10 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Дешевле «заказать», чем расплатиться

Стоимость человеческой жизни с точки зрения киллера всегда была значительно ниже экономической оценки. По расчетам европейских ученых, жизнь человека работоспособного возраста оценивается в 4,7 миллиона евро (в США – 5,4 миллиона долларов), среднестатистический российский киллер за лишение жизни возьмет значительно меньше – от 5 до 10 тысяч евро. Исключения есть, но они редки: в нашей стране известен случай, когда за жизнь женщины-политика в Санкт-Петербурге предложили 50 тысяч евро, а за жизнь предпринимателя в Ростовской области – 100 тысяч долларов. Но эти исключения скорее подтверждают правила.

Киллер – древнейшая профессия

В российском обществе распространено мнение, что заказные убийства – наследие «лихих девяностых». Но это заблуждение: заказные убийства известны юриспруденции с древних времен. И в Элладе, и в Древнем Риме, и в Европе времен Ренессанса, и в дохристианской Руси, и в Северо-Американских Соединенных Штатах законы предусматривали ответственность за умышленное лишение жизни «по ведению другого человека» (сейчас принято говорить: «по заказу» или «по найму»). И ответственность за такие преступления несли как исполнитель, так и заказчик.

Российские ученые традиционно считают первым «заказным убийством» в истории нашей страны смерть в 1015 году братьев Бориса и Глеба, заказчиком которой выступил их старший брат Святополк, вошедший в историю как Окаянный. После смерти отца, Великого князя Владимира Святославовича – крестителя Руси, Святополк занял Киевский престол, но, опасаясь популярности младших братьев, отправил группу вышегородских бояр с приказом убить Бориса и Глеба. Что те и сделали, устранив политических конкурентов нанимателя.

Знаменательно, что жертвы, Борис и Глеб, стали первыми русскими святыми. На самом же деле к тому году наемное душегубство насчитывало многие века. Люди избавлялись от кредиторов, от опостылевших жен, от надоевших любовниц, от насоливших соседей. Причем в абсолютном большинстве случаев избавлялись не сами, а нанимая «лихих людей». Отсутствие сыска и надежда на гнев божий делали эти преступления тайными – раскрывались они, как правило, только на предсмертной исповеди. Священники часто выдавали эту тайну, и только таким образом информация иногда доходила до родных жертвы.

И до Рождества Христова, и в первом, и во втором, и теперь уже в третьем тысячелетии убийство неугодного остается одним из популярных видов решения проблем. Доказательств тому множество – и в литературе, и в архивах судов, и в сводках правоохранительных органов. Но широкую известность получают лишь случаи, где жертвами становились публичные персоны, убийства же обывателей такого внимания не привлекают, хотя в количественном соотношении их на порядок, а то и на пару порядков больше.

Этот вид убийства остается самым латентным все эти тысячелетия – доказать заказной характер преступления удается в одном случае из десяти.

Спрос рождает предложение

В современном мире, как и тысячи лет назад, в группу риска входят не столько политики или правдорубцы, сколько заемщики (кредиторы), немилые знакомые и соседи, жены и любовницы, вышедшие из доверия компаньоны и лица, которым стал известен какой-то важный секрет (в это число следует включать и шантажистов). В этом смысле ничего не меняется. Некоторые криминологи включают в обзоры и проблемы «кровной мести», но большинство склоняются к мнению, что эта часть преступности несет другую общественную значимость, и исключают эти преступления из мартиролога «заказняков».

«Здесь, к сожалению, работает главное правило экономики: если дешевле заказать, чем расплатиться, то найти исполнителя не составляет труда. Спрос, как известно, во все века рождает предложение, – говорит полковник юстиции Елена Т., следователь по особо важным делам одного из региональных главков СКР. – Попадаются только новички: ветераны боевых действий, уверенные, что опыт поможет им в городе. Профессионалы же остаются вне поле зрения».

В октябре 2018 года в сети Tor было доступно 286 объявлений, предлагающих услуги по устранению человека, организацию несчастных случаев и самоубийств. Стоимость работы рекламодатели оценивали от символических 5 до 100 тысяч долларов. А обычный поиск в интернете выдает несколько десятков сайтов, на которых можно «заказать» человека. Только на одном из них в комментариях висят 12 запросов с поверхностным описанием жертв – от обычных людей до предпринимателей, находящихся под круглосуточной охраной. Мотивы, естественно, не разглашаются.

По мнению сотрудников полиции, большинство предложений делают мошенники, часть – сотрудники полиции, действующие в рамках оперативно-розыскных мероприятий, и реальных предложений – одно-два. Но они есть.

Достоверную статистику по числу совершенных заказных убийств сейчас составить невозможно. В действующем Уголовном кодексе «убийство по найму» стоит рядом с «убийством из корыстных побуждений» – в пункте «з» части второй статьи 105. И разделить их очень сложно. В юридических журналах приводится следующая статистика: в 2017 году зарегистрировано 61 убийство по найму, в 2016-м – 51. Это гораздо меньше, чем в конце XX века: в 1994 году было зарегистрировано 562 убийства, совершенных по найму, в 1995-м – 560, в 1996-м – 620. Но мнение специалистов однозначно: раскрывается не более 10 процентов заказных убийств.

«Обыватель считает заказным убийство, совершенное с применением огнестрельного оружия, – сказал «Профилю» полковник полиции Анатолий Г., руководитель отдела по расследованию насильственных преступлений против личности Главного управления МВД по одной из российских республик. – Но это не так. Часто заказным оказывается преступление, замаскированное под разбойное нападение или самоубийство. У нас, например, смерть одного предпринимателя считалась случайной, наступившей в результате несчастного случая. И только когда по другому делу был задержан исполнитель, выяснилось – это было тщательно спланированное преступление».

Анализ материалов некоторых уголовных дел показывает, что в абсолютном большинстве случаев стоимость жизни человека лежит в промежутке от 60 до 150 тысяч рублей. Но это те преступления, которые были предотвращены полицией, то есть «заказчиком» выступал действовавший под прикрытием оперативник. Самый свежий пример – из Ставрополя. В начале октября СКР сообщил о предотвращении очередного преступления: в сентябре 53‑летняя жительница города Буденновска «заказала» убийство своих соседей, которые мешали ей тем, что долгое время делали ремонт и шумели, мешая ей отдыхать. Впрочем, между заказчицей и ее жертвами давно были конфликты, и звуки перфоратора стали последней каплей. За убийство она заплатила 100 тысяч рублей (из личных сбережений). В данном случае в роли киллера выступил оперативник местного уголовного розыска, поэтому под суд женщина пойдет за подстрекательство к убийству по найму.

В апреле 2017 года в Подмосковье 21‑летний молодой человек занял у знакомой 30‑летней женщины в долг 87 тысяч рублей под залог своей квартиры. Но к назначенному сроку не смог собрать деньги. И тогда он нанял трех несовершеннолетних (16–17 лет), пообещав им 30 тысяч рублей (но фактически выплатив всего по две тысячи). Подростки забили кредиторшу железными трубами, а тело закопали в лесу. Задержали их в октябре, следствие продолжается.

Очень большому риску подвергают себя любовницы. Как и тысячи лет назад, мужчины предпочитают избавиться от них, причем чужими руками. Так, в Челябинской области за жизнь беременной молодой женщины несколько лет назад ее женатый кавалер заплатил двум молодым людям 10 тысяч рублей (тогда – чуть меньше 250 долларов). Тело несчастной нашли только два года спустя.

«Бытовуха» пошла в массы

В последние годы в лексикон криминологов уже устойчиво вошел термин «заказное бытовое убийство» – в противовес «классическому заказняку». Под ним понимают преступления, которые совершаются по абсолютно невинным мотивам – из-за того, что сосед систематически паркует автомобиль на месте заказчика. Систематическими стали убийства одного из разводящихся супругов – чтобы не делить квартиру, машину, другое имущество.

Не редкость убийства из зависти (коллега по работе внезапно получил повышение, что вызвало недовольство сослуживца). Уровень их исполнения невысок, стоимость минимальна. Причем порой за убийства рассчитываются не деньгами. Так, несколько лет назад в Тверской области 32‑летняя женщина расплатилась с исполнителем тем, что вступила с ним в интимные отношения, фиктивно вышла за него замуж и прописала у себя в квартире (фактически он там и не жил). Но зато вступила в наследство фирмой убитого компаньона. По ее мнению, цена оказалась адекватной: предприятие (которое, кстати, под управлением бизнес-леди стало лучше работать) приносило ей около 200 тысяч рублей ежемесячно, что позволило существовать безбедно и содержать двух детей.

В 2014 году московский риелтор Виталий Студеникин открыл для себя новое направление деятельности: он стал заключать с одинокими пенсионерами договоры пожизненной ренты. Оплачивая все коммунальные расходы и выплачивая около 20 тысяч рублей в месяц в дополнение к пенсии, после естественной смерти владельца квартиры Студеникин получал ее в наследство. Однако пенсионеры, по мнению риелтора, не спешили на тот свет.

И тогда он придумал идеальную, на его взгляд, схему – встречный прохожий, случайно столкнувшись с жертвой, делал старику укол в ногу. В шприце было лекарство, свободно продающееся в аптеках, но на стариков оно действовало смертельно. Для совершения преступления Студеникин нанял ранее пять раз судимого Андрея Сизова, а тот, в свою очередь, привлек наркомана Валерия Семенова. За каждую жертву Студеникин платил киллерам 15 тысяч рублей.

По версии следствия, жертвами киллеров стали три пенсионера, а четвертому удалось отбиться от «электрика, пришедшего проверить счетчики». Но два преступления Мосгорсуд счел недоказанными. Тем не менее в июне 2017 года 47‑летний Виталий Студеникин был осужден на 19 лет колонии особого режима, 52‑летний Андрей Сизов и 34-летний Валерий Семенов получили по 18 лет. Хотя, по оперативным данным, жертв у этой группы «черных риелторов» гораздо больше.

Опыт показывает, что в серьезных и устойчивых преступных группировках существуют специальные, тщательно законспирированные подразделения по совершению заказных преступлений. В орехово‑медведковском оргпреступном сообществе много лет действовала кемеровская бригада, о существовании которой знали только высшие руководители ОПС. Ее главари Игорь Сосновский (Чипит) и Сергей Фролов (Болтон) были задержаны в 2015 году после 17 лет розыска. На личном счету каждого по 16 доказанных жертв, в том числе депутаты муниципалитетов, сотрудники правоохранительных органов и бывшие бойцы, решившие порвать с преступной деятельностью.

«Кемеровские» получали зарплату, причем относительно небольшую – по 700–1000 долларов в месяц. И никаких премий за исполнение. Но зато техническое оснащение «ликвидаторов» было лучше, чем у правоохранителей, а тактика соответствовала современным требованиям, предъявляемым к оперативным подразделениям. Так, при слежке за потенциальными жертвами «кемеровские» использовали квадрокоптеры, собственные камеры видеонаблюдения, устанавливавшиеся по маршрутам передвижения объектов, технику для контроля телефонных переговоров и компьютеров. При этом они изменчяли внешность, постоянно тренировались в единоборствах и стрельбе. Обвинительное заключение по их уголовным делам читается, как увлекательный триллер, если забыть, что все это реальность.

Так вот, затраты на зарплату «кемеровских» за все годы их существования не превысили, по оценочным данным, 210 тысяч долларов. Простое деление этой цифры на число жертв показывает: в орехово‑медведковском ОПС жизнь стоила в среднем 5330 долларов.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK