но и совершали опасное маневрирование, не реагировали на предупреждения пограничников по радиосвязи. При этом украинцы расчехлили артиллерийские установки и направили их в сторону российских катеров при заходе в территориальное море Российской Федерации. Это позволяло трактовать такой проход как немирный, а значит, он мог быть приостановлен.

Но пограничники задержали украинские катера и буксир по другим правовым основаниям, гораздо более веским! Акватория российского 12 мильного территориального моря перед Керченским проливом была временно закрыта для судоходства ради обеспечения безопасности. Это допускается в рамках Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. (ст. 25.3). Вероятно, ограничения были введены из-за информации о возможных диверсиях и провокациях – из Киева регулярно доносятся угрозы взорвать Крымский мост.

Поэтому игнорирование украинцами предупреждений было расценено как нарушение суверенитета России. Нет сомнений, что так оно и было задумано. Нас пытались спровоцировать на как можно более жесткие меры, и хорошо, что все закончилось так, как закончилось.

«Агрессивные действия» России осудили и ЕС, и НАТО, и США. Миф о милитаризации Россией региона получил новый импульс. Но нам не привыкать: Москву традиционно обвиняют в милитаризации Арктики, Балтийского моря, теперь сюда добавился и Азово Черноморский регион.

Новый тренд – это озабоченность европейцев региональной проблематикой, будто бы Азовское море и Керченский пролив – это европейские акватории. Однако режим судоходства здесь определяется российско-украинским Соглашением 2003 г. о совместном использовании. Только российские и украинские гражданские суда и военные корабли обладают здесь полной свободой судоходства. Зарубежные гражданские суда могут заходить в Азовское море, следуя в российские или украинские порты, а иностранные военные корабли – следуя в порты одной из сторон, но лишь получив официальное согласие другой стороны. Более того, Азовское море имеет правовой статус внутренних исторических вод, находящихся под полным государственным суверенитетом двух государств.

Киев, правда, пытается денонсировать Соглашение 2003 г. Это противоречит национальным интересам Украины, зато интернационализация этой акватории выгодна внерегиональным игрокам. Но по этому соглашению любые односторонние действия Киева – будь то пересмотр правового статуса, формирование морских зон в соответствии с Конвенцией 1982 г. или проведение каких-либо линий разграничения – могут игнорироваться Москвой.

Конечно, недавние события Украина использует в качестве «дополнения» к иску против России, который рассматривает Постоянная палата третейского суда. Напомним, Киев настаивает, что Москва нарушила в акваториях вокруг Крымского полуострова права Украины, гарантированные Конвенцией 1982 г. Да и сейчас Украина заявила, что задержание произошло не в российских, а в украинских водах! Фактически речь идет об оспаривании принадлежности Крыма. Однако международные судебные инстанции не наделены юрисдикцией рассматривать дела, где вопрос о суверенитете является не вспомогательным, а доминирующим, как в данном случае. Правовой принцип Land dominates the Sea никто не отменял. Поэтому не может быть украинских морских зон вокруг российского Крыма.

Арест украинских катеров и буксира может также стать основой для нового украинского иска – уже в Международный трибунал по морскому праву. И к этому России не привыкать – можно вспомнить историю с арестом судна Greenpeace Arctic Sunrise, суд по которому Москва проиграла, но не осталась без благодарности от ведущих нефтегазовых корпораций, которых раздражало поведение экологических активистов. В данном же случае интересы обеспечения национальной безопасности для России куда важнее, чем возможные репутационные издержки от проигранных судов.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK