16 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Апология революции

На экраны выходят третьи, традиционно ожидаемые «Голодные игры» (с подзаголовком «Сойка-пересмешница. Часть 1»). Задавшая моду на так называемые подростковые антиутопии экранизация романа Сьюзен Коллинз по-прежнему на голову обходит своих конкурентов. На сей раз игр не будет: будет начало революции. О том, единственный ли это способ борьбы с тоталитаризмом, рассуждает в фильме режиссер Френсис Лоуренс и его команда.

Для тех, кто не смотрел первые две части «Голодных игр», напомним. В экранизации книг Сьюзен Коллинз рассказывается о тоталитарном будущем, в котором правит богатая развращенная элита, обитающая в месте под названием Капитолий. Все остальное население живет в бедных двенадцати дистриктах. Раз в год дистрикты должны направлять юношу и девушку для участия в кровавой битве, где выживает только один. Это и есть Голодные игры, которые призваны отвлечь людей от социальных проблем и одновременно показать народу, насколько он бесправен. Главная героиня по имени Китнисс и ее новый друг Пит выживают в первых играх и участвуют в следующих — Квартальной бойне, играх победителей предыдущих лет.

«Голодные игры: Сойка-пересмешница. Часть 1» начинается с того, что Китнисс в исполнении Дженнифер Лоуренс, выжившая в Квартальной бойне, оказывается в новом для себя месте. Пита (Джош Хатчерсон) не успели забрать с поля боя, теперь он в плену у Капитолия. Китнисс же вместе с несколькими другими спасенными трибутами теперь находится в 13-м дистрикте. Он считался разрушенным, но на самом деле там, в огромном подземном бункере, кипит жизнь. Бывший распорядитель Голодных игр Плутарх Хевенсби, оказавшийся «своим» (Филипп Сеймур Хоффман умер за несколько дней до окончания съемок обеих частей «Сойки-пересмешницы») и новая героиня — президент Койн (Джулианна Мур ) объединяются, чтобы стать руководителями восстания дистриктов.

«Сойка-пересмешница» рассказывает о зарождении и начале революции. Китнисс, которая и так уже стала символом сопротивления, должна утвердиться в этой роли и стать голосом революции. Мятежу необходим человек, за которым массы будут следовать во что бы то ни стало. Ведь молодой бунт так легко задушить, не дав ему развиться. Китнисс же в первую очередь волнует, жив ли Пит (кажется, она наконец определяется, в кого действительно влюблена; впрочем, верный Гейл-Лиэм Хемсворт все равно остается рядом).

Музыка революции
Главную песню к третьим «Голодным играм» написала новозеландская певица-вундеркинд, обладательница двух премий «Грэмми»  Lorde. Ее песня Yellow Flicker Beat — эффектная финальная точка к «Сойке-пересмешнице» (она звучит на титрах). Самое удивительное, что Lorde также доверили курировать весь саундтрек: она выбирала песни, которые лучше всего подходили под сюжет картины.
 

И тут «Голодные игры» идут далеко не самым очевидным для голливудского блокбастера путем. Во-первых, процесс создания пропаганды вроде бы единственно правой стороны в этом конфликте показан достаточно иронично. Ролик, в котором поначалу снимается Китнисс, — фальшивый и дурацкий, поэтому и результат оказывается неутешительным. Следующий способ снять ролик — так и вообще садистский (хотя героиня и соглашается на него добровольно). Мало помнить, как выглядит враг, нужно увидеть воочию его злодеяния. Плутарх хочет направить ярость Китнисс в нужное русло, чтобы она объединила вокруг себя все дистрикты, поэтому она отправляется в свой родной округ. Как оказывается, полностью разрушенный.

Для съемок ролика Китнисс, Гейл и режиссер (Натали Дормер из «Игры престолов» и «Элементарно») с операторами посещают больницу в еще одном разрушенном дистрикте. Несмотря на то что гнев Китнисс, вызванный увиденным, абсолютно справедлив, не покидает ощущение, что ею манипулируют ее же соратники, которые заставляют ее пройти через все это. Но, как бы там ни было, по-другому мотивировать человека на борьбу нельзя. Никакая абстракция не поможет: только непосредственное соприкосновение с деяниями противника.

Помимо вопроса, как организовать революцию, в фильме возникает вопрос (и спасибо авторам за неоднозначность): а стоит ли это делать? И так ли уж лучше одна сторона другой? Ведь в 13-м дистрикте от властей можно услышать фразу о том, что в военное время возможно слегка пожертвовать любыми идеалами. Вопрос о том, нужно ли бороться с тоталитарным режимом с помощью революции, ставится еще и за счет речей Пита, который оказывается орудием Капитолия. В своих интервью на телевидении он призывает бросить оружие, ведь бунт разрушителен и смертоносен для всех. Кто останется после нас, вопрошает небезосновательно Пит.

Ко всему прочему, жители дистрикта-13 носят одинаковую одежду серого цвета. Конечно, это можно объяснить тем, что повстанцам не до моды, но не одинаковость ли и скромность внешнего вида — отличительная характеристика зомбированных тоталитаризмом персонажей большинства антиутопий? Уж не зомбированы ли революционеры другой неправедной пропагандой — пропагандой революции? Да и президент Койн — женщина какая-то неприятная.

Но, несмотря на некоторую амбивалентность оценок, «Голодные игры» приходят в итоге к однозначному ответу. Никаким другим путем, кроме революции, тоталитаризм победить нельзя. Враг — безоговорочное зло, истребляющее ни в чем не повинное население. «Наша» пропаганда говорит правду, «их» пропаганда врет. Так что — вперед за сойкой-пересмешницей Китнисс, и никак иначе.

Не стоит, наверное, говорить об актуальности в современном мире вопросов, затронутых в «Голодных играх». Но лишним подтверждением своевременности картины будет случай, произошедший 19 ноября в Таиланде. Там пятеро студентов были арестованы за демонстрацию жеста из фильмов, символизирующего приверженность сойке Китнисс и революции. Так молодые люди выразили протест против тоталитарного режима в своей стране. Впервые они сделали подобное еще в июне этого года.

 

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK