10 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Без Путина

Главная проблема «Единой России» – Дмитрий Медведев во главе списка. Единороссы будут  пытаться дистанцироваться от правительства, а оппозиция будет стараться максимально связать их с правительственным курсом, уверяют эксперты.

Российские власти вносят финальные штрихи в перенастроенный механизм предвыборного законодательства, по которому 18 сентября будут проводиться думские выборы. Прошлые, в декабре 2011 года, прошли на фоне падения рейтингов власти и роста протестных настроений, а «Единая Россия», хоть и получила первое место, потеряла конституционное большинство (в 2/3 мест – 300 из 450). Задача минимум для власти в 2016 году – сохранить большинство ЕР в 226 мандатов (сейчас у ЕР 238), что вполне достаточно для принятия любых законов, за исключением ограниченного числа конституционных. Задача максимум – попробовать вернуть конституционное большинство. Подкорректированные «правила игры» должны помочь единороссам при помощи ОНФ получить нужный результат даже в условиях развивающегося экономического кризиса и снижения доходов населения.

Больше двух не собираться

Ключевые новации были приняты еще в 2014–2015 годах – в частности, введены смешанная система выборов (половина парламента будет избираться по одномандатным округам) и «лепестковая» система нарезки избирательных округов. Одна из финальных новаций касается работы наблюдателей – темы, традиционно болезненной для властей. На прошлой неделе единороссы предложили ограничить число наблюдателей от партий и кандидатов на избирательных участках до двух человек. Поправки к соответствующему законопроекту ко второму чтению 25 января одобрил конституционный комитет Госдумы.

Сам законопроект был внесен еще в прошлом году коммунистами, которые хотели как лучше, но получилось как всегда. Их вариант предусматривал ограничение, но только до пяти человек. «Мы столкнулись на выборах осенью прошлого года в Нижегородской, Тверской, Ростовской областях с тем, что под прикрытием наблюдателей идет подкуп избирателей. То есть 400–500–700 человек избирателей с какого-либо участка оформляются в качестве наблюдателей и официально получают по две тысячи рублей – закон позволяет платить наблюдателю деньги из избирательного фонда, – рассказал «Профилю» депутат Госдумы от КПРФ Вадим Соловьев. – И этим пользовались многие финансово обеспеченные представители партии власти, в законе нет ограничений по количеству наблюдателей». Как отмечают коммунисты, такие граждане «голосовали и покидали избирательный участок», при этом «общее время пребывания таких наблюдателей в помещении комиссии составляло не более 5–10 минут, после чего приходил следующий наблюдатель». В общем, все это превращалось в разновидность обычной избирательной «карусели». Поправки же единороссов Соловьев считает «смертью для наблюдения», так как в среднем необходимо хотя бы три человека.

Сопредседатель общественного движения «Голос» Андрей Бузин видит основную опасность поправок не в этом, а в том, что они обязывают участников выборов за три дня до даты голосования направлять в избиркомы списки своих наблюдателей. По его мнению, такое уведомление «серьезно снизит мобильность групп наблюдателей на выборах». Как сказал «Профилю» член Политкомитета «Яблока» Сергей Митрохин, «теперь если с проблемного участка удаляют наблюдателя, то заменить его уже не получится». Разделяет эти опасения и депутат от «Справедливой России» Александр Бурков: «Поскольку теперь заранее будут известны имена наблюдателей на участке, главы управ могут использовать административный ресурс, чтобы повлиять на этих людей».

Среди плюсов поправок Бузин отмечает норму, разрешающую удалять наблюдателя с участка только по решению суда.

«Лица стерты, краски тусклы»

Власти решили также максимально отсечь от участия в предвыборной кампании людей, напрямую не участвующих в выборах, но способных повлиять на раскрутку кандидата или партии. 26 января Дума приняла в первом чтении законопроект фракции ЛДПР, запрещающий использовать на выборах всех уровней в агитационных целях изображения и цитаты лиц, которые не являются кандидатами. По словам замглавы фракции ЛДПР Ярослава Нилова, это остановит «порочную практику, когда отдельные кандидаты и партии прячутся за спины известных лиц, за их авторитет».

Единороссы идею поддержали, так как в администрации президента и так не планировали на этих выборах эксплуатировать образ Путина в привязке к ЕР (федеральный список возглавит лидер партии, премьер Дмитрий Медведев). При этом власти получили возможность не допустить распространение в ходе выборов ненужной публичной крамолы. Так, например, у РПР-ПАРНАС уже не будет права использовать изображение Алексея Навального, который сам не имеет права избираться. Не сможет оппозиционер принять участие и в теледебатах, как это было на региональных выборах в Костроме в 2015 году. 22 января в первом чтении депутаты приняли законопроект, обязывающий кандидатов дебатировать лично и запретивший присылать вместо себя представителя. При этом на президентские выборы данная норма не распространяется.

Нарежем как надо

Утвержденная Госдумой осенью прошлого года новая схема нарезки одномандатных округов также добавит оппозиции проблем. Теперь они будут формироваться по «лепестковому» принципу. То есть каждый округ будет включать в себя часть крупного города (несколько городских районов или весь административный центр), к которому будут прирезаны сельские территории (играющие роль этих самых «лепестков»). Исключение – Москва, Санкт-Петербург и Севастополь.

Многие эксперты считают, что таким образом власти пытаются размыть городской протестный электорат более консервативным, «дисциплинированным» и менее политизированным сельским избирателем. К тому же применение административного ресурса на селе традиционно намного проще. Помимо этого, расстояния между населенными пунктами в рамках одного округа могут составлять сотни километров, что усложняет работу агитаторов и наблюдателей. «Проблема – в организации наблюдения. Если в городах мы «закрываем» участки, то на селе – дыра. Там возможности для фальсификаций колоссальные. Они (власти. – «Профиль») разрывают городские избирательные округа, где за нас голосуют и где мы контролируем участки, и смешивают с сельскими, где у них полный контроль», – считает Соловьев.

По подсчетам вице-президента Российской ассоциации политических консультантов Петра Быстрова, предварительная стоимость кампании кандидата может составить 100 млн рублей. «Это та средняя цифра, которая составит бюджет кампании победителя в одномандатном округе, при этом, однако, надо оговориться, что округ округу рознь», – отметил он.

В последний раз выборы в Думу с применением мажоритарной системы проводились в 2003 году – в нынешних политических реалиях независимые кандидаты сталкиваются с еще большими проблемами при поиске денег. «Очень трудно найти таких одномандатных кандидатов, которые бы имели средства для ведения предвыборной кампании. Все, кто имеют необходимые деньги, в основном зависят от власти, и в конечном счете деньги от власти и получают, – сетует Сергей Митрохин. – А у нас финансовые возможности сильно ограничены, мы не имеем возможности выдвигать много одномандатников. В результате получается, что наибольшую пользу от закона получает ЕР».

«В мажоритарных округах побеждают люди более популярные и с большими ресурсами – политическими, технологическими, информационными, организационными. Таких ресурсов, конечно, будет больше у кандидатов, выдвинутых «Единой Россией», – сказал «Профилю» гендиректор Агентства политических и экономических коммуникаций, член Высшего совета партии «Единая Россия» Дмитрий Орлов.

Фото: Сергей Авдуевский/«Профиль»

Отмытая Россия

Власти сделали выводы из ошибок прошлых думских выборов, когда губернаторы натянули результат единороссам «по старинке», желая доказать Москве свою эффективность. «Думские выборы 2011 года были ущербными с точки зрения легитимности их результатов, – говорит первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. – Партия власти должна была получить большинство в парламенте, желательно конституционное, и добиться этого пытались всеми возможными средствами. В итоге разразился грандиозный скандал, народ протестовал на улице». По словам эксперта, «сейчас Кремль поставил задачу провести спокойные, бесконфликтные выборы с точки зрения претензий к их результатам. Чтобы оппозиция, которая обратит внимание на перегибы на местах, не особо бы на этом концентрировалась».

Собственно, для этого и была затеяна вышеописанная перенастройка выборного законодательства. В Управлении внутренней политики администрации президента на этот раз решили минимизировать присутствие губернаторов‑«паровозов» во главе региональных списков ЕР. Отчасти потому, что у единороссов изменились конфигурации региональных округов, многие из которых теперь будут включать в себя территории нескольких регионов, но во многом из-за того, что в вопросах получения результата «без скандала» от губернаторов толку немного.

Провозглашаемая уже несколько лет первым замглавы администрации президента Вячеславом Володиным формула «конкурентность, открытость, легитимность» будет окончательно откатана на этих выборах. Однако распространяться она будет исключительно на «здоровые силы». К остальным – «популистам», «радикалам» и «врагам народа» – будут применены известные избирательные технологии.

Но сначала «конкурентность и открытость» испытают на себе сами единороссы. Уйти от имиджа «партии бюрократов», по мнению Кремля, им помогут внутрипартийные праймериз (предположительно пройдут 22 мая). Задача власти – окончательно отмыть ЕР от клейма «партия жуликов и воров» и саму Думу от прозвищ вроде «взбесившийся принтер», повысить ее легитимность, что особенно важно в условиях ухудшения экономической ситуации.По словам Орлова, праймериз – это «возможность перезагрузки системы с помощью новых людей», которые «действительно пользуются общественным доверием».

Все для Фронта

В праймериз смогут принять участие в том числе беспартийные кандидаты, представители других партий и члены путинского Общероссийского народного фронта (ОНФ). Последние должны сыграть за единороссов. «У избирателей сложилось четкое понимание, что «Единая Россия» – это Медведев, а Путин с его высоким рейтингом – это ОНФ. Хотя, по сути, это одна и та же «партия власти», – отмечает Соловьев.

В последнее время представители ОНФ набирают популярность, активно критикуя местные власти, в том числе губернаторов, используют антикоррупционную тематику. По словам Макаркина, у одномандатников от ЕР федеральная часть предвыборной программы «будет совпадать с позициями Кремля, они будут артикулировать и общенациональные идеи, а социально-экономическая часть будет более региональной». «Им надо выявлять проблемное поле и в регионах. Если безработица, то на это делать акцент, если проблема с уровнем зарплаты, то для решения этой проблемы должна быть предложена программа или какие-то решения», – отмечает Орлов.

«Одномандатников будет очень много от ОНФ. Их сейчас усиленно раскручивают, нынче главные борцы с коррупцией не Навальный, не КПРФ, а «фронтовики», – говорит Вадим Соловьев. – У меня такое ощущение, что когда у правоохранителей возникают вопросы и возможны аресты коррупционеров, то они эту информацию сливают в ОНФ, и он начинает заблаговременно выступать по телевидению, писать письма, мол, вот коррупционеры».

В ЕР возлагаются большие надежды на победу своих одномандатников, которым не обязательно «засвечиваться» с брендом ЕР. Это поможет партии, если она недоберет голосов по партийным спискам. Орлов уверен, что, «каким бы ни был результат по пропорциональной части, за счет одномандатников ЕР существенно улучшит свой результат по сравнению с 2011 годом».

«Главная проблема «Единой России» – Дмитрий Медведев во главе списка. Единороссы будут пытаться дистанцироваться от правительства, а оппозиция будет стараться максимально связать их с правительственным курсом», – говорит Макаркин. «То, что Дмитрий Медведев, будучи премьер-министром, возглавляет и «Единую Россию», – это риск для партии на выборах. И этот риск партии нужно минимизировать прежде всего федеральной частью списка, куда должны войти политики, способные имиджево поддержать Медведева. Они должны быть влиятельны, популярны и усиливать поддержку партии в различных слоях общества», – говорит Орлов. По его мнению, партия власти (помимо антикоррупционной повестки) может «строить кампанию на нескольких содержательных основаниях – социально-экономическая повестка, точки роста, социально незащищенные слои, которым будет оказываться адресная помощь, каким партия видит уход от экономики сырьевого типа к инновационной и так далее».

В остальном единороссам помогут одномандатники и ОНФ, которые постараются переключить избирателя от выяснения причин экономического кризиса и неэффективности федеральной власти к борьбе с их конкретными последствиями на местах. Губернаторам придется потерпеть.

Выгодные власти внешнеполитические темы Украины, Крыма, Сирии уходят в кризис на второй план. Впрочем, как рассказал «Профилю» замдиректора «Левада-Центра» Алексей Гражданкин, согласно исследованиям, «большинство возлагает ответственность за ухудшение экономического положения не на руководство страны, а на внешних недоброжелателей» (в том числе на Запад. – «Профиль»). «Это демпфирует уровень претензий населения к власти», – говорит он.

По словам Гражданкина, «пока что ухудшение материального положения не воспринимается настолько остро, чтобы вынудить россиян выйти протестовать на улицы». «Возможно, в ближайшие месяцы социальная база протеста будет увеличиваться, но, с другой стороны, мы не видим никаких сил, которые могли бы привести этот потенциал в действие», – добавляет эксперт.

Запрос на политическую альтернативу остается актуальным для российского общества. Но парламентская оппозиция много лет не способна его реализовать. А внесистемная оппозиция, даже если ее допускают до выборов, не понимает, как это сделать.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK