Часть десятая
Без резких движений
Инертность общественных институтов не только «отменила» большинство прогнозов социологической фантастики, но и косвенно воспрепятствовала многим ноу-хау. Оказалось, что адаптация готовой технологии может сильно растянуться, если остаются сомнения по этическим, религиозным и законодательным аспектам. К примеру, беспилотные автомобили в наличии, но для их выхода на дороги нужна корректировка ПДД, распределение ответственности в случае аварии.

С летающими автомобилями будет еще больше проблем: из-за опасений насчет безопасности полетов (ведь любое столкновение в воздухе приводит к жертвам на земле) власти разных стран не разрешают использовать над городом даже квадрокоптеры. Добавим вопрос неприкосновенности частной жизни, ведь на летающем авто можно кружить возле окон, а то и вовсе вторгнуться в жилище.

Допустят ли к бытовому использованию квантовый компьютер? Ведь этот девайс может подобрать любой пароль или PIN-код за секунды, чем обессмыслит нынешнюю систему кибербезопасности. А как насчет достижений 3D-печати? С ее помощью уже можно произвести «детали» организма для тяжелобольных пациентов. Это благая цель – препятствий нет. А когда-нибудь появится шанс «собрать» человека целиком, выполнив завет Кларка, который ожидал увидеть первого клона в 2004 году. Но разрешат ли?
Самый болезненный пример сдерживания технологий – атомные электростанции. Азимов в 1964-м предполагал, что на них будет вырабатываться половина энергии (сейчас – около 10%), но аварии на «Чернобыле» и «Фукусиме», сложности с захоронением ядерных отходов привели к тому, что новые АЭС строят редко, а действующие закрывают (в сентябре решили остановить крупнейшую американскую АЭС Три-Майл-Айленд). Успехи в энергетике – залог развития всех технологий, но все же общественное мнение оказалось сильнее.

В условиях выборной демократии девиз «как бы чего не вышло» особенно силен. Политики должны гарантировать исполнение гражданских прав, прислушиваясь даже к иррациональным страхам. А также детально отчитываться по расходам госбюджета (который для безопасности рейтингов удобнее направить на соцвыплаты, чем в науку).
Выработка технологических стандартов должна начинаться заранее, но власти часто упускают момент и затем пытаются удержать контроль над уже разошедшейся по миру новинкой. Отсюда разбирательства и задержки. Скоро технологией, требующей взвешенного регулирования, станут машины с искусственным интеллектом. Через 20 лет их будет больше, чем нас, и в какой-то момент возникнет вопрос о субъектности робота – есть ли у него права и обязанности. Интересно, что лучше всего к этому готово английское право, ведь оно прецедентное, а в истории уже были суды над вещами – в XVI-XVII веках судили носы кораблей в виде мифологических героев за то, что они должны были принести удачу, но не справились.
Евгений Кузнецов, футуролог, амбассадор Singularity University
Читайте далее:
журналист
В спецпроекте использованы изображения авторов:
Willy Stower. Samsung. Shutterstock.com
Zeitung Photo, United Archives, ScopeFeatures, Science Photo Library-AKG Image, Science History Images, DWD-Media, Photo 12 / Vostock Photo.
Leemage, Deng Fei_Imaginechina / AFP East News.

Made on
Tilda