logo
30.09.2013 |

Почитаем

Представляем книжные новинки:

Талантливый жулик

Николай Мельников
Портрет без сходства
НЛО

Представляем книжные новинки:

Талантливый жулик

Николай Мельников
Портрет без сходства
НЛО

«Искренний и сильный талант», «жулик, самый настоящий жулик», «безнравственный старик», «отличный малый», «ломака, весь без души, весь — сноб вонький», «талантливый, эгоцентричный, игривый клоун, дурачащийся перед зеркалом», «хорошо воспитан», «хам не по природе, а по выбору, гордыне», «мошенник и словоблуд», «паршивый мелкий сноб… с оттенком какого-то извращенного подлеца», «настоящий русский интеллектуал дореволюционного типа, полный шуток и веселья»… И это все о нем. О великом, ужасном, спорном, недосягаемом Владимире Набокове — классике, смутьяне и любителе бабочек. Сам автор называет свое произведение документальным романом. Книга выстроена на многочисленных цитатах — фрагментах писем и дневников, расположенных хронологически, с 1910-х до 1980-х годов ХХ века. По ним можно проследить, как формировалась репутация писателя. Иван Бунин, Сергей Рахманинов, Корней Чуковский, Иван Шмелев, Гайто Газданов, Георгий Иванов, Исайя Берлин, Джон Чивер, Джон Фаулз, Ивлин Во, Генри Миллер, Георгий Адамович, Борис Зайцев, Джойс Кэрол Оутс, Кингсли Эмис, Иосиф Бродский… Вереница тех, кто вспоминает, размышляет, судит и восхищается, уникальна по «качественному составу». Элита! Этот человек редко кого оставлял равнодушным.

Две тысячи слов в сутки

Мейсон Карри
Режим гения: Распорядок дня великих людей
«Альпина Паблишер»

К популярному тайм-менеджменту книга отношения не имеет. Скорее, наоборот. Как пишет автор, эти почти триста страниц — «плод вдохновенного увиливания от работы». Нью-йоркский журналист маялся оттого, что не мог сосредоточиться на сочинении очередного материала в текущий номер и постоянно испытывал чувство вины. Он обшарил Интернет в поисках ответа на вопрос, как заставляют себя работать известные люди, что помогает им браться за дело и доводить его до конца. Оказалось, что Феллини всю жизнь спал по три часа. Больше не мог. И не хотел. Фрэнсису Бэкону лучше всего работалось с похмелья — «мозг так и пышет энергией». Для Дэвида Линча важен ритуал: медитация, густой сладчайший шоколадный мусс и семь чашек кофе в любимом заведении, где к нему и приходят лучшие идеи. У Стивена Кинга, как у шахтера, обязательная норма выработки: две тысячи слов в сутки без выходных и праздников. Отработал — свободен. Можно творчески осваивать чужой опыт, можно просто удивляться причудам гениев. В сухом остатке довольно жесткий вывод: «Рано или поздно все великие люди делаются одинаковыми: они работают и не могут остановиться. Не теряют ни минуты. Это так угнетает!»

Обо всем на свете

Сью Таунсенд
Публичные признания женщины средних лет
«Фантом-Пресс»

 

«На первый взгляд работенка у короля что надо. Зарплата — супер, отпуск длинный, катаешься себе по миру и не боишься опоздать на рейс из-за ремонта шоссе М25…» Но это только на первый взгляд. В итоге сложных и крайне субъективных размышлений героиня приходит к выводу, что принц Чарльз приветствовал бы отмену института монархии. Скажете, типичная женская логика? Да! И в исполнении знаменитой английской писательницы Сью Таунсенд, автора популярных книг об Адриане Моуле, звучит все очень убедительно. Весь роман построен исключительно на женской логике, женском взгляде на мелочи жизни, которые на самом деле и есть сама жизнь. Тем и интересен, причем не только женщинам. В книге нет четкого сюжета. Она состоит из мозаики на первый взгляд случайных происшествий и простых житейских переживаний (спина болит, книга не пишется), добродушных перебранок с мужем, точных и жестких наблюдений по поводу современного телевидения... Оторваться от чтения трудно, как от хорошей дружеской беседы, когда легко говорится обо всем, в том числе о важном и серьезном: «У меня всегда была слабость к плотникам: в детстве я обожала Иисуса…»

О, спорт, ты драйв!

Под ред. Марии Красовской, Юлии Потемкиной
Великие моменты великих Игр
«Манн, Иванов и Фарбер»

Темноволосые мужчины положили руки на седла своих старомодных велосипедов и смотрят в камеру серьезно и слегка надменно. Они триумфаторы самой первой Олимпиады современности. Всего-то 9 видов спорта и 241 спортсмен из 14 стран. Через несколько страниц — серьезная дама в юбке до земли, с ракеткой в руках — у нее теннисное золото-1900. Листаем дальше: усатый дядька, почти циркач, выжимает здоровенные гантели — больше такого нигде не увидите, этот вид спорта был олимпийским всего раз, 110 лет назад. Фотографы тогда не умели снимать движение, поэтому большинство кадров статично и наивно. Дальше снимки становятся все выразительнее, появляются новые ракурсы, сюжеты, крупные планы, черно-белое становится цветным… Эти фотоснимки — то немногое, что осталось от легендарных единоборств и рекордов. В архивах записаны имена и статистика, но цифры слишком сухи и холодны. А тут и усилие, и мощь, и драйв, и страсти, и приметы времени… В альбоме минимум текста, уникальные архивные фотографии выразительнее любых слов. Древние греки со своими скульптурами и силуэтами на вазах сгорают от зависти...