17 января 2019
USD EUR
Погода
Москва

Война, любовь и эмигранты

Жизнеутверждающая история о дружбе мигрантов и коренных американцев от Энн Тайлер, неизвестная в России книга японского номинанта на Нобелевскую премию Сюсаку Эндо и первое знакомство с прозой знаменитого турка Зульфю Ливанели – «Профиль» рассказывает о трех зарубежных романах, появившихся в продаже в апреле.

«Посвисти для нас». Сюсаку Эндо

«Эксмо», 2018. Перевод Сергея Логачева 

«Эксмо»

Для тех, кто знаком с творчеством писателя по «Молчанию» или «Самураю», сразу нужно уточнить: в новой книге нет программной для Эндо японо-христианской темы, по крайней мере на уровне сюжета. Здесь не будет священников‑миссионеров и тайных японских католиков, терпящих лютые муки от властей. Размышления о любви и равнодушии, корысти и смирении в этот раз упакованы в камерный нежный роман о нескольких маленьких разбитых жизнях. Главный герой по имени Одзу, непримечательный отец семейства, вспоминает школьные годы: бестолкового друга-одноклассника и девочку, в которую они оба были влюблены. Воссоздавая в памяти прошлое, он осознает, что самое важное происходило с ними именно тогда, тридцать лет назад, прежде чем война пережевала и выплюнула всё его поколение. А в настоящем тем временем идет другая жизнь: то, что связывало Одзу с юностью, неумолимо закатывается в асфальт. Сын делает карьеру, шествуя по головам коллег, и, сам того не зная, отнимает последнее, что было дорого сердцу отца. Война давно закончилась, расплющив судьбы и сделав красивые истории непроизошедшими, а воздушное пространство вокруг Одзу словно бы до сих пор продолжает сжиматься.

Конечно, «Посвисти для нас» – вполне японская проза: здесь школа со специальным залом для дзюдо, гимназистки в матросских костюмчиках, национальные печеньки с фасолевой пастой и иерархия везде. Но, как это часто бывает с хорошими книгами, действие легко можно отделить от контекста и перенести в любое время и место, хоть бы и к нам – по духу, кстати, этот японский роман ощутимо напоминает советскую прозу. Светлые слезы о юности, конфликт отцов и детей – обо всем этом мы уже не раз читали, а также слышали, видели и сами ощущали. Но Эндо словно легкими касаниями прошелся по клавишам и еще разок сыграл нам вечную печальную мелодию человеческой жизни – на то ведь она и вечная, чтобы вновь и вновь разыгрывать ее на все лады.

«Удочеряя Америку». Энн Тайлер

«Фантом Пресс», 2018. Перевод Любови Сумм

«Фантом Пресс»

В книге «Удочеряя Америку» Тайлер в своем обычном семейно-бытовом стиле рассказывает о миграции. В центре внимания две семьи, коренные американцы Дональдсоны и пара иранского происхождения Язданы, которые знакомятся в аэропорту, когда встречают своих девочек-младенцев, удочеренных в Корее. И дальше, собственно, действие состоит из общих праздников: Дональдсоны, Язданы и их многочисленная родня готовят блюда национальной кухни и собираются вместе – то на День прибытия дочек в Америку, то на иранский Новый год, то на Праздник прощания с соской очередного приемного ребенка. И всё, как любит Тайлер, плавно и недраматично: вот тут возникла сердечная привязанность, тут напряженная ситуация, здесь кому-то стало больно, а вот и не подеретесь, а вот и не до крови!

В межкультурном муравейнике нет правых и виноватых, нет затюканных мигрантов, высокомерных американцев или наоборот – обе стороны относятся друг к другу одновременно и ревностно, и снисходительно, и насмешливо, и с большой симпатией. А Тайлер сочувственно смотрит на каждого: живут как умеют, что-то пытаются, ошибаются, ну и молодцы. Одни грезят стать своими в доску, другие усердно охраняют национальную идентичность, третьи пресекают любые дискомфортные связи, четвертым более-менее плевать. И каждый особенный, живой, понятный – создавать запоминающихся персонажей писательница умеет прекрасно. В общем, если не боитесь книг без закрученного сюжета, обратите внимание на «Удочеряя Америку» – медленную комфортную семейную прозу о непростом искусстве понять, принять и полюбить.

«История моего брата». Зульфю Ливанели

«Эксмо», 2018. Перевод Аполлинарии Аврутиной

«Эксмо»

Одна из особенностей романа Ливанели, которую замечаешь с первых страниц, – это отстраненный тон. Несмотря на то, что книга начинается с убийства молодой женщины и рассказывает местами о довольно мрачных вещах, некая условность повествования не позволяет принимать все близко к сердцу, а держит читателя как бы в стороне без права подойти поближе. Рассказ здесь идет от лица главного героя, одинокого пенсионера, живущего в маленькой деревне на берегу Черного моря. Он почти не принимает гостей, не выносит прикосновений, сортирует одежду по категориям и дни напролет проводит за чтением книг, пытаясь осмыслить человеческие страсти. В его библиотеке есть комната мести, комнаты ревности, любви, войны… Когда кто-то убивает его соседку, за горячими подробностями к старику приходит молодая журналистка, и ей-то герой своим спокойным ровным голосом рассказывает историю, которую раньше от него никто не слышал.

У «Истории моего брата» детективная обвязка, но начинка тут совсем иная: скорее это грустная сказка про любовь, которая здесь – причина всех земных горестей. Вряд ли стоит искать в книге что-то слишком волнующее, пронзительное, переворачивающее мир с ног на голову, но будут атмосферные описания тихих местечек, размышления о человеческих страстях, таинственные незнакомки, страшные подземелья, смесь вымысла и реальности, рассыпанные по тексту маячки, внезапные повороты сюжета и неожиданный финал. А еще «История моего брата» чуточку напоминает «1001 ночь» – по сюжету молодая журналистка никак не может дослушать рассказ героя до конца, потому что постоянно засыпает, убаюканная его плавной речью. И, пожалуй, этот роман действительно хорошо читать перед сном: он напевный, мелодичный, размеренный – как в тихую погоду шелест волн Черного моря, на котором стоит рыбацкая деревушка из книги Зульфю Ливанели.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK