16 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Американское нефтяное чудо

Цены на нефть падают, отдельные страны ОПЕК сталкиваются с финансовыми затруднениями. В то же время США становятся крупнейшей нефтедобывающей державой в мире. Сколько еще будет сохраняться такой тренд?

74-летний Абдалла Салем аль-Бадри давно хочет отойти от дел и жить в свое удовольствие у себя дома, в родной Ливии. Но такой возможности у него нет. Сначала мешали волнения в Северной Африке, потом перед аль-Бадри встала другая задача: он должен спасать ОПЕК. С 2007 года ливиец является генеральным секретарем картеля нефтедобывающих государств.

12 стран — членов ОПЕК никак не могут договориться о том, как им реагировать на падение цен на нефть. Баррель марки WTI (West Texas Intermediate) стоит сегодня чуть меньше 80 долл., на четверть дешевле, чем в июне. Нефтедобывающие страны теряют миллиарды, Венесуэла вводит продуктовые карточки, правительству грозит дефолт. Министр иностранных дел Венесуэлы Рафаэль Рамирес буквально умолял ОПЕК хоть что-нибудь предпринять, чтобы остановить удешевление черного золота; в конце октября он выступил с инициативой провести экстренное заседание. Однако Саудовская Аравия, самый влиятельный член организации, которому легче других повлиять на динамику цен, ведет себя так, будто ничего не случилось.

Начало ценовой войны

Королевство отказывается сокращать добычу нефти, как оно не раз делало в аналогичных ситуациях. Тем самым оно объявляет ценовую войну: как и в 1970-е годы, саудовские шейхи вновь бряцают нефтяным оружием. Но если тогда арабы наносили удар по индустриальным державам, то теперь действуют против собственных союзников. Так что конфликт приводит не к росту, а к падению цен.

Решающая «битва» состоится в середине ноября в Вене, где пройдет заседание нефтяных министров ОПЕК. Последние даже в спокойные времена относились друг к другу с большой настороженностью и недоверием; сегодня они далеки друг от друга как никогда. Генеральному секретарю аль-Бадри придется проявить большое искусство переговорщика, чтобы консенсус меж двух фронтов стал возможным. Для этого у него есть все предпосылки.

За свою карьеру ливиец не раз демонстрировал поразительную маневренность. У него были такие разноплановые работодатели, как американский концерн Esso Standard и ливийский правитель Муаммар Каддафи. Esso превратился в Exxon, Каддафи стал историей, но аль-Бадри по-прежнему на коне. Благодаря своей жизнерадостности ему всегда удается создать благоприятную атмосферу — и это он вновь доказал в конце октября на конференции Oil & Money в Лондоне.

Немолодой, но энергичный мужчина с поседевшими волосами оживленно приветствовал старых знакомых: поцелуйчик здесь, поцелуйчик там, уважительные похлопывания по плечу. Изволите селфи для семейного альбома? Что ж, пожалуйста, — аль-Бадри снимает очки и послушно улыбается в камеру смартфона. А если кто-то вдруг подходит к нему с серьезной миной, он умело сглаживает диссонанс.

В нефтяной отрасли мало что произошло, утешает он, никаких причин для паники сейчас нет. Цены диктует рынок, а не ОПЕК. «Возможно, они будут снижаться, а может быть, снова вырастут», — лаконично констатирует он, благодушно улыбаясь собравшимся и мягко уходя от всех прочих вопросов, волнующих сегодня мировую нефтяную отрасль: когда биржевые цены достигнут дна? И главное, удешевление нефти — это временное явление? Или за ним стоит нечто большее?

Нежданное энергетическое изобилие

Динамика, сохраняющаяся с июня, вызывает много вопросов. Цены на нефть падают в то самое время, когда санкции осложняют освоение новых месторождений в России, а террористические группировки «Исламского государства» расширяют зону своего влияния на берегах Тигра и Евфрата — в регионе, богатом нефтью. В прежние времена подобные кризисы заставили бы цены взлететь до небес. Но нефть дешевеет, и это наталкивает на мысль, что нефтяные рынки переживают глубинные перемены: соотношение сил формируется заново.

Всю серьезность изменений демонстрирует на первый взгляд малозначительное событие конца июля: из техасского порта Галвестон вышел нефтеналивной танкер BW Zambesi с 400 тыс. баррелей американской нефти  и взял курс на Южную Корею. Впервые с 70-х годов XX века США поставили нефть за рубеж.

Страна уже в скором времени может стать экспортером нефти. Ежедневно американцы выкачивают из собственных недр почти 9 млн баррелей  — на 70% больше, чем в 2008 году. И это в основном легкая, «лакомая» нефть, какую до сих пор поставляли такие страны, как Нигерия. Сегодня от берегов Западной Африки танкеры отходят нечасто. США опередили Саудовскую Аравию и заняли первое место в мире по объему нефтедобычи.

Эксперты из банка Commerzbank говорят о смене парадигмы, от которой уже выигрывают потребители на Западе. На немецких автозаправках горючее стоит дешево как никогда за последние три года. Литр мазута при партии в 3 тыс. литров обойдется меньше чем в 75 центов.

По оценкам банка Unicredit, немцы благодаря дешевой нефти могут выделить на потребительские расходы на 25 млрд евро больше, чем еще прошлым летом. Это равнозначно сокращению НДС в Германии на 3%; такой подарок пришелся аккурат к Рождеству.

Однако непривычное энергетическое изобилие обусловлено не только технологией фрекинга, спорной и эффективной в равной мере, когда в нефтеносный пласт под большим давлением закачивается жидкость и нефть, раньше считавшаяся не подлежащей добыче, устремляется на поверхность. Другие ноу-хау тоже сулят большие шансы даже такой бедной сырьем стране, как Германия.

Технологии, которые меняют экономику

Инженеры немецкой компании Wintershall на месторождении в Эмлихгейме неподалеку от нидерландской границы успешно применяют нагнетание пара в пласт. Вот уже 70 лет там работают штанговые насосные установки, Эмлихгейм — это одно из старейших месторождений в мире, до сих пор сохраняющее стабильные объемы добычи. Водяной пар, нагретый до 300 градусов, разжижает нефть, которая имеет консистенцию густого обувного крема и сильный запах серы, и вытесняет ее из недр.

Обычно нефтяники добывают около трети имеющихся запасов нефти. В Эмлихгейме Wintershall доводит так называемый коэффициент извлечения до 50%. «Насколько мы можем судить сегодня, нефть здесь будет добываться еще после 2040 года», — говорит глава правления Мартин Бахманн.

На Аляске на месторождении Прудо-Бей бурильщикам удалось извлечь аж 62% нефти из скважин на шельфе, рассказал глава нефтяного концерна BP Боб Дадли на одной лондонской конференции. Дескать, отрасль в целом переживает «золотой век инноваций» благодаря «большим данным».

В Хьюстоне концерн BP использует суперкомпьютеры, анализирующие колоссальные массивы сейсмической информации. Их процессоры выполняют свыше 2 трлн счетных операций в секунду и позволяют составить точную картину недр, включая даже трудновыявляемые запасы. «Десять лет назад на такой анализ геологу потребовалось четыре года, — говорит Дадли. — Сегодня достаточно одного дня».

Технологические прорывы позволяют отрасли снова и снова переносить так называемый пик нефти — момент, после которого объемы ее добычи в мире будут неуклонно падать, — на неопределенное будущее. В этом году отмечался существенный рост предложения не нефтяном рынке, по оценкам специализированной американской консалтинговой компании IHS, без учета государств ОПЕК он составлял 1,7 млн баррелей в день. Потребности за тот же период увеличивались существенно медленнее — в целом на 0,9 барреля; это привело к снижению цен.

Скоро нефть должна утратить роль важнейшего энергоносителя в мире, на первое место выйдет каменный уголь. Так, в ЕС потребление нефти стремительно сокращается и сегодня соответствует уровню 1967 года. КПД автомобильных двигателей увеличивается, возобновляемые источники энергии составляют все большую конкуренцию ископаемым видам горючего. Наконец, сказываются и изменения в демографической ситуации: по прогнозам, после 2022 года парк личного автотранспорта в Германии, а также суммарный километраж будут уменьшаться.

Тенденция отказа от нефти налицо, предложение продолжает расти: для нефтедобывающих стран это максимально неблагоприятный расклад. Они успели привыкнуть к постоянному притоку денег и выстроили систему всеобщего благоденствия, теперь их платежный баланс резко уходит в минус. Для сбалансированного бюджета Венесуэле необходима цена на нефти на уровне 120 долл. за баррель, Ирану — больше 130 долларов.

Стратегия нефтяного королевства

Конечно, Саудовская Аравия тоже проигрывает от падения цен, но ее потери куда меньше, чем у других стран ОПЕК. Королевство создало колоссальные запасы валюты в размере около 740 млрд долларов и сегодня может себе позволить бездействовать.

Очевидно, саудовцам не нравится роль «стабилизатора», сокращающего совокупное предложение ОПЕК и тем самым тормозящего снижение цен. Ведь в 1980-е годы такая практика ничего не дала. 1 апреля 1986 года цена на нефть марки WTI единственный раз за всю новейшую историю опустилась ниже 10-долларовой отметки; тогда всем было не до шуток. Саудовской Аравии не удалось остановить падение, хотя страна сократила собственный объем добычи на две трети. Ее жертва осталась бесплодной, поскольку остальные страны ОПЕК поставляли на рынок столько нефти, сколько могли продать.

Вот почему на этот раз королевство спокойно ждет, пока товарищам по цеху, лишенным возможности добывать нефть с такими же низкими затратами и с высокой рентабельностью, придется сокращать объемы. Тогда Саудовская Аравия сможет вернуть себе утраченные доли рынка.

Такая стратегия бьет в первую очередь по Венесуэле, Ирану и России, где сегодня обсуждаются конспирологические теории. Неслучайно сырье настолько дешевеет именно во времена новой холодной войны между США и Россией, заявляет один из управленцев российской нефтяной отрасли. Дескать, американцы вместе со своими арабскими союзниками хотят поставить правительство в Москве на колени.

Такая логика не учитывает, что в результате ценовой войны с Саудовской Аравией страдают не только партнеры по ОПЕК или Россия, но и новоиспеченная нефтяная держава — США. Не исключено, что уже скоро мелкие нефтяные компании там будут вынуждены прекратить добычу, поскольку их бизнес станет убыточным. Тогда бум сланцевой нефти прекратится так же быстро, как начался.

Синдром «Черной королевы»

Такой механизм хорошо известен в отрасли: любой технологический прорыв несет в себе семя спада. Как только предложение на нефтяном рынке заметно превышает спрос и сырье дешевеет, с дистанции сходит одна добывающая компания за другой, пока падение цен не сменится ростом. Но когда наступит поворотный момент?

Марианна Ках считает, что до него еще далеко и что для этого цены должны упасть чуть ли не до 50 долл. Главный экономист концерна ConocoPhillips, активно добывающего шельфовую нефть в Северной Америке, в частности, на техасском месторождении Игл-Форд, признает: да, там есть отдельные скважины, которые невыгодно эксплуатировать даже при цене в 80 долл., но многие останутся прибыльными и при 40 долл. за баррель: «Какой-то обязательной для всех планки не существует».

Ках не сомневается в одном: производительность в отрасли неуклонно растет. Если раньше компании ConocoPhilipps на прохождение скважины на месторождении Игл-Форд требовалось в среднем 35 дней, то сегодня этот срок сократился на 10 дней — при одновременном увеличении добычи в три раза в среднем до 1200 баррелей на скважину. «И потенциал для оптимизации по-прежнему огромен», — убеждена Ках.

Другие эксперты, напротив, сомневаются, что революция сланцевой нефти на самом деле приведет к таким колоссальным переменам и, главное, сможет продлиться долго. Геолог Дэвид Хьюз, больше 30 лет проработавший в геологической службе Канады, исследовал статистику добычи на важнейших фрекинговых месторождениях США. На начальном этапе скважина и правда обеспечивает большую производительность, но позднее объем добычи резко падает, за первые три года — в среднем на 84%. Поэтому компании вынуждены постоянно бурить новые скважины, чтобы обеспечить стабильный уровень добычи. И действительно, за пять лет количество скважин в США увеличилось в девять раз.

Этот феномен получил название «синдрома Черной королевы» по имени персонажа из «Алисы в Зазеркалье»: королева бежит изо всех сил, но никак не может сдвинуться с места.

В частности, поэтому генеральный секретарь ОПЕК аль-Бадри относится к американскому нефтяному чуду скорее скептически. Он считает, что уже к концу десятилетия пик нефтедобычи в США останется позади: «Начиная с 2019 года темпы добычи будут замедляться». И тогда опять пробьет час картеля, члены которого снова выступят единым фронтом.

Именно поэтому встреча в Вене в конце ноября обретает такое значение. Сегодня представляется маловероятным, что саудовцы смягчатся и помогут устранить избыточное предложение. Похоже, они скорее намерены наблюдать, как нефтяной поток будет уносить конкурентов, будь то из государств ОПЕК, России или США.

Тем временем аль-Бадри приуменьшает серьезность разногласий в организации в своей обычной манере. Для ОПЕК ситуация отнюдь не критическая, заверяет он. И сообщения о том, что американская нефть отгружается на экспорт, у него вызывают улыбку: «Согласитесь, один танкер действительно ничего не решает».

Перевод: Владимир Широков

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK