19 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Для тех, кто против

За годы правления Владимира Путина ни одна демократическая партия ни разу не попадала в Госдуму. В сентябре 2016 года у демократов, возможно, впервые появляется хоть небольшой, но шанс получить представительство в парламенте, преодолев 5-процентный барьер.

Те еще фрукты

Пожалуй, никто (кроме Кремля) не бил демократические партии так, как они друг друга. Но на сей раз в вечной истории несостоявшегося «объединения демократов» поставлена если не точка, то запятая.

После недавнего съезда «Яблока» даже многие извечные оппоненты партии и лично Григория Явлинского признали, что им удалось выдвинуть действительно боевой федеральный список: в первую десятку, помимо «яблочников», вошел целый ряд представителей «союзников и беспартийных»: бывший сопредседатель ПАРНАСа Владимир Рыжков, оппозиционный депутат Госдумы Дмитрий Гудков, экс-мэр Петрозаводска Галина Ширшина. Во главе списка в Санкт-Петербурге – кинорежиссер Александр Сокуров, в Ленинградской области – лидер местного независимого профсоюза, депутат заксобрания от «Справедливой России» Алексей Этманов, в Чечне – правозащитница, глава общественного комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина, в Курске – главред газеты «Народный журналист» Ольга Ли, во главе одной из региональных групп – сооснователь «Диссернета» Андрей Заякин. Среди одномандатников – либеральный экономист Игорь Николаев, сопредседатель «Партии 5 декабря» Юлия Галямина и другие.

«Видно, что эта партия перестала быть чисто «сектантской». Она привлекает новых людей, показывает, что готова к широкой коалиции», – сказал «Профилю» президент Центра политических технологий Игорь Бунин. По мнению гендиректора Совета по национальной стратегии Валерия Хомякова, «Яблоку» удалось подобрать оппозиционных политиков «и умеренного, и радикального толка».

В свою очередь, «прогрессивная либеральная общественность» приветствовала включение в федеральную десятку известного псковского «яблочника» Льва Шлосберга.

«Еще в конце зимы–весной я полагал, что внутренний конфликт, связанный с уходом Сергея Митрохина (с поста главы партии на место лидера московской организации. – «Профиль») и приходом Эмилии Слабуновой, может отразиться на перспективах «Яблока», – отмечает Хомяков. – Но они нашли в себе силы его преодолеть без битья посуды и взаимных обвинений».

Недемократическая коалиция

У ПАРНАСа, который также претендовал на роль платформы для демократической коалиции, такой идиллии не случилось. Сначала кампания травли лидера Михаила Касьянова, закончившаяся известным фильмом-компроматом на НТВ. Потом внутрипартийный скандал из-за отказа Касьянова подтвердить свой пошатнувшийся авторитет участием в партийных праймериз. Далее срыв самого голосования из-за взлома интернет-сайта. На съезде скандал продолжился. Касьянов поставил себя на первое место, второе занял саратовский блогер, «победитель праймериз» Вячеслав Мальцев, известный своими неоднозначными националистическими высказываниями. Как и хотел Касьянов, съезд «принял к сведению» не вполне достоверные результаты предварительного голосования. Замыкает федеральную «тройку» профессор истории Андрей Зубов, которого по Центральному одномандатному округу Москвы поддержит «Яблоко».

Зампред ПАРНАСа Илья Яшин в итоге отказался от участия в списке, при формировании которого «руководство партии допустило серьезные ошибки», главная из которых потеря «ключевых союзников» из незарегистрированной Партии прогресса Алексея Навального, «Демвыбора», Партии 5 декабря. «По факту демократическая коалиция развалилась», – заявил он.

По словам Хомякова, присутствовавшего на съезде, «многие известные парнасовцы» говорили ему, что на выборах будут голосовать за «Яблоко». Они жаловались, что «Касьянов ничего не хочет слушать, монополизировал партию». «Чиновник из него так и не выветрился», – считает Хомяков.

Во многом благодаря действиям самого Касьянова все посыпалось намного быстрее, чем планировал Кремль. А после раскола ПАРНАСа именно «Яблоко» взяло на себя роль «собирателя» демократических сил, что повышает его электоральные шансы.

«Крымнаш» или «Намкрыш»

Игорь Бунин напоминает, что если до «крымского консенсуса» за «европейскую модель развития» высказывалось примерно 30% населения, то после, согласно опросам Левада-центра, его доля упала до 12%, в лучшем случае 14%. Из них примерно 3–4% – это те, кто «резко против режима и будет искать самые крайние формы выражения протеста». На эту часть теоретически может претендовать ПАРНАС, на остальную – «Яблоко» (при том, что свой список сформировала Партия Роста бывшего путинского бизнес-омбудсмена Титова, которая может откусить кусочек от электората «Яблока»).

«Эти оставшиеся 8–10% оказываются под сильным психологическим давлением. С одной стороны, они идентифицируют себя с либеральной, демократической формой правления. А с другой – им тяжело все время находиться в «перпендикулярном положении» к обществу и власти. И они ищут некие компромиссные формы, в которых можно было бы, сохраняя свою европейскую идентичность, одновременно не рвать сильно с властью», – объясняет Бунин. Пока, по его мнению, альтернативу, которую и предлагает «Яблоко», ищет очень небольшая группа населения. «Это не значит, что так будет вечно и через год-два это не изменится. Но сейчас мы это можем констатировать», – отмечает политолог. При этом Бунин не исключает, что часть электората может оттолкнуть от «Яблока» бескомпромиссная позиция по Крыму (партия настаивает, что полуостров был аннексирован. – «Профиль»). «То есть, с одной стороны, эти люди хотят в Европу, с другой – Крым наш», – поясняет эксперт.

Хомяков, напротив, отмечает, что у той части демократического электората, которая приветствовала «Крымнаш», постепенно начинается обратный процесс. «Цены, безработица растут, пенсии не индексируют. И наиболее думающие люди начинают увязывать кремлевские крымские дела с тем, что происходит в экономике и социальной сфере. Наконец-то до них начинает доходить, что за все надо платить. И причем из их собственного кармана», – говорит он.

Внешняя внутренняя политика

Надо не только поменять состав Госдумы, нужно поменять систему и избрать нового президента в 2018 году, заявил Явлинский на съезде. Думскую кампанию партия считает подготовкой к президентской. Об участии в ней Явлинский заявил уже давно. «Я хотел бы быть единым кандидатом (от демократической оппозиции. – «Профиль»), и я буду бороться за это», – сказал он на съезде. Политик считает, что это, возможно, последний шанс «мирно и законно изменить власть в России». Таких высказываний не позволяет себе никто (за исключением ПАРНАСа). Остальные критикуют не Путина, а министров, фактически призывая президента сформировать «правительство народного доверия», а не уйти самому. Что, впрочем, не помешало оппонентам «Яблока» снова обвинить партию в том, что ее «не топят», в отличие от ПАРНАСа, поскольку Путину Явлинский нужен в качестве одного из спарринг-партнеров в 2018‑м.

«Власти не против того, чтобы «Яблоко» прошло в Думу. Оно не может поменять режим, может интегрироваться. И поэтому я не думаю, что у власти есть какое-то предубеждение против «Яблока». Но она не собирается ему чем-то помогать, – считает Бунин. – С точки зрения Кремля это (проход «Яблока» в Думу) было бы не так плохо, учитывая, что мы сейчас находимся на некоем (внешнеполитическом) переломе. По-видимому, мы отказались от имперских претензий и готовы договариваться с Западом. Ясно: то, что происходило с 2014 года по сегодняшний день, ведет Россию в тупик. Это, кажется, осознала и сама власть. При такой смене парадигмы «Яблоко» могло бы пригодиться».

Хомяков соглашается: «Кремль беспокоит качество будущей Госдумы, ему важно показать, что она является легитимной по сравнению с прежней, сомнения в законнорожденности которой были достаточно велики». «Для власти важно продемонстрировать это не столько населению, сколько Западу», – считает он. По его словам, это одно из звеньев в комплексе мер (от минских переговоров и Сирии до взаимоотношений с НАТО), работающих на улучшение имиджа России. «Это такая попытка нанести косметику на нашу репутацию в глазах широкой международной общественности», – отмечает эксперт. Устроит ли большинство россиян новая штукатурка и пудра на старой законодательной и исполнительной власти, будет ясно в сентябре 2016-го и марте 2018 года. Пока призыв демократической оппозиции хотя бы «умыться» разделяет меньшинство.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK