15 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Был бы человек, статья найдется

Президент Владимир Путин предложил смягчить статью 282 Уголовного кодекса, по которой суды давали реальные сроки за лайки и репосты в соцсетях. Новая редакция снизит шансы лишиться свободы по чистой случайности. Но за повторные нарушения сажать пользователей станет легче, полагают эксперты. По их мнению, пересмотр статьи 282 указывает на неспособность российских судов самостоятельно оценить преступность и опасность деяний по этой неоднозначной статье.

Поправки против маразма

Президентский законопроект частично декриминализует статью 282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства». После принятия документа уголовная ответственность за возбуждающие ненависть посты, репосты и лайки будет наступать только в случае повторного деяния, если оно совершено в течение года. На первый раз нарушитель сможет отделаться штрафом в размере от 10 до 20 тыс. рублей, обязательными работами до 100 часов или административным арестом до 15 суток.

Исключение составят только так называемые квалифицированные составы – деяния, совершенные с применением или угрозой насилия, использованием служебного положения или организованной группой. За них будут уголовно наказывать в прежнем порядке.

В результате Верховному суду неоднократно приходилось указывать на необоснованное привлечение к уголовной ответственности по 282-й статье. В одном из постановлений пленума ВС говорится, что для возбуждения уголовного дела необходимо доказать преступный умысел и общественную опасность: одного только факта публикации поста или репоста недостаточно. Но мнение Верховного суда носит рекомендательный характер, а попытки смягчить статью на законодательном уровне отвергались одна за другой. Совсем недавно был отклонен проект депутатов Алексея Журавлева и Сергея Шаргунова. Правительство «завернуло» документ незадолго до того, как тема «посадок» за посты и репосты возникла на июньской «прямой линии» президента.

Во время общения с гражданами глава государства согласился, что ситуацию не надо доводить до маразма. И дело задвигалось. ОНФ готовил тематический доклад о злоупотреблениях, Минкомсвязи и даже МВД заговорили о необходимости смягчения. Президентский СПЧ разработал собственную версию поправок.

В конечном итоге глава государства внес законопроект от своего имени, и документ оказался несколько жестче, чем ранее предложенные варианты. В отличие от версии депутатов и СПЧ, речь не идет о полной декриминализации постов и репостов. Повторное нарушение приведет к уголовной ответственности, и юристы опасаются, что происходить это будет почти автоматически. «Повторность деяния может исключить самостоятельную оценку его общественной опасности», – говорит адвокат Игорь Головко. То есть разъяснения Верховного суда о том, что в делах об экстремизме нужно устанавливать реальную опасность, контекст и умысел, станут неактуальны. «К тому же правоохранительная система вместо посадок за репосты может начать массово привлекать пользователей к административной ответственности», – добавляет адвокат.

На усмотрение суда

При всех недостатках документа юристы, правозащитники и политологи оценивают его в целом положительно. «Это наиболее удачное политическое и компромиссное решение правового вопроса, которое должно устроить и противников, и защитников статьи 282 УК РФ в ее действующем виде», – полагает управляющий партнер адвокатского бюро ЕМПП Сергей Егоров. Он с сожалением отмечает, что появление законопроекта косвенно указывает на отсутствие в России независимого суда, который объективно, а не формально оценит преступность и общественную опасность деяний. Призывы ВС исходить именно из этих факторов остались неуслышанными, напоминает адвокат.

Тем временем 282‑я – не единственная статья в Уголовном кодексе, которая допускает слишком широкое толкование, оставляя решение на усмотрение суда. По мнению правозащитников, необходимо как можно скорее конкретизировать понятия «экстремизм» и «действия, возбуждающие ненависть или вражду». В отличие от убийства или грабежа, идентифицировать такие деяния не так уж просто.

«Статья за оскорбление чувств верующих (ст. 148 УК) – тоже надуманная и очень абстрактная. Она позволяет штамповать дела на ровном месте и также нуждается в корректировке», – говорит член СПЧ Александр Брод.

Однако, по его словам, изменить статью 282 удалось только потому, что «все удачно совпало»: вопрос президенту на «прямой линии», громкие скандальные дела, инициативы правозащитников. Далеко не факт, что можно рассчитывать на такие же совпадения по другим статьям.

«Никакого принципиального поворота этот шаг не означает, – комментирует инициативу о смягчении 282‑й статьи политолог Аббас Галлямов. – Это не более чем тактическая уступка, связанная с меняющимся общественным запросом». По мнению эксперта, сегодня россияне все меньше верят в «сильную руку» и предъявляют все больший спрос на политиков, способных слышать людей. А в этой ситуации сажать людей за репосты – совсем уж ненужный раздражитель.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK