14 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Конец преследования

Президиум Верховного суда отменил приговор оппозиционеру Ильдару Дадину. В декабре 2015 года он стал первым в России заключенным, осужденным по введенной незадолго до того уголовной статье «Неоднократное нарушение правил проведения публичного мероприятия». Из колонии в карельском Сегеже Дадин жаловался на пытки и издевательства, после чего был переведен в Алтайский край.

В среду состоялось заседание Президиума Верховного суда по делу Дадина. Соответствующее представление (о рассмотрении Президиумом) по просьбе адвокатов активиста Алексея Липцера и Ксении Костроминой внес председатель ВС Вячеслав Лебедев. Впрочем, еще раньше сделать это постановил другой суд, к решению которого и апеллировали защитники — Конституционный. Две недели назад он рассматривал жалобу Дадина, который просил признать свою статью неконституционной (из-за того, что она позволяет дважды судить человека за одно и то же правонарушение) и отменить ее. Жалобу суд отклонил, но признал возбуждение дела в отношении непосредственно Дадина незаконным. На это было сразу несколько причин.

Во-первых, на момент начала уголовного преследования оппозиционера в силу вступило только одно из решений районных судов по его административным делам. По закону, таких решений должно быть три — тогда нарушение правил митингов будет считаться неоднократным. Кроме того, само по себе наличие трех административных взысканий не может стать основанием для привлечения человека к уголовной ответственности. Обвинению нужно доказать, что в его действиях был «умысел на нарушение», а сами эти действия причинили вред окружающим или их имуществу.

В случае с Дадиным оба этих условия не были соблюдены. Причем защитники не раз указывали судам различных инстанций на то, что решения по трем административным нарушениям в отношении Дадина еще не вступили в силу, однако их доводы не принимались во внимание. На основании этого Конституционный суд постановил пересмотреть приговор активисту. Мнения юристов относительно последствий разделились. Специалисты указывали, что у Верховного суда теперь есть две опции: прекратить уголовное дело или направить его на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Во втором случае решение КС сыграло бы против самого Дадина, поскольку новое рассмотрение могло занять слишком много времени (при этом срок заключения активиста истекал в июле 2017 года). Как именно поступит Президиум Верховного суда, юристы предсказать не брались.

Судьям помог заместитель генпрокурора Леонид Коржинек. Он попросил полностью отменить приговор, закрыть дело, выпустить Дадина из колонии и признать за ним право на реабилитацию (которое включает в себя извинение прокурора за незаконное преследование). По словам Коржинека, в действиях Дадина отсутствовал состав преступления. Адвокаты полностью поддержали требования своего процессуального оппонента.

В сегодняшнем заседании Дадин участвовал по видеосвязи. На свободу его отпустят 23 февраля, после того как руководство колонии получит постановление Президиума ВС с печатью. Законом этот срок никак не оговаривается.

Жена активиста Анастасия Зотова уже заявила, что хочет вместе с супругом уехать за границу: «Я надеюсь, мы с Ильдаром не будем жить в России, потому что я боюсь, что его освободят, а на следующий день опять арестуют. Я уже видела, как это бывает, когда человека ни за что сажают и ни за что подвергают пыткам. Я так больше не хочу». После выхода Дадина из колонии они вместе собираются бороться с пытками в российских колониях. «Заниматься правозащитной деятельностью можно из какой-нибудь Женевы, Праги или с индийского побережья. Просто для этого нужен ноутбук и интернет и телефонная связь», — сказала Зотова. При этом она еще не уверена, что сам Дадин согласится на переезд: «Будем его уговаривать, будем объяснять, что, возможно, больше пользы он сможет принести на свободе, чем сидя там».

Ильдар Дадин был приговорен к трем годам колонии общего режима в декабре 2015 года. Впоследствии суд апелляционной инстанции сократил срок на полгода. По данным следствия, в течение 2014 года оппозиционера четырежды задерживали на несанкционированных акциях и приговаривали к штрафу. Во время одной из них активист с соратниками перекрыл Тверскую улицу Москвы и растянул на всю ее ширину плакат «Вчера — Киев, завтра — Москва», скандируя лозунги в поддержку Евромайдана. Еще одна акция Дадина была одиночным пикетом (по закону они не требуют согласования с властями) на Манежной площади в поддержку журналистов французского еженедельника Charlie Hebdo.

На суде отец Дадина заявлял, что осуждает поведение сына и больше не общается с ним по идеологическим соображениям. В сентябре оппозиционера этапировали в колонию №7 карельского города Сегежа, а в конце октября он через адвоката написал оттуда письмо, в котором рассказал о пытках со стороны сотрудников. «Знай, что в колонии ИК-7 действует целая мафия, в которой участвует вся администрация учреждения: начальник колонии — майор Внутренней службы Коссиев Сергей Леонидович и абсолютное большинство сотрудников колонии, включая врачей», — писал заключенный своей жене Анастасии Зотовой.

По словам Дадина, сразу после прибытия в колонию он попал в штрафной изолятор (ШИЗО), и это обычная практика — «чтобы они [новоприбывшие] сразу поняли, в какой ад попали». Активист описал одну из самых частых пыток: сотрудники надевают на заключенного наручники и подвешивают за руки. От самого Дадина таким образом пытались добиться прекращения голодовки, которую он начал в знак протеста против помещения в ШИЗО. «Такое подвешивание причиняет страшную боль в запястьях. Кроме того, выкручиваются локтевые суставы, и чувствуешь дикую боль в спине. Так я провисел полчаса», — говорилось в письме. Также оппозиционер утверждал, что охранники постоянно били его и угрожали «убить его и закопать за забором».

Зотова, получив письмо, сразу обратилась к уполномоченной по правам человека Татьяне Москальковой, и та, по словам Анастасии, «с большим участием отнеслась к тому, что я ей сказала». Омбудсмен лично приехала в колонию, поговорила с Дадиным и администрацией и сказала, что верит обеим сторонам. Дадина обследовала специально назначенная медицинская комиссия, которая не нашла следов пыток на его теле и расценила состояние здоровья как удовлетворительное. Однако слова активиста подтвердили еще несколько бывших и нынешних заключенных ИК-7.

По рекомендации Москальковой и Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Дадина перевели в другую колонию — ИК-5 в Алтайском крае, хотя сам он протестовал против этого. Оппозиционер считал, что его присутствие в Сегеже поможет другим заключенным, которые оказались в такой же ситуации. Активист оспорил свой перевод в суде, но потерпел неудачу.

Адвокат Дадина Алексей Липцер считает, что дело его подзащитного может стать прецедентом в российской правоприменительной практике. «Нужно подождать и посмотреть, каким образом саму эту статью изменят и приведут в соответствие с постановлением Конституционного суда. И если это произойдет, то я слабо себе представляю ее применение в дальнейшем. В таком случае граждане, которые протестуют мирным способом, без причинения вреда здоровью или ущерба обществу, они под эту статью просто не попадут. Если же протестные действия наносят какой-либо ущерб, для этих случаев есть и другие статьи, например, хулиганство», — рассказал защитник «Профилю».

Правозащитница и бывший член московской Общественной наблюдательной комиссии Зоя Светова настроена более скептично. Она считает нынешнее решение Конституционного и Верховного судов исключительно политическим. «Вы вспомните, еще два месяца назад тот же самый Верховный суд отклонил жалобу Дадина и постановил, что для пересмотра дела оснований нет. А теперь он поменял свою позицию после решения Конституционного суда. Я думаю, что на самом деле решение принималось в Кремле: администрацией президента или самим президентом, — отметила она в разговоре с «Профилем». — Конечно, депутаты теперь внесут изменения в статью, но я думаю, что они будут косметическими и формальными. Нет никаких гарантий, что люди и впредь не будут рисковать тюремным сроком из-за нарушений на митингах».

Сегодня же стало известно, что Генпрокуратура возобновила проверку по делу о пытках в сегежской колонии. Прежний отказ следователей возбудить уголовное дело отменен.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK