12 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Дочь, зять и большая политика

Иванка Трамп вместе с мужем Джаредом, 36-летним магнатом рынка недвижимости, шаг за шагом пробирались в первый круг власти. Сегодня Иванка занимает официальный пост советницы своего отца в Белом Доме. А ее муж разъезжает по миру в качестве своего рода теневого госсекретаря, встречается в Ираке с премьер-министром и предстает перед журналистами с американскими военными, воюющими против исламистов.

Сегодня 35‑летняя Иванка – самая влиятельная дочь в мире. И, возможно, она самая влиятельная «первая дочь» в истории США. По всей видимости, в ее власти даже склонить своего отца к войне. Брат Иванки Эрик Трамп заявил британской газете The Independent: его отец нанес удар возмездия против режима Асада после химической атаки в Сирии, в частности, потому, что Иванка пришла к нему после чудовищных событий, «исполненная гнева и скорби». «Иванка – мать троих детей, и у нее есть влияние (в данном вопросе), – говорит Эрик. – Уверен, она сказала ему: послушай, это же бесчеловечно».

Почти сразу после удара «Томагавками» по сирийскому военному аэродрому Иванка написала в Twitter: «Я горжусь своим отцом, не ставшим мириться с чудовищным преступлением против человечества». Это прозвучало почти как «смотрите, на что я способна».

Смущает одно: правительственная работа и частная жизнь Иванки плавно перетекают одна в другую. На страничке в Instagram соседствуют кадры с детских дней рождения и ее фотографии с президентом КНР и его супругой. Границы между семьей и международной политикой как будто не существует, все сливается воедино, Иванка использует вуайеризм американской общественности с ловкостью, достойной дочери европейского королевского дома.

Как Гуля Каримова

Вместе с мужем Джаредом, 36‑летним магнатом рынка недвижимости, она в последние месяцы шаг за шагом пробиралась в первый круг власти, в эпицентр все еще остающегося хаотичным правительства Трампа. Уже около трех недель Иванка занимает официальный неоплачиваемый пост советницы своего отца в Белом доме. А ее муж все больше производит впечатление самого важного советника президента.

Джаред Кушнер может похвастать портфелем компетенций, который больше под стать супермену. Газета The New York Times его так и называет – «супер-Джаред». Он разъезжает по миру в качестве своего рода теневого госсекретаря, встречается в Ираке с премьер-министром и предстает перед журналистами в пуленепробиваемом жилете и тесно облегающем пиджаке свободного кроя рядом с американскими военными, воюющими против ИГ (Организация запрещена в России. – «Профиль»). Он готовил визит китайского президента Си Цзиньпина в США. Ему поручили поспособствовать установлению мира между израильтянами и палестинцами. Наконец, он должен обеспечить реформу уголовных судов, перестроить систему администрации, позаботиться о ветеранах и, помимо прочего, положить конец опиоидной эпидемии в ряде штатов.

Между Джаредом Кушнером и Стивеном Бэнноном несколько недель продолжается открытый конфликт. От исхода схватки двух альфа-самцов зависят ответы на главные вопросы и вектор президентства Дональда Трампа. Бэннон считается архитектором стратегии America First («Первым делом Америка»), принесшей Трампу победу, которая нацелена прежде всего на разочарованных белых американцев: нет – иммиграции, да – протекционизму в экономике, нет  – глобализации, нет – военному вмешательству за рубежом. Те же, кто объединяется вокруг Иванки и Джареда, не верят в изоляционизм, их не смущает возможность участия в происходящем в мире, и они не так восстают против свободы торговли. В лагере Бэннона их считают «глобализаторами», задумавшими предательство избирателей Трампа.

Свидетельств, что в скором времени «крыло Кушнера» может одержать верх над «крылом Бэннона», становится все больше. Недавно главный стратег был вновь выведен из состава Совета национальной безопасности. Военный удар против Асада тоже обернулся для него поражением. В интервью газете The New York Post 11 апреля президент признался: да, он любит Стива, но на самом деле тот примкнул к его предвыборной команде достаточно поздно. В этих словах не чувствуется горячей поддержки.

В рейтинге личных предпочтений Трампа на первом месте – семья, на втором – лояльность. Трамп обыкновенно вознаграждает тех, кто всегда был на его стороне. Но семья в любом случае превыше всего. Опять-таки именно семья оказалась в лучах софитов во второй уикенд апреля, когда Трамп принимал своего китайского коллегу Си Цзиньпина в собственном гольф-клубе во Флориде. Внуки Трампа Арабелла и Джозеф – дети Иванки и Джареда – получили возможность выступить, как это бывает на семейных торжествах. Они прочитали высокому гостю китайское стихотворение и спели народную песню. Си, в свою очередь, был вынужден аплодировать. Неловкий момент. К слову, советником, сидевшим рядом с китайским президентом за трапезой, был все тот же Джаред Кушнер. Впрочем, Си должен быть в курсе его функции: в Китае таких людей называют «августейшими отпрысками». Дети власть имущих там пользуются привилегиями, о которых простые смертные не могут даже помыслить.

Доченьки-доченьки

Трампу нравится, когда дочь рядом, тем более в минуты его триумфа. Ей выпадает честь быть рядом с ним там, где обычно стоят жены политиков. Во время исторических речей, вечером после его избрания, на балу по случаю инаугурации. Если бы это было мерилом влияния, то именно Иванку, а не супругу Трампа Меланию смело можно было бы назвать первой леди.

Иванке диковинным образом удается одновременно смотреть на отца как на кумира и сохранять имидж человека независимого, самостоятельно мыслящего, но одобряющего действия Трампа.

Она искусно ведет двойную игру. С одной стороны, подчеркивает полную дочернюю лояльность. С другой – признает его слабости, связанные как с личностью, так и с политикой Трампа. Тем самым она обретает индивидуальность и, похоже, становится совершенно необходимой ему.

Впрочем, все это до сих пор не мешало ему приумножать собственное влияние. Любой, кто хочет сегодня к чему-то склонить правительство, должен разговаривать с Кушнером, который на протяжении месяцев, не афишируя своей деятельности, строил мосты с предполагаемыми противниками: с китайцами, с министром иностранных дел Мексики. Лоббисты, иностранные послы, главы зарубежных правительств и предприниматели знают: Кушнер – это канал в Белый дом. Он – амортизатор правительства Трампа, дипломат, молчаливый кукловод. Поставленная перед Кушнером задача – взломать закрытую структуру администрации в рамках нового поста главы «Управления американских инноваций» – дает ему колоссальное влияние в министерствах. Трамп заявил о намерениях урезать бюджет важных ведомств, и Кушнер должен перестроить американское государство, сделать его компактней и эффективней.

Кроме того, он завязал контакты с менеджерами крупных концернов, включая Тима Кука из Apple, Джинни Рометти из IBM и главу Tesla Илона Маска. Их собственные идеи должны поспособствовать масштабной перестройке американского государства. Пока Кушнер допускал немного ошибок, и экономические круги реагируют на его деятельность в основном положительно.

Не исключено, что Иванка и Джаред наложат отпечаток на президентство Трампа и, возможно, помогут «детоксикации» «бренда Трамп». Но президентская власть не у них, а у старика. У человека, который разъезжал по стране в амплуа врага мусульман, призывающего воздвигнуть стену на границе с Мексикой, у патологического лжеца, апеллирующего к застарелым обидам и расизму простых избирателей. Гламурная парочка не сможет заставить американцев забыть об этом.

Тем более что пока идеологи никуда не исчезли, Стивен Бэннон по-прежнему занимает кабинет в Белом доме. Поборники темных идей отстаивают свое место при дворе. Недавно Бэннон заявил, что он любит добрую ссору. Противоречия между двумя лагерями за последние недели обострились настолько, что Трамп публично призвал Бэннона и Кушнера к сотрудничеству. Но если они не исправятся, отставка на самом деле может грозить только одному из двоих задир. Второй – член семьи.

Публикуется в сокращении

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK