11 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Арктика вступает в «росатомный век»

«Это как у большевиков, – пошутил кто-то в кулуарах, – история партии началась со второго съезда». И действительно, хотя в Мурманске состоялось уже второе по счету заседание Арктического клуба, который был создан по инициативе председателя Союза журналистов России, скорее всего, настоящая история площадки для встреч журналистов, представителей органов власти и ответственной за развитие Арктики госкорпорации начнется именно с номера два.

Заседание Арктического клуба проходило на полях проводившегося там же, в Мурманске, форума-диалога под эгидой ГК «Росатом» – кроме представителей Союза журналистов России и «атомного директора Арктики» Вячеслава Рукши собрался комитет Совета Федерации по вопросам местного самоуправления и проблемам Севера, были представители Государственной думы, губернатор Мурманской области и епископ самой северной русской православной церкви.

Казалось бы, какая связь серьезной атомной госкорпорации с арктическими проблемами? Дело в том, что в России вот-вот появится закон о Северном морском пути – Государственная дума приняла его в первом чтении, окончательное принятие и подписание законопроекта ожидается, по мнению экспертов, уже в этом году. Этот законопроект возлагает ответственность за развитие Арктики именно на госкорпорацию «Росатом». Она наделяется полномочиями инфраструктурного оператора Северного морского пути. На «Росатом» также возлагаются функции по оказанию государственных услуг в области морской деятельности и по управлению государственным имуществом в районе Севморпути и прилегающих территорий.

Наш северный «Суэцкий канал»

По замыслу законодателей, передача «Росатому» новых полномочий позволит повысить эффективность государственного управления в сфере развития и устойчивого функционирования СМП, инфраструктуры его морских портов. В частности, предусматривается наделение «Росатома» полномочиями главного распорядителя бюджетных средств, администратора доходов бюджета и государственного заказчика государственных программ в области развития и устойчивого функционирования СМП, инфраструктуры морских портов СМП, а также обеспечения навигации и круглогодичной проводки по СМП.

Еще один нюанс – законопроектом определяются полномочия «Росатома» по подготовке и направлению в Минтранс предложений по созданию морских портов СМП и объектов портовой инфраструктуры, а также по организации плавания в акватории СМП. При этом документом закрепляется «принцип двух ключей», в соответствии с которым предусматривается утверждение Минтрансом по согласованию с «Росатомом» отдельных актов в сфере функционирования СМП.

Иначе говоря, «Росатом» становится главным по Северному морскому пути, а развитие СМП и развитие Арктики – это практически одно и то же. Об этом и говорил заместитель генерального директора ГК «Росатом», директор Дирекции Северного морского пути Вячеслав Рукша. С его точки зрения Арктика – это прежде всего ледокольный флот, а этот флот нужен для грузоперевозок по СМП. Навигация удлиняется каждый год, вводятся в строй новые ледоколы, грузооборот растет ежегодно на десятки процентов, и уже не выглядит фантастикой превращение русского Севморпути в наш северный «Суэцкий канал» (напомним, что грузооборот последнего достигает 1 млрд тонн) – первые контейнеровозы уже опробуют новый путь, серьезный поток грузов из Китая в Европу на подходе – так короче, быстрее и в перспективе дешевле. По итогам 2017 года объем грузоперевозок по Северному морскому пути составил 10,7 млн тонн, из них транзитными судами перевезено только 194,4 тысячи тонн.

Для государства в этом проекте есть еще один интерес – развитие социальной сферы и инфраструктуры на арктической территории, плюс возросшее значение российской Арктики для международной политики. Государству важно утвердить российский приоритет – и транспортный, и технологический, важно повести дело так, чтобы ни о каких иностранных претензиях на русскую арктическую зону не было и речи. А претензии вполне возможны. Даже монополия на Севморпуть не вечна.

Конечно, отмечали участники дискуссии, сегодня в распоряжении США только два «живых» ледокола, причем работает один, а второй ремонтируется. Но в перспективе ближайших десяти лет за океаном планируют ввести в строй флот, сопоставимый по мощности с российским атомным ледокольным флотом.

Кстати, интерес к Арктике проявляют даже те западные страны, которые с ней не граничат. На прошлой неделе пришла новость о том, что корабль тылового обеспечения ВМС Франции «Рона» впервые проследовал Северным морским путем от норвежского порта Тромсе до Алеутских островов возле Аляски. При этом французских моряков «вели» средства радиотехнической разведки Северного и Тихоокеанского флотов. Делалось это не только из соображений обороны, но и для того, чтобы в случае чего помочь французскому кораблю, который не обладает ледовой защитой.

Лев Федосеев⁄ТАСС

Андрей Пронин⁄ТАСС

Перспективные ледоколы Росатомфлота
Линейный ледокол проекта Aker ARC 123 пропульсивной мощностью 40 МВт.

Длина –154,8 м (с буксирной выемкой – 160,0 м), ширина – 31,4 м. Осадка по конструктивной ватерлинии – 9,0 м. Запланированное водоизмещение – 30 000 тонн. Оснащен двухтопливной энергетической установкой (дизель и сжиженный природный газ) общей мощностью 55 МВт. Ледопроходимость: в сплошном льду толщиной 2,85 м при постоянной скорости 2 узла. Ледовый класс: Icebreaker8 (судно разрабатывается под требования РМРС).

Атомный турбоэлектрический ледокол проекта 10510 («Лидер») пропульсивной мощностью 120 МВт.

Длина – 209 м, ширина – 47,7 м. Осадка по конструктивной ватерлинии – 13 м, минимальная рабочая осадка – 11 м. Полное водоизмещение – 71 380 тонн.  Реакторная установка в составе двух реакторов РИТМ-400 по 315 МВт тепловой мощности каждый.  Мощность на винтах – 120 МВт.  Дальность плавания неограниченная. Автономность по запасам провизии – 8 месяцев. Ледопроходимость: 4,3 м при скорости 2 узла; 2,0 м при скорости 15 узлов. 

Универсальный атомный ледокол проекта 22220 пропульсивной мощностью 60 МВт.

Длина –173,3 м, ширина – 34 м. Осадка по конструктивной ватерлинии – 10,5 м, минимальная рабочая осадка – 8,55 м. Запланированное водоизмещение – 33 540 тонн. Оснащен двухреакторной энергетической установкой с основным источником пара от реакторной установки РИТМ‑200 мощностью 175 МВт. Ледопроходимость: предельная толщина сплошного ровного льда, преодолеваемая ледоколом непрерывным ходом со скоростью 1,5–2 узла, при полной мощности и при осадке по KBJ1 составляет 2,9–3,0 м.
По сообщениям российских информационных агентств, российский атомный ледокол «Урал» проекта 22220 планируется спустить на воду в Санкт-Петербурге в мае 2019 года. Ранее вице-премьер России Юрий Борисов заявил, что заказ на строительство еще двух атомных ледоколов проекта 22220 планируется разместить на Балтийском заводе. В начале мая там стартовали швартовые испытания ледокола «Арктика». Осенью 2017 года ледокол «Илья Муромец» был спущен на воду в Петербурге.

Амбициозная задача

Точка зрения медиасообщества состоит в том, что сегодня информации о развитии Арктики, как положительной, так и отрицательной, ничтожно мало. Если говорить откровенно, то российское общество просто не знает, что происходит в нашей родной Арктике. Периодически появляются новости о военных учениях в этом регионе либо дежурные сводки о начале или завершении «Северного завоза». А вот как там живут люди, что принесет экономике страны развитие плавучих АЭС, почему так важно развивать примыкающие к СМП территории, об этом вы редко где прочитаете.

Председатель Союза журналистов России Владимир Соловьев признал в своем выступлении: «Журналисты подходят к арктическим темам недопустимо медленно. Не раз я слышал, что сегодня на всю Россию наберется едва ли несколько десятков наших коллег, которых действительно можно назвать знающими арктические проблемы людьми. Даже я сам при всем своем опыте работы, в том числе и в Арктике, специалистом в этой теме считать себя не могу. А ведь мне довелось продюсировать несколько документальных фильмов про историю и развитие Арктики, про Северный морской путь, я побывал на многих островах и побережьях Ледовитого океана и снимал кино на Северном полюсе и на дрейфующей полярной станции «СП‑39». Именно поэтому я считаю, что перед нами стоит очень сложная и значимая проблема».

Что касается работы в Арктике госкорпорации «Росатом», то журналистов, специализирующихся на этом направлении, и вовсе почти нет. Отсюда возникает серьезная проблема информирования общества о том, что сегодня происходит в этом интересном и необычном регионе. Именно с этой задачей должен справиться вновь созданный Арктический клуб, который будет обеспечивать постоянный диалог между теми, кто работает в Арктике, и теми, кто по долгу службы должен информировать общество о том, как и для чего государство развивает этот регион. В конце концов, государство тратит колоссальные средства на проведение экономической и социальной политики в этом регионе, строит новые порты, развивает транспортную инфраструктуру – все эти деньги выделяются из нашего общего бюджета, и граждане страны должны знать, для чего это делается и какие дивиденды это принесет в будущем. Иными словами, Арктический клуб замахивается на большую и амбициозную задачу – создание арктической информационной политики. «У наших зарубежных партнеров арктическая информационная стратегия есть, – заявил руководитель секретариата Союза журналистов России Денис Токарский. – Они точно знают, что говорить о своих достижениях, а что – о наших. У нас к такому положению дел еще только предстоит прийти. И идти в эту сторону нужно быстро. Приоритет России в Арктике неоспорим – это истина. Но российский приоритет в арктическом информационном пространстве нуждается в постоянном закреплении. Мы не можем себе позволить отставание в информационном пространстве, так же как не можем позволить себе технологического отставания».

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK