logo
03.11.2018 |

Идея фикс

Чтобы остановить кризис на топливном рынке, Кремль вынудил нефтяников зафиксировать оптовые цены

Фото: Shutterstock/Fotodom

Российские власти приостановили кризис на топливном рынке, заставив крупнейшие нефтяные компании снизить оптовые цены на бензин и дизтопливо и зафиксировать их как минимум до Нового года. В случае отказа Кремль грозил бизнесменам введением заградительных экспортных пошлин на нефтепродукты. При этом фундаментальные причины подорожания горючего не устранены, а меры по ручному управлению способны спровоцировать еще более резкий скачок цен.

Спокойно, это паника

К середине минувшей недели на рынке автомобильного топлива назрела паника: розничные заправки работали в убыток, оптовики отказывались продавать бензин независимым АЗС, в 40% регионов наблюдался дефицит дизтоплива, отраслевые эксперты пугали, что бензин вот-вот скакнет в цене сразу на 4–5 рублей. При этом чиновники сетовали на жадность нефтяников и продавцов, а те винили государство, которое своим ручным управлением и налоговой политикой завело ситуацию в тупик. Однако правительство не нашло ничего лучше, как снова надавить на административные рычаги. Премьер Дмитрий Медведев поручил Минэнерго убедить нефтяников скорректировать свою ценовую политику. «Мы же договорились о том, что будет принят план работы и определенное соглашение о поддержании сложившегося уровня цен на нефтепродукты на нефтяном рынке», – напомнил он в ходе совещания по долгосрочной программе развития РЖД.

Вечером 31 октября на встрече у вице-премьера Дмитрия Козака представители десяти ведущих нефтяных компаний («Роснефть», «Лукойл», «Газпром», «Газпром нефть», «Татнефть» и др.) согласились снизить оптовые цены на автомобильное топливо до уровня июня 2018 года и удерживать их до января 2019 го. В дальнейшем разрешено повышение лишь на размер инфляции. Чтобы избежать дефицита, нефтеперерабатывающие холдинги и независимые НПЗ обязались поставлять бензин на внутренний рынок в объемах плюс 3% к уровню 2017 года.

Контроль утрачен

Фактически цены на горючее вышли из-под контроля еще в начале осени. По данным Аналитического центра Независимого топливного союза (НТС, объединяет независимые автозаправочные станции. – «Профиль»), за август и первую неделю сентября оптовые цены на АИ 92 увеличились на 8%, на АИ 95 – на 18%, на дизтопливо – на 7%. Но рядовой потребитель этого не заметил, поскольку розница выступила своеобразным демпфером – в конце мая нефтяные холдинги пообещали правительству заморозить цены на своих заправках, вслед за ними на этот шаг вынуждены были пойти и независимые АЗС.

Так, по данным Росстата, с 27 августа по 2 сентября средняя розничная цена бензина осталась неизменной, а по оценкам НТС, было незначительное, в пределах 0,1–0,8%, подорожание в десяти центральных регионах страны.

Александр Астафьев⁄пресс-служба правительства РФ⁄ТАСС
На совещании с участием вице-премьера Дмитрия Козака представители десяти ведущих нефтяных компаний согласились снизить оптовые цены на топливо до уровня июня 2018 года и зафиксировать их до января Александр Астафьев⁄пресс-служба правительства РФ⁄ТАСС

Нынешняя бензиновая лихорадка – это развитие кризиса, начавшегося весной 2018 года. Тогда за пять месяцев, с января по май, топливо на автозаправках подорожало почти на 10%, а отпускные цены оптовиков увеличились на 30%. Этот диспаритет поставил бизнес многих независимых АЗС (около 15 тысяч точек по всей стране) на грань рентабельности. Кое-кому, по выражению президента НТС Павла Баженова, пришлось даже «сворачивать шланги». Несколько лучше чувствовали себя розничные подразделения так называемых ВИНК, вертикально интегрированных нефтяных компаний («Лукойла», «Роснефти» и т. д.), на чьи АЗС приходится до 60% продаж топлива в стране. Убытки ритейла здесь могут быть компенсированы за счет более успешных направлений.

Весенний кризис пришлось «разруливать» президенту Владимиру Путину буквально в прямом эфире. И вроде бы получилось: правительство договорилось с нефтяными компаниями об уже упомянутой «заморозке» розничных цен, а в качестве компенсации нефтяникам было обещано снижение акцизов на бензин и дизель соответственно на 3 тыс. и 2 тыс. рублей за тонну. Кроме того, в Думу внесен проект налогового маневра, предполагающий так называемый отрицательный акциз в 3 тыс. рублей на тонну для НПЗ, производящих бензин, и введен плавающий акциз, в рамках которого государство обязалось возмещать компаниям половину разницы между внутренней ценой топлива и экспортной.

Нет повода не дорожать

Как итог, в начале лета тренд на подорожание моторного топлива в рознице прекратился, но эксперты предупреждали, что эффект от договоренностей между нефтяниками и правительством окажется краткосрочным, а тактическая победа может обернуться стратегическим поражением.

Дело в том, что незначительное снижение акциза не могло всерьез повлиять на цены, главным фактором их обуздания стала административная «заморозка». Но все фундаментальные предпосылки для дальнейшего роста никуда не исчезли. Во первых, глобальная конъюнктура: с начала года нефть и нефтепродукты на мировом рынке дорожали, и если мы руководствуемся рыночными принципами, то это подорожание должно происходить и внутри страны. Во вторых, внутренняя экономическая политика, ведь экспорт углеводородов – одна из главных доходных статей российской экономики, и он поддерживается в том числе фискально. Т. е. наши налоги делают более выгодным производство нефтяных полуфабрикатов для отправки за рубеж, чем производство бензина для внутреннего рынка. «У нас заведомо создаются условия, в которых внешний рынок более приоритетен просто в силу режима налогообложения», – сетует Павел Баженов. Еще добавим к этому слабый рубль…

Диспаритет в пользу экспорта периодически приводит к нехватке топлива внутри страны, что, естественно, стимулирует рост цен.

И вот с 10 августа на фоне очередного подорожания нефти и ослабления рубля экспортный поток углеводородов увеличился, как следствие, возник дефицит на российском рынке и отпускные цены на продукцию НПЗ пошли вверх. По оценке НТС, за два последних месяца средняя оптовая цена автомобильного топлива увеличилась примерно на 10%. Заправки, принадлежащие ВИНКам, по договоренности с правительством продолжали «держать» цены, а независимые АЗС начинали сдаваться. По словам президента Российского топливного союза (РТС) Евгения Аркуши, в октябре горючее у них стоило порой на 4–5 рублей дороже, чем у конкурентов из ВИНК. И несмотря на это, они все равно торговали «в минус».

Разница цен привела к оттоку клиентов у независимых игроков и резкому, порой в разы, увеличению продаж на заправках нефтяных холдингов, отчего оптовые подразделения ВИНК даже отказывались продавать топливо независимым бизнесменам – все шло своим. Особенно плохо, по словам Павла Баженова, обстояли дела с дизтопливом: «Примерно в 40% регионов независимым компаниям топливо на «сбытах» ВИНК просто не отгружают».

На рынке назревал настоящий коллапс. «Все в убытках, все на грани», – описывал положение дел Евгений Аркуша, настаивая, что это результат весеннего решения о заморозке розничных цен. Не будь его, бензин, конечно, подорожал бы, но незначительно, зато никакого кризиса не случилось бы.

Своими руками

У российских властей было три возможных пути решения нынешней бензиновой проблемы: отпустить розничные цены, дополнительно снизить налоги или перейти в режим госрегулирования отрасли. Первый вариант для Кремля малоприемлем – подорожание бензина в нашей «нефтяной стране» неизбежно вызывает серьезное недовольство населения. Тем более что правительство обещало не допускать скачков цен. Например, глава Минфина Антон Силуанов уверял, что топливо будет дорожать только в пределах инфляции, «в рамках тех прогнозов социально-экономического развития, которые представлены с бюджетом в Государственную думу».

Тогда логично было бы снизить акциз на бензин – об этом не раз просили участники рынка. Но чиновники всякий раз отвечали нет, потому что акцизные сборы идут на дорожное строительство. Кажется несколько странным, что соответствующие ведомства не могут изыскать иных источников финансирования, ведь средств в казне вроде хватает – бюджет на ближайшие три года сверстан с профицитом от одного до 2 триллионов рублей. Зачем же так держаться за акциз? По версии директора Института стратегического анализа компании ФБК Игоря Николаева, речь может идти о банальном непрофессионализме налоговых властей.

Остается третий путь – госрегулирование нефтяной отрасли, но и на это чиновники толком не решились, выбрав паллиатив, т. е. административную заморозку цен при сохранении рынка.

К сожалению, рецидив бензинового кризиса практически неизбежен. Тем более что новые налоговые инициативы государства – повышение с нового года НДПИ, НДС и увеличение акциза на бензин в 1,5 раза – дают объективные предпосылки к дальнейшему росту цен. «Если вы запланировали резкий рост акцизов, а мы знаем, что доля налогов в литре бензина около 65%, то почему цены не должны расти? Увы, они будут расти», – рассуждает г-н Николаев. По расчетам президента НТС Павла Баженова, только увеличение НДПИ, НДС и акциза должно привести к подорожанию бензина на 5 рублей за литр. А учитывая предыдущую «заморозку» цен, можно говорить о «потенциале роста на уровне 10 рублей».

По версии самих нефтяников, чтобы решить проблемы топливного рынка, государство должно одновременно отказаться от повышения налогов, допустить увеличение розничной цены и повысить экспортные пошлины, разумеется, не до уровня запретительных. Маловероятный сценарий. Проблема в том, что, если при очередном противостоянии с нефтяными компаниями власти таки решатся ввести обещанные заградительные пошлины, для рынка это закончится совсем плохо. «Зальем страну некачественным топливом, – зявил один из игроков. – Потому что даже предприятия, производящие только полуфабрикаты, будут вынуждены поставлять продукт внутрь страны, чтобы не обанкротиться».

КОНТЕКСТ

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас