logo
07.08.2018 |

Отстойное предложение

Правительство планирует ужесточить контроль над российским рынком пива. Генеральный директор «ИВМ Консалтинг групп», академик Российской академии естественных наук Виктор Солнцев рассказал «Профилю», кто выиграет, а кто проиграет от грядущих перемен

Фото: Наталья Львова/«Профиль»

– Как вы оцениваете ситуацию на отечественном рынке пива? Правомерно ли говорить о кризисе?

– При падении оборота торговых сетей с 30,6 трлн рублей в 2014 году до 26,2 трлн рублей в 2017 году из-за снижения платежеспособности населения потребление традиционного пива, произведенного промышленным способом, уменьшается. За последние 5 лет продажи сократились вдвое. Объемы реализации крупных пивоваренных компаний только в 2015 году упали на 17% у «Балтики», на 9% – у Heineken. А крафт – пиво, сваренное из натурального сырья на небольших предприятиях, – демонстрирует уверенный рост на 35% в год. Можно говорить, что в настоящее время сформирован отдельный сегмент рынка крафта ​объемом более 700 млн рублей. Пока это менее одного процента от пивного рынка, который составляет около 225 млрд рублей. Таким образом, кризис если и есть, то затронул не всю отрасль.

– Что можно сказать о нынешнем качестве янтарного напитка? Оно на должном уровне?

'); }; document.head.appendChild( script );

– Все пиво, произведенное промышленным способом на пивных заводах, формально соответствует стандартам качества. Пластиковые и стеклянные бутылки маркируются, чтобы избежать подделок. Есть ли нарушения технологии производства пива на пивзаводах? Это вопрос к Ростехнадзору, который сертифицирует все промышленные объекты страны, и к Роспотребнадзору, отвечающему за безопасность продукции. Конечно, по сравнению с европейскими стандартами российские регуляторные органы пока позволяют отнести пивосодержащие напитки к пиву, хотя этого не должно быть в принципе. ​А вот мини-пивоварни оказались временно без присмотра в связи с политической установкой с самого верха ​«не кошмарить» малый бизнес. Поэтому как такового контроля качества пивной продукции, реализуемой в розлив, по всей цепочке (поставщик сырья – производитель – продавец – потребитель) в настоящее время не производится. В результате потребителям может быть нанесен ущерб. Ведь пиво может подделываться с помощью порошковых технологий нерадивыми предпринимателями. Впрочем, любители пива всегда могут «проголосовать рублем», сделав выбор в пользу качественного напитка.

Возможно, этим и объясняется увеличение продаж крафтового пива. Среди множества пивных сортов, продаваемых в розлив, есть такие, которые по качеству намного лучше промышленных марок. Как говорит народная мудрость, «от пива голова наутро не болит, сколько бы ни выпил». ​Тенденция не осталась незамеченной со стороны крупных производителей, которые видят угрозу своим позициям, проводя маркетинговый анализ негативной динамики​ стагнирующего рынка.

– По вашему мнению, конкуренты решили зачистить рынок?

– Факты свидетельствуют, что крупные производители пива могут достаточно успешно лоббировать свои интересы в государственных регуляторных и надзорных органах, устраняя с их помощью потенциальных конкурентов. Едва ли не первыми против живого пива несколько лет назад ополчились власти Краснодарского края. Депутаты Законодательного собрания ​приняли закон о запрете продажи разливного пива в магазинах, расположенных в многоквартирных жилых домах.​ На мини-пивоварни тоже хотели ​«наеха​ть» по полной: якобы те не соответствовали требованиям качества производства и технологии розлива напитков. В итоге все-таки не удалось запретить розлив живого пива в кафе и ресторанах.​

Может быть, некоторые крафтовые пивоварни Кубани действительно «бодяжили» сырье, но они хотя бы использовали при производстве пива солод, хмель и ячмень или пшеницу. Так что продукт на выходе получался натуральный. Другое дело крупные компании. Когда образцы пива одного производителя попросили продегустировать чешских пивоваров, те в один голос заявили, что к настоящему пенному напитку они не имеют отношения. Такое «пиво» если уж пускать в продажу, то только назвав соответствующим образом. ​Например, пивным напитком, чтобы не вводить потребителей в заблуждение. И стоить оно должно существенно дешевле.

– Предложение Минфина ввести обязательную маркировку пива может решить эту проблему?

– В России есть специфическая особенность представлять черное белым, а белое черным. И пивосодержащий напиток, сделанный из мульчированного порошка, а не из натурального сброженного сырья, с добавками красителей и усилителей вкуса и пенности, с впрыскиванием спирта и газировки, может называться пивом, а натуральный продукт, произведенный с соблюдением технологий из солода, хмеля и зерна, объявляется подделкой, угрожающей жизни и здоровью людей. Если бы эксперты российского пивного рынка были действительно независимыми и дорожили своей репутацией, то усиление административного контроля, конечно, принесло бы свои плоды. Но этого нет. Поэтому к обязательной маркировке пива в России я отношусь резко отрицательно.

– Ударит ли эта мера по малому бизнесу, по магазинам, торгующим пивом в розлив?

– Конечно, в первую очередь обязательная маркировка – удар по малому и микробизнесу, у которых не налажены «неформальные» связи с контролирующими органами. На мой взгляд, под благовидным предлогом защиты рынка от подделок пытаются вытеснить с рынка мелких производителей. Очевидно, что далеко не все небольшие пивоварни смогут сертифицировать свою продукцию. Для них это новые и весьма ощутимые издержки. В выигрыше останутся крупные производители, для которых маркировка тоже создаст дополнительные сложности и потребует каких-то затрат, но все это не будет критичным. Малый бизнес не сможет конкурировать с пивными олигополистами, которые поглотят небольшие заводы. Но почему для начала активы не обесценить, если не обанкротить?

– Какие последствия можно ожидать для экономики, предпринимателей и потребителей?

– Для российских предпринимателей никакой выгоды от маркировки. Только убытки, закрытие бизнеса, банкротство и увольнение сотрудников. Для потребителей – потеря возможности приобретать доступное и качественное пиво на натуральной основе по разумной цене. Для государства и экономики в целом это потеря рабочих мест в сегменте малого бизнеса, сокращение налоговых сборов в бюджеты всех уровней.

– Почему, на ваш взгляд, введение ЕГАИС на крепкий алкоголь и вино не спасает рынок от контрафакта? Если помните, в ноябре прошлого года в правительстве официально признали, что чуть ли не половина коньяка, легально реализуемого в России, – подделка…

– Еще никогда законодательные и нормативные запреты в России не приводили к повышению качества товаров массового спроса. Просто лоббируются интересы крупных игроков того или иного рынка – пивного, алкогольного, табачного. По коньяку 30–40% подделки – это уже почти норма. Не так давно поддельными и контрафактными были признаны 10 млн литров шотландского виски, ежегодно продаваемых в России. Никаких претензий не было предъявлено указанному на бутылках «номинальному производителю» – QSI, Шотландия. И понятно почему – шотландцы здесь ни при чем.

Удивительно другое – контролирующие органы не задают вопрос российским производителям алкогольной продукции: почему на многих ликеро-водочных заводах установлены универсальные линии, позволяющие гибко перестраивать технологии смешивания и розлива напитков в зависимости от «уникальной» рецептуры? Дело за малым – закупить поддельную тару и можно выпускать что угодно, хоть шотландский виски, хоть ямайский ром. Это нелишне помнить каждому потребителю. К сожалению, с потерей госконтроля за качеством товаров массового спроса и продуктов питания, с утратой ГОСТов и приходом ТУ гарантировать качество и подлинность стало крайне сложно. Не спасает даже тотальный контроль ЕГАИС и «Платона». Ахиллесова пята этой системы – коррупция. Без продажного чиновника нелегальный алкоголь не мог бы в обход всех запретов, ограничений, акцизных марок и т. п. попадать на прилавки магазинов и супермаркетов.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

КОНТЕКСТ

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас