logo
18.10.2013 |

Почитаем

Представляем книжные новинки:

Жена писателя

Антонина Пирожкова
«Я пытаюсь восстановить черты»: воспоминания
АСТ

Представляем книжные новинки:

Жена писателя

Антонина Пирожкова
«Я пытаюсь восстановить черты»: воспоминания
АСТ

Женщина редкой красоты, уникальных способностей, необычной судьбы. Антонина Пирожкова родилась в Сибири, умерла в Сарасоте, штат Флорида. Математика была ее стихией с детства. В начале 1930-х женщин-инженеров было немного — незаурядную девушку заметили сразу. Начинала на «Кузнецкстрое», полученное там прозвище — Принцесса Турандот из конструкторского отдела — перекочевало за ней в столицу. Тут она оказалась на своем месте — в «Метрострое». Обе «Киевские», «Площадь Революции», «Маяковская» — ее работа. А еще воспитанная в строгости сибирячка встретила в Москве единственную любовь — писателя Исаака Бабеля — и родила ему дочь. Его забрали в 1939-м, навсегда. Ее не тронули. Следователь сказал: «Устраивайте судьбу». Не послушала. Обивала пороги, верила, что жив, добилась реабилитации. Но никогда не была традиционной писательской женой. Собирала тексты, занималась публикациями, принимала западных славистов. И писала уникальный, до сих пор единственный учебник по строительству метрополитенов. Антонины Николаевны не стало три года назад, ей был 101 год. За воспоминания взялась, разменяв десятый десяток, когда в середине 1990-х с семьей уехала в Америку. Книга и о Бабеле, и о себе, людях и событиях. В ней, кроме дыхания эпохи и точных примет времени, чувствуется масштаб личности сильной, состоявшейся женщины.

Хрупкий мир

Джесси Келлерман
Беда
«Фантом Пресс»

Все хорошие поступки наказуемы. В этом убедился главный герой этой книги: его наказали по полной. Джона (так необычно зовут героя), студент-медик, несмотря на все жизненные передряги, не стал циником и мизантропом.
Однажды, возвращаясь домой после очередного безумного дежурства в приемном покое, он услышал отчаянные женские вопли. В темном безлюдном переулке кричала хрупкая девушка — мужчина угрожал ей ножом. Джона не мог пройти мимо и не вмешаться. В результате девушка спасена, на парне пара царапин, злодей убит, а газеты только и пишут об отважном поступке будущего врача. Постепенно все вроде начинает успокаиваться. Джона продолжит врачебную практику, сблизится со спасенной, но неожиданно получит повестку в суд. Родственники убитого усомнились в правомерности его действий. И это, как вскоре выяснится, не самая большая беда. Дальнейшее развитие событий не уступает лучшим сюжетам Хичкока. Хрупкий мир идеалиста начнет рушиться под напором странной реальности, в которой сплошные перевертыши, изощренная ложь и полный набор симптомов из учебника по судебной психопатологии.

Без солнца

Барбара Демик
Повседневная жизнь в Северной Корее
«Альпина нон-фикшн»

Что на самом деле происходит в стране победивших идей чучхе, для всех тайна за семью печатями. Некоторые из наших соотечественников, кого громко туда зовут и кого там торжественно принимают, обзавидовались. Редкие беженцы рассказывают про тоскливый, серый, почти оруэлловский мир, полный бытовой неустроенности, нравственных и физических унижений, всевозможных несвобод. Автор книги Барбара Демик — журналист с высокой профессиональной репутацией. Она была корреспондентом Los Angeles Times в КНДР, многое видела своими глазами. Однако основные ее источники — реальные люди, которые рассказывают о пережитом, о буднях, нравах, судьбах. Полезное чтение для тоскующих по утраченному социализму. Самый яркий «документальный роман» — история кореянки Ок Хи. Оставив двоих детей, она сбежала от изверга-мужа. Потом «продалась» китайскому крестьянину (на границе процветает этот бизнес, так как в Поднебесной не хватает женщин). Через два года вернулась и сразу попала в лагерь. Чтобы матери передали весточку, расплатилась нижним бельем. А мать выкупила заблудшую за 10 блоков сигарет.

Тайны и призраки

Айзек Азимов
Путеводитель по Шекспиру
«Центрполиграф»

Как звали отца Гамлета, того самого, который призрак? Только не говорите, что «тень отца Гамлета»! Хорошая попытка, но не принимается. Отличный, кстати, вопрос для турнира эрудитов, ведь ответ очевиден. По крайней мере для Азимова. Два толстых тома путеводителя увлекают не меньше, чем собрание сочинений самого Шекспира. В первом — так называемые английские пьесы про всех Генрихов, Ричардов, включая «Короля Лира», «Виндзорских проказниц» и «Шотландскую пьесу». Во втором — итальянские, римские и греческие.
Гид, как и положено, раскапывает источники сюжетов, делает точный и остроумный исторический экскурс, показывает географические нюансы — в книгу включены «карты местности». Далее он идет по текстам — сценам, строфам, репликам, если они важны для понимания. Азимов расшифровывает и толкует смыслы, подтексты, интриги, которые часто не очень ясны и поэтому ускользают от современного читателя и зрителя. Можно ли получать удовольствие от Шекспира без этого знания? Можно. Но с ним интереснее! Да, кстати, папу Гамлета звали… Гамлетом. Это у них семейное.