17 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Бизнес-инкубатор имени В.И.Ленина

Главной молодежной организации Советского Союза 29 октября исполнилось 100 лет. Имя комсомола до сих пор носят города и улицы, заводы и вузы, газеты и театры и даже малая планета. Для одних он по-прежнему гордость, для других – неприятная страница в биографии, о которой не хочется вспоминать. Однако вычеркивать эту страницу из биографии нелепо, особенно тем, кто благодаря комсомолу получил отличную школу менеджмента, общения с людьми, объездил всю страну, обзавелся хорошими связями, а позднее все это удачно конвертировал в высокие государственные посты, мощные бизнес-проекты, да и просто в миллиарды долларов. По сути, весь нынешний постсоветский истэблишмент вышел из комсомола.

Да и любой нормальный человек старше сорока лет вспоминает об этой организации с легкой ностальгией – ведь все мы росли на фильмах и книгах о подвигах комсомольцев, шагали на демонстрациях под песни «Комсомольцы-добровольцы» и «Любовь, комсомол и весна», радовались вместе с героями «Девчат» и «Большой перемены», и многие испытали шок, прочитав разоблачительную повесть Юрия Полякова «ЧП районного масштаба».

Примечательно, что комсомола как мощной структуры, работавшей с молодежью и решавшей ее проблемы, нет уже 27 лет. 27–28 сентября 1991 года прошел XXII чрезвычайный съезд ВЛКСМ, который решил распустить Всесоюзный ленинский коммунистический союз молодежи. Однако за все последующие годы ни одна из многочисленных молодежных организаций так и не смогла стать такой же по силе и авторитетности, каким был созданный 29 октября 1918 года Российский коммунистический союз молодежи (первое название комсомола).

Бойцы вспоминают минувшие дни

«Комсомол – моя жизнь. Красивая и бурная, со всеми оттенками, с потерями людей. Если хотите рассказать про комсомол, то спросите про мою жизнь, а если хотите рассказать о моей жизни, то спросите про комсомол», – подчеркивает бывший первый секретарь ЦК ВЛКСМ Борис Пастухов.

Борис Николаевич уверен, что ВЛКСМ был великой организацией, которая сделала для страны много хорошего, но о самом ее существовании сегодня стараются забыть. Однако он уверен, что это невозможно, потому что через ВЛКСМ прошли миллионы людей, которые сохранили о нем добрую память.

Убежден он и в том, что те, кто не прошел школу ВЛКСМ, могут об этом только сожалеть. В своей работе Борису Пастухову приходилось сталкиваться и с формализмом, и с непониманием, брать на себя ответственность и постоянно учиться.

Например, за свое участие в подготовке экспедиции Дмитрия Шпаро на Северный полюс он едва не лишился партийного билета. Оправдываться пришлось перед членом Политбюро ЦК КПСС Михаилом Сусловым. Первая в истории лыжная экспедиция (1979) уже была на маршруте, вернуть ее было невозможно, Суслов беспокоился.

«Он стал более-менее успокаиваться, узнав, что в команде есть кавалерийский карабин 1944‑го года и запас патронов. Ребята могли отбиться от белых медведей. Успокоился он, и узнав о том, что в группе есть радист из ведомства председателя КГБ СССР Юрия Андропова», – вспоминает Борис Пастухов.

Как вспоминает бывший комсомольский вожак, только спустя много лет он узнал, что поход сопровождали подводники и авиация. «Вот тогда я понял, что такое партийное руководство комсомолом», – замечает Борис Пастухов.

Часы, которые Дмитрий Шпаро брал в экспедицию, он подарил Борису Николаевичу. С тех пор они кочуют вместе с ним из кабинета в кабинет. А вот одна из тех деревянных лыж, что дошли до Северного полюса, стоит у Пастухова дома.

Кстати, Северный полюс стал частью жизни знаменитого полярника, члена-корреспондента РАН, Героя Советского Союза, депутата Государственной думы Артура Николаевича Чилингарова. По его признанию, в его жизни многое связано с комсомолом: «Годы на комсомольской работе считаю одними из лучших, ярко прожитых и осмысленных». В 1965 году молодой ученый Чилингаров был избран первым секретарем Булунского РК ВЛКСМ Якутской АССР.

«Избрали, кстати, с нарушением сложившихся в комсомоле правил. Я был беспартийным, а на такой пост избирали обычно тех, кто был с партийным билетом. В партийном руководстве Якутии на это, конечно, посмотрели косо, но вынуждены были смириться с волей комсомольского коллектива. И хотя я потерял в зарплате, жизнь стала куда интересней и насыщенней», – вспоминает он.

Четыре года, проведенных на комсомольской работе, были заполнены интересными встречами и событиями. Комсомольцы даже построили в свободное от работы время спортивный зал из пустых топливных бочек, и для этого им не понадобились длительные согласования в разных инстанциях.

По словам Артура Николаевича, сейчас кое-что из комсомольского опыта начинают перенимать: создаются массовые движения молодежи, предпринимаются попытки нацеливать их на высокие идеалы гражданской ответственности и патриотизма.

«И это правильно. Жаль только, что лишь в последние годы созрело понимание, что в опыте работы с молодежью в советское время было немало ценного и вполне приемлемого для нашего современного общества», – считает он.

Главный редактор журнала «Юность» Борис Полевой, приехав в полярный поселок и познакомившись с жизнью комсомольцев, назвал Артура Чилингарова «самым авторитетным комсомольцем, кого довелось встречать», и «истинным вожаком молодежи». И если бы сложилась его дальнейшая комсомольская карьера, возможно, мир потерял бы одного из самых знаменитых и уважаемых полярников.

Кузница кадров

Свой путь в комсомоле начинали многие нынешние руководители страны, бизнесмены и политики. Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко была активной комсомолкой, еще учась в Ленинградском химико-фармацевтическом институте. Так что приглашение в 1972 году на работу в райком комсомола было вполне естественным. Позже она перешла в Ленинградский областной комитет ВЛКСМ, который в начале 80‑х и возглавила. В дальнейшем у нее сложилась и партийная, и дипломатическая, и государственная карьера.

Почти 10 лет Валентина Ивановна проработала в МИДе: была послом на Мальте и в Греции, затем стала заместителем председателя правительства России, полпредом президента в Северо-Западном федеральном округе, губернатором Санкт-Петербурга, а с 2011 года возглавляет нижнюю палату парламента. К сожалению, сегодня Валентина Ивановна не любит вспоминать свою боевую комсомольскую юность, о чем нас заверили в ее пресс-службе. Но, как говорится, из песни слова не выкинешь.

Комиссаром студенческого отряда и председателем студенческого профкома Саратовского института механизации сельского хозяйства имени М. И. Калинина был глава Государственной думы Вячеслав Володин.

Вице-премьер Виталий Мутко начинал карьеру с должности секретаря ВЛКСМ Ленинградского речного училища. Комсоргом школы была его коллега по правительству Татьяна Голикова. Нынешний глава Счетной палаты Алексей Кудрин учился на курсах подготовки актива для комсомола при Дворце пионеров в Архангельске.

Успешное комсомольское прошлое есть и у первого заместителя руководителя администрации президента РФ, а в 1998 году даже председателя правительства страны Сергея Кириенко. Во второй половине 80‑х он был секретарем комитета ВЛКСМ завода «Красное Сормово», первым секретарем Горьковского обкома ВЛКСМ, потом занимался бизнесом, а в 1997 году переехал в Москву и получил высокую должность в Министерстве топлива и энергетики, а вскоре и первого заместителя председателя правительства.

А вот нынешний министр спорта Павел Колобков в юности вряд ли помышлял о государственной или политической карьере, зато увлеченно фехтовал. Как результат, олимпийский чемпион и шестикратный чемпион мира. А в 2016 году он – еще одна вершина – возглавил российский спорт. И хотя он не был комсомольским активистом, свою лепту в дело ВЛКСМ внес, о чем и рассказал «Профилю»: «Когда подошло время вступления в комсомол, мою кандидатуру выдвинули в первых рядах. Отношения с одноклассниками у меня были хорошие, все меня уважали за то, что и учился хорошо, и спортом занимался.

Но почему-то именно классная руководительница, как сейчас помню, выступила категорически против этого. Аргументом стало то, что я не участвую в общественной жизни школьного коллектива. Мне на самом деле было некогда, а другие заслуги она, видимо, не учитывала. В итоге я стал комсомольцем в числе последних, но времени на общественную работу не прибавилось. Уроки заканчивались – я ехал в ЦСКА, где до позднего вечера шли тренировки. Так каждый день. Зато с 8-го класса я получал зарплату, как спортсмен ЦСКА, и платил самые большие комсомольские взносы. Для комсомола это точно было неплохо».

Благодарен комсомолу за навыки самостоятельной работы и гордится этой страницей своей биографии врач-эпидемиолог, доктор медицинских наук, профессор, в прошлом главный государственный санитарный врач РФ, глава Роспотребнадзора, а ныне депутат Государственной думы Геннадий Онищенко. Геннадий Григорьевич большую часть жизни посвятил медицине, участвовал в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, был в плену у чеченских боевиков и никогда не боялся высказывать свое мнение по любым вопросам. Возможно, этому его научил комсомол: «Комсомол сыграл в моей жизни важную роль. Я помню, как меня принимали в комсомол, хотя прошло много времени. После первички нас привезли в райком комсомола. Я волновался. Одной из причин было то, что мне не было 14 лет, а принимали с 14. Меня волновало: как же так? Скажут: ты еще не вырос. Сейчас это с юмором воспринимается. Комсомол дал мне хорошие навыки общественной работы. Как ни крути, одно дело ходить в школу, сидеть на первой парте, тянуть руку по поводу и без повода, приносить в дневнике «4» и «5», а другое – самостоятельная работа, чего не хватало тогда и что в наше сегодняшнее образование надо внедрять.

Дали поручение: субботник провести, «Колючку» нарисовать. Как организовать работу? Эти навыки самостоятельной работы четко давал именно комсомол. Я уж не говорю о тех провозглашаемых принципах, чего сегодня, кстати, многие стыдятся: как же так – воспитывать. Таблицу умножения знает? – Знает. «Жи» – «ши» правильно пишет? – Пишет. А то, что он грубит, не уважает старших, то извините. Это воспитывают родители.

Эта самостоятельная школа, по существу, то, что сегодня мы с вами называем гражданским обществом. Первую школу публичной работы, безусловно, давал комсомол. Да, это была организация, которая находилась на государственном бюджете, я имею в виду райкомы, обкомы комсомола, но на уровне школьной ячейки это была действительно самостоятельная работа. Надо было провести собрание, беседу со своими сверстниками, указать на отдельные недостатки, а это всегда труднее, чем пойти наябедничать учителю.

Это были первые навыки политической работы. А что такое политическая работа? Это Устав, который не является учебником. Учитель не объясняет по этому Уставу. То есть нужно шевелить мозгами, как лучше сделать. Поэтому для меня комсомол – это очень хорошее воспоминание и с точки зрения эмоций, и с точки зрения пользы для последующей жизни. Я благодарен ему. И он хоть, может, где-то и начетничеством занимался, все равно первый толчок к политическому самосознанию давал. Я был и секретарем комсомольской организации, и членом бюро, но прежде всего я горжусь своим рядовым пребыванием в комсомольской организации, потому что я не преследовал цель сделать комсомольскую карьеру».

Игорь Сабадаш⁄Фотохроника ТАСС

Из комсомольцев в нобелевцы

Академик РАН, лауреат Нобелевской премии по физике, депутат Государственной думы РФ Жорес Иванович Алферов тоже вспоминает с большой теплотой о своей комсомольской юности: «Я в комсомол вступил в 1943 году. Мне было тогда 13 лет, хотя в комсомол принимали с 14. А это было на Урале, в городе Туринске. Когда меня спросили в райкоме комсомола: «Ты вступаешь, мы нарушаем правила. Создается Уральский лыжный комсомольский батальон. Ты пойдешь в него?», я сказал: «Да». После этого они меня приняли в комсомол.

В 45‑м году мы приехали в Минск, полностью разрушенный в войну. В Минске в это время была одна мужская школа и три женских. И в нашей мужской школе была хорошая комсомольская организация. И наш класс был весь комсомольский. Между прочим, к нам в школу приезжал и выступал с прекрасной лекцией о поездке в Лондон на встречу молодежных организаций после войны Михаил Васильевич Зимянин, который в это время был первым секретарем ЦК комсомола Белоруссии. Он был партизаном. Я его потом много раз видел на общих собраниях Академии наук, потому что в последние годы жизни он был секретарем ЦК партии, ответственным за науку в нашей стране.

В 9–10‑м классах я был членом комитета комсомола и, между прочим, отвечал за культсектор. Приходил к Зимянину, приглашал его в школу. Приходил к Петру Мироновичу Машерову*, приглашал его в школу.

Когда учился в ЛЭТИ (Ленинградский электротехнический институт. – «Профиль»), я уже был в студенческом научном обществе. Но в Физико-техническом институте я снова стал комсоргом самой большой лаборатории Физтеха – лаборатории полупроводников. И получил свой первый орден за создание специального устройства для нашей первой атомной подводной лодки «Ленинский комсомол». Я стал академиком, получил нобелевскую премию по физике. Всего в Физико-техническом институте за всю его 100‑летнюю историю было два Нобелевских лауреата: академик Семенов (Николай Николаевич Семенов, лауреат Нобелевской премии по химии, 1956 г. – «Профиль») и я. Были еще Ландау и Капица – питомцы нашего института, но они получали Нобелевские премии, когда уже не работали в Физтехе.

У меня все было хорошо: я окончил институт, стал кандидатом наук, затем доктором наук, получил высокую награду Института Франклина (США) – золотую медаль Стюарта Баллантайна, поскольку полупроводниковые лазеры на гетероструктурах мы сделали раньше, чем американцы, получил Ленинскую премию, Государственную, был избран членом-корреспондентом, академиком. Я прожил успешную жизнь. И считаю, что комсомолу я в этой жизни обязан многим, поэтому очень важно не забывать о столетии этой организации, которая сделала очень много для могущества нашей Родины. Надеюсь, нынешней молодежи предстоит сделать еще больше».

Комсомолец джазмена не обидит

Активную жизненную позицию через комсомол проявил в свое время и лидер партии «Справедливая Россия» Сергей Миронов. В комитете комсомола Ленинградского горного института им. Г. В. Плеханова он отвечал за идеологию. Впрочем, по данным некоторых СМИ, еще в 9‑м классе он стал комсоргом. А в комсомол вступил вслед за девочкой, которая понравилась ему: смекнул, что можно будет провожать домой после комсомольских собраний, которые затягивались до позднего вечера.

Веской оказалась причина для вступления в комсомол и у знаменитого саксофониста, народного артиста России Игоря Бутмана: «Мне было лет 15–16. Был выбор – либо идти на урок литературы, либо идти вступать в комсомол. Я выбрал вступление в комсомол. У меня не было комсомольских строек, комсомольских отрядов. А потом я стал работать как профессиональный музыкант с 18 лет, юношеская жизнь закончилась. В вузах с мощной комсомольской организацией я не учился. Но никаких плохих впечатлений от комсомола у меня нет, только хорошие, потому что комсомол поддерживал джаз.

Однажды возникла проблема. Для поездки за границу у меня был комсомольский билет, но не было членских взносов. Мне пришлось за несколько лет заплатить очень небольшую сумму, потому что взносы были 2 копейки. И еще одно воспоминание: когда я был маленький и шел поздно вечером, а навстречу шел взрослый парень с комсомольским значком, я знал наверняка, что пионера он не обидит», – вспоминает Игорь Бутман.

Было комсомольское прошлое и в жизни многих российских бизнесменов. Нынешний глава Сбербанка, а ранее министр экономического развития Герман Греф не только учился на юридическом факультете Омского госуниверситета, но и был комсоргом курса и руководителем комсомольского оперотряда и даже успел вступить в КПСС.

Один из богатейших российских бизнесменов Алишер Усманов не только успешно фехтовал, но и был старшим референтом ЦК ЛКСМ Узбекистана.

А бывший глава «ЮКОСа» Михаил Ходорковский работал освобожденным заместителем секретаря комитета ВЛКСМ Московского химико-технологического института имени Д. И. Менделеева. Свои комсомольские связи он использовал в конце 80‑х, чтобы организовать Центр научно-технического творчества молодежи при Фрунзенском райкоме ВЛКСМ. Центр закупал и продавал компьютеры для государственных структур, варил джинсы, торговал алкоголем и одним из первых начал обналичивать средства. Так что Михаил Борисович использовал комсомольские связи и опыт, которые помогли ему заработать свой первый миллиард.

В Бауманском райкоме ВЛКСМ, а до этого секретарем комитета комсомола СГПТУ № 191 и завода «Старт», трудился инструктором отдела пропаганды и агитации будущий бизнесмен, а ныне сенатор Сергей Лисовский. «Там научился договариваться с деловыми людьми, вырос как организатор, комсомол – лучшая бизнес-школа», – признался он в интервью «Комсомольской правде». И действительно, организаторские способности Лисовский проявлял просто удивительные – увлекавшийся музыкой и успевший поработать диск-жокеем, он организовал собственную звукозаписывающую и продюсерскую фирму «Студия популярной музыки «Рекорд» и в дальнейшем демонстрировал большие успехи в бизнесе.

По-разному сложились судьбы комсомольских руководителей, активистов и тем более рядовых членов ВЛКСМ, но для нескольких поколений советской молодежи он стал важной страницей в жизни. Для кого-то яркой и насыщенной событиями. Кому-то запомнился лишь взносами, собраниями и бюрократией. Но вычеркивать эту страницу из жизни вряд ли имеет смысл. Тем более что ничего равного комсомолу в новой России так и не удалось создать, несмотря на огромные ресурсы, вложенные в организацию бесконечных прокремлевских молодежных квази-движений. При всех своих недостатках и огрехах комсомол выполнял важную функцию по организации и воспитанию молодежи. А сегодня такой работы не проводит никто – полный вакуум в этом направлении. И в результате этого вакуума страну сотрясают кошмарные истории наподобие недавней трагедии в Керчи. Впрочем, это, как говорится, уже совсем другая история…

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK