24 февраля 2019
USD EUR
Погода

В 2019 году продолжится зачистка банковского сектора

Олег Харсеев/Коммерсантъ/Vostock Photo

В 2018 году Банк России отозвал лицензии почти у 60 финансовых организаций. В ноябре был преодолен очередной психологический рубеж – банков стало менее 500. Причины принятия фатальных для кредитных организаций решений указаны в официальных пресс-релизах регулятора – недостоверная отчетность, недостаточность капитала, неспособность выполнять требования по кредитным обязательствам, рискованная кредитная политика и отмывание денег. В 2019 году и среднесрочной перспективе, по мнению независимых экспертов, санация банковского сектора продолжится. Какими могут быть последствия для экономики и рядовых граждан, разбирался «Профиль».

От количества к качеству

Активизацию санации банковского сектора связывают с именем главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной. Этому есть объяснения. Если при Сергее Игнатьеве за 10 лет было ликвидировано 334 кредитных учреждения, то при ней за 5 лет – уже почти 400. Абсолютный рекорд был установлен в 2016 году – 110 отозванных лицензий, годом ранее этот показатель составил 101. Идеологически эта кампания была подготовлена на должном уровне. В январе 2014 года президент Владимир Путин заявил: количество финансовых учреждений в России слишком велико для масштабов отечественной экономики страны.

В пример он привел Германию, ВВП которой больше, тогда как банков всего 250. «Это говорит о том, что часть финансовых учреждений должна увеличивать свой капитал и свои активы, для того чтобы чувствовать себя уверенно и бороться за качество кредитного портфеля», – подчеркнул глава государства. В сентябре 2015‑го Всемирный банк (ВБ) подтвердил, что банки в России можно было бы сократить без ущерба для рынка. «Российский банковский сектор перенасыщен кредитными организациями. Уход с рынка ряда небольших учреждений был бы целесообразным», – было указано в докладе ВБ.

В настоящее время темпы чистки снизились примерно в два раза. Впрочем, это вовсе не свидетельствует о смене курса. Причина – физическое сокращение размеров отечественного банковского сектора. Несмотря на то, что потенциальных вакансий на жертву за последнюю пятилетку стало существенно меньше, в 2019 году для значительной части кредитных учреждений риск получить «черную метку» ЦБ остается высоким.

Заведующая кафедрой экономики и финансов факультета экономических и социальных наук (ФЭСН) РАНХиГС Алла Дворецкая говорит о целенаправленной политике Центробанка по очищению рынка от нежизнеспособных структур. Ужесточение упреждающего регулирования – повышение требований к капиталу, управлению рисками – также выдерживают не все банки. «В большинстве случаев к банкротству приводят агрессивная кредитная политика и «дыры» в капитале, которые часто пытаются скрыть, фальсифицируя отчетность. Почти половина банков, у которых отзывают лицензии, проводят сомнительные операции и нарушают закон о противодействии легализации (отмыванию) доходов», – отмечает она.

В большинстве случаев к банкротству приводят агрессивная кредитная политика и «дыры» в капитале

Политика регулятора по очистке банковского сектора, по всей видимости, будет продолжаться, однако утратит былую интенсивность, считает Дворецкая. Изменятся и приоритеты. В частности, акцент в ближайшие годы, очевидно, будет сделан не на отзыве лицензий, а на санировании и оздоровлении как превентивных мерах. А пока статистика такая: на 9–10 отзывов лицензий регулятор спасает всего 1 банк.

Основными кандидатами на потерю лицензии в ближайшие месяцы будут банки, которые не смогут выполнять требования ЦБ к достаточности капитала с учетом повышающихся с 2019 года надбавок. В первую очередь это будет связано с необходимостью реклассификации активов, формирования адекватных, консервативных резервов, предупреждает руководитель департамента финансовых рейтингов НРА Карина Артемьева. Лицензия может быть отозвана, если акционеры не обеспечат докапитализацию за счет собственных ресурсов или банк не привлечет рыночных инвесторов.

Переделы разумного

Отечественный банковский сектор сокращается, как шагреневая кожа. И этот процесс в 2019 году явно продолжится. Сопредседатель «Деловой России» Андрей Назаров, комментируя ситуацию «Профилю», отметил, что не все кредитные учреждения закрываются по инициативе ЦБ. Некоторые сами прекращают деятельность, так сказать, по объективным экономическим причинам.

Как бы ни сложилась в дальнейшем судьба Эльвиры Набиуллиной, в экономическую историю страны она уже вошла как «главный чистильщик» банковского сектора

Дмитрий Духанин/Коммерсантъ/Vostock Photo

Говоря о количестве банков, которые необходимы для эффективного функционирования экономики и удовлетворения услуг населения, следует учитывать множество факторов. Единого стандарта не существует. Например, в Китае показатель обеспеченности банковскими услугами составляет 0,6 банка на 1 млн человек, в США – 16,2, в Швейцарии – 30. «При этом Китай и США – две крупнейшие экономики мира, но показатели по количеству банков различаются как небо и земля», – подчеркнул Назаров.

В свою очередь, Дворецкая назвать оптимальный размер российского банковского сектора также затруднилась. По ее мнению, здесь важнее не количество кредитных организаций, работающих на рынке, а доступность финансовых услуг для потребителей, дисперсность.

«Число внутренних банковских подразделений (филиалы, операционные офисы и т. д.) на 100 тысяч человек у нас сегодня составляет 22,7 точки, а несколько лет назад достигало 35. Это сопоставимо со многими развитыми странами, но ниже, чем в США, Японии, Франции, Италии», – напоминает Дворецкая.

Все идет к тому, что будут конкурировать между собой две банковские группы, представляющие Минфин и Центробанк. Другие участники рынка уже оказались в роли сторонних наблюдателей, полагает директор банковского института НИУ ВШЭ Василий Солодков. Ситуация складывается так, что у частного бизнеса остается мало шансов сохраниться из-за несправедливых условий конкуренции.

«Для небольших коммерческих банков ограничен допуск к фондированию, кроме наиболее дорогой его части – депозитов физических лиц. Система страхования вкладов не распространяется на юридических лиц. В результате практически повсеместно бизнес переключился на работу с госбанками», – поясняет он. Без конкуренции ухудшаются условия обслуживания в кредитных учреждениях, снижается качество услуг, стоимость обслуживания, напротив, растет. Лет 8–10 назад рынок определял, сколько банков необходимо российской экономике. Сегодня же решает регулятор, приходит к неутешительному выводу Солодков.

Зерна отделяют  от плевел

Экспертам очевидно, что Банк России решает задачи обеления экономики. «Если проанализировать, сколько и у каких банков отозвано лицензий, то можно понять, что идет борьба с участниками рынка финансовых услуг, замеченными в сомнительных операциях. Как правило, это вывод денег или обналичка. То есть те операции, которые создают «кормовую базу» для коррупции в стране», – поделился своими наблюдениями Назаров.

Избавляться от нечистых на руку чиновников нужно разными путями. Правоохранители коррупционеров ловят, а Центробанк лишает их возможности бесконтрольных операций с деньгами, полученными в виде взяток и откатов. Поэтому задача по обелению банковского сектора должна быть выполнена уже в обозримом будущем, убежден собеседник «Профиля».

Аналогичной точки зрения придерживается эксперт Международного финансового центра Владимир Рожанковский. Его прогноз такой – чистка продолжится, но она не затронет системнозначимые банки в «узком определении ЦБ». Основание для отзыва лицензии – участие кредитной организации в незаконных финансовых операциях (пресловутые «прачечные»).

Оценить результаты кампании по очистке банковской системы от скверны, на самом деле, не так сложно, убежден Рожанковский. Мерило успеха – вывод капиталов из РФ. Именно против таких организаций преимущественно и направлен этот мега-проект. Полностью остановить отток пока не удалось, но за 4 года среднегодовой показатель вывода капитала снизился с $60 млрд до $22 млрд. Как говорится, здесь есть над чем еще поработать, признает собеседник «Профиля».

Прощеные долги

За все время работы Агентства по страхованию вкладов (АСВ) выплаты кредиторам банков составили 17%. Для сравнения: в США этот показатель достигает примерно 70%. В большей степени защищены интересы физических лиц, которые относятся к кредиторам первой очереди. Они смогли вернуть до 64% средств, размещенных на депозитах и счетах ликвидированных банков, говорит Дворецкая. Улучшить статистику, по ее мнению, может намечаемое регулятором введение модифицированных штрафов для недобросовестных банков в зависимости от объема их капитала. Эту меру планируется применять взамен отзыва лицензии.

В меньшей степени сегодня защищены интересы юридических лиц. Предприниматели не могут рассчитывать страховые выплаты по линии АСв. Исключение – счета ИП до 1,4 млн рублей. Поскольку процесс ликвидации банков идет годами, предприятие может просто не дождаться компенсации, даже если она будет, констатирует Назаров.

Со своей стороны, доцент кафедры банковского дела РЭУ им. Г. В. Плеханова Денис Домащенко предупреждает о негативных последствиях массового отзыва лицензий у региональных банков. Эти финансовые организации имеют ярко выраженную нишевую специализацию по кредитованию малого и среднего бизнеса, индивидуальных предпринимателей.

«Банки, которые приходят им на смену, не всегда готовы заполнить именно эту нишу. Может просто идти выкачивание депозитных ресурсов на местах, а кредитование бизнеса в регионах уходит на второй план», – говорит экономист. По оценке Домащенко, лишь в 12 субъектах Федерации крупные банки оказались в состоянии перекрыть отток кредитования МСП и ИП, который во многом был спровоцирован массовым закрытием небольших местных банков.

Право сильного

По данным Банка России, на долю Сбербанка и ВТБ в настоящее время приходится 45% активов и всего 8% у 162 средних банков, Оборотная сторона активной чистки банковского сектора – нарастание концентрации, сужение конкуренции и усиление монополизма, особенно со стороны банков с государственным участием, уверена Дворецкая.

У гендиректора Mains Group Сергея Худякова свое видение ситуации. Он считает, что количество банков на российском рынке должно быть достаточным для сохранения конкуренции, обеспечения доступности услуг для компаний и населения. Правила тут простые – кредитные организации должны соответствовать требованиям по финансовой надежности и стабильно исполнять свои обязательства. «Происходящая консолидация банковской системы, в том числе в результате действий ЦБ, оздоравливает рынок и не приблизилась к черте, когда могут быть нарушены принципы здоровой конкуренции», – заявил Худяков.

Не склонен драматизировать происходящее и доцент кафедры финансовых рынков и финансового инжиниринга РАНХиГС Сергей Хестанов. Главный позитив политики ЦБ – сокращаются риски банковской системы, главный негатив – банков становится меньше, но для конкуренции это не столь критично. «Доминирование крупных банков продолжается давно, однако полной унификации тарифов и условий не происходит. Это говорит о наличии конкуренции. Теоретически и 10 банков могут работать конкурентно», – резюмировал собеседник «Профиля».

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK