Часть двенадцатая
Мечта с привкусом рекламы
И все же свято место пусто не бывает: попытки разглядеть будущее не прекращаются, только преемники Азимова и Кларка выбирают не литературную карьеру, а специальную дисциплину – футурологию (futures studies). Спрос на ее представителей создают крупные корпорации, перехватывающие у национальных правительств роль пионеров прогресса и не пропускающие мимо ни одной свежей идеи.

Microsoft, Apple, Google собирают футурологов на конференции, заказывают работы в жанре дизайн-фикшн. Задача – не только просчитать реакцию рынка на готовящийся к выходу продукт, но и подтолкнуть аудиторию в нужном направлении, формируя «правильные» ожидания. В результате за прогнозы сегодня отвечают не мечтатели с художественным мышлением, а фактически пиарщики.

Самый медийно раскрученный футуролог – сотрудничающий с Google Рэй Курцвейл. Каждое его выступление оборачивается фейерверком технооптимизма. По мнению Курцвейла, в нынешнем году проводная электроника должна уйти в прошлое, в следующем – возможности ПК сравняются с человеческим мозгом. К 2027-му он пообещал каждому персонального робота, к 2033-му – полностью беспилотный автотранспорт, к 2039-му – имплантацию в мозг нанокомпьютеров, к 2042-му – достижение бессмертия за счет контроля подкожными чипами иммунных процессов, к 2045-му – технологическую сингулярность, превращение Земли в глобальный компьютер.
Рэй Курцвейл
От Курцвейла старается не отставать физик Митио Каку. По его словам, в будущем стены квартир и даже листы бумаги будут представлять собой ЖК-дисплеи. Слово «компьютер» лишится значения, потому что в мире не останется некомпьютеров. Эмоции, воспоминания и сны будут оцифрованы и смогут быть переданы по Сети. Искусственный интеллект сотрет границы между языками (контактные линзы будут мгновенно проецировать перевод на сетчатку глаза) и отменит процесс старения путем корректировки возрастных изменений в ДНК.

На этом фоне вышедший в сентябре доклад Samsung о мире в 2069 году выглядит скромно. Часть прогнозов в нем являются повторением пройденного: подводные супертрассы, воздушные автобусы, межконтинентальные перелеты на ракетах, личный цифровой ассистент, отели в космосе – всё это уже не ново. Плюс немного экзотики: бургеры из насекомых, воздушные спортивные матчи (спортсмены будут летать на скейтбордах).

По мнению собеседников «Профиля», прежние и современные прогнозы роднит обязательный элемент «волшебства», только в XX веке считалось, что его обеспечит революционный источник энергии, а сегодня в роли «палочки-выручалочки» выступает искусственный интеллект. Есть и другие отличия.
Прогнозирование стало рациональнее – футурологи, например, учитывают, в какие стартапы вкладываются средства. Тот же Курцвейл балансирует на тонком льду: на первый взгляд говорит странности, но на поверку всё оказывается приземленнее. Дело в формулировках. Земля как единый компьютер к 2045 году – это не полумистический образ высшего разума. Речь о компьютерных системах, сводящих воедино множество алгоритмов. И это реально: если сейчас алгоритмы «Яндекса» прокладывают маршрут московским водителям, по сути, регулируя трафик в городе, то за 20 лет распространить это до масштабов планеты нетрудно. А что до «технологической сингулярности», то для физиков сингулярность – это просто место, где не действуют наши представления о времени и пространстве. И здесь тоже трудно поспорить: для описания мира в 2045 году действительно потребуются новые термины и законы.
Евгений Кузнецов, футуролог, амбассадор Singularity University
Главный вывод, который можно сделать из высказываний современных футурологов, – образ будущего снова меняется, что стало следствием очередного ускорения технического прогресса. Космос, гаджеты, медицина: новости о достижениях поступают отовсюду, подстегивая моду на научпоп.
Мы прошли волну техно-разочарования и сейчас хотим получить позитивное подкрепление сегодняшних трендов – мол, все эти гаджеты презентуют не зря, это пролог к чему-то великому. Однако возрождения позитивистского идеализма 1960-х тоже не будет. Он был слишком философичным, сейчас же образы будущего замкнуты на теме технологий: мы снова уверовали, что все проблемы может решить некий чудо-девайс. В этой картине мира не хватает здорового скепсиса и разговора о рисках. Ведь самое ценное в прогнозах – выдать обществу предупреждение, чтобы оно вовремя среагировало и выработало антидоты.
Евгений Кузнецов, футуролог, амбассадор Singularity University
Антиутопии создаются и сегодня (в кино – «Голодые игры», «Черное зеркало», «Рассказ служанки»), но затрагивают не все актуальные вопросы, отмечает Любовь Кихней. К примеру, если фантасты сполна отработали темы восстания роботов и ядерной войны, то экологическая проблематика ими хронически недооценена. «К 2019 году прогресс в области технологий предоставит нам инструменты, которые помогут обратить вспять ухудшение экологии», – успокаивал Айзек Азимов.
Сегодня не хватает антиутопий о том, как люди живут в замусоренном мире и не могут из него выбраться. Разрушение биосферы из-за деятельности человека, доступ к плодородной земле и чистой воде – насущные проблемы, и роман-предостережение был бы востребован.
Любовь Кихней, доктор филологических наук, профессор
Как работают футурологи
Термин «футурология» появился в 1943 году, а научный инструментарий новой дисциплины, поначалу считавшейся ветвью социологии, сложился в 1970-е годы. В СССР она называлась «прогностика».

Главное отличие футурологов от предсказателей прошлого – привлечение математических методов. Широко используется статистический анализ (вероятностный, регрессионный, корреляционный, морфологический, кластерный), в том числе с применением компьютерных программ. Важной составляющей считается групповая работа для взаимной сверки прогнозов (опросы с помощью метода Дельфи, мозговые штурмы, моделирование). При этом не отменен и традиционный метод «пальцем в небо» – так называемое интуитивное прогнозирование.

Сегодня футурологи трудятся при университетах, защищают диссертации, издают книги, встречаются в рамках профессиональных объединений – Всемирной федерации футурологии, Всемирного общества будущего. Иногда на их деятельность смотрят скептически: мол, все это псевдонаука, а будущее непредсказуемо по определению.
Читайте далее:
журналист
В спецпроекте использованы изображения авторов:
Willy Stower. Samsung. Shutterstock.com
Zeitung Photo, United Archives, ScopeFeatures, Science Photo Library-AKG Image, Science History Images, DWD-Media, Photo 12 / Vostock Photo.
Leemage, Deng Fei_Imaginechina / AFP East News.

Made on
Tilda