13 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Экономические тренды недели 16-20 февраля

Газовый абсурд

В ночь со среды на четверг Украина без предупреждения прекратила поставки газа в Донбасс. В четверг утром из самопровозглашенных республик незамедлительно начали поступать тревожные сообщения: на собственных запасах газа они не продержались бы и суток. Затем последовали официальные объяснения со стороны украинского «Нафтогаза». Нефтегазовая государственная компания мотивировала отключение мятежного региона от поставок газа из-за критических повреждений инфраструктуры и невозможности приступить к ремонтным работам вследствие продолжающихся боевых действий. Москва среагировала оперативно: уже в 13.00 премьер-министр Дмитрий Медведев поручил Минэнерго и «Газпрому» проработать возможность альтернативных поставок газа в Донбасс. Причем сначала речь шла о гуманитарных поставках, затем пресс-секретарь премьера Наталья Тимакова уточнила, что снабжать газом Донбасс будут все-таки на коммерческой основе.

Уже в 16.00 глава «Газпрома» Алексей Миллер заявил, что российский газ в Донбасс пошел. Но не по привычному маршруту — через северную границу с Украиной, а с южного направления — через газоизмерительные станции  «Прохоровка» и «Платово», находящиеся на границе с Ростовской областью. Назвал глава газовой монополии и объем поставок — 12 млн кубометров в сутки. Важный момент — шел этот газ в рамках контракта с «Нафтогазом». Так, на 19 февраля «Нафтогаз» заказал у «Газпрома» 42 млн кубометров, соответственно именно 12 миллионов из этого объема и были переправлены в ЛНР и ДНР.

Тогда то и началось самое интересное. Киев в считаные часы восстановил поставки газа в самопровозглашенные республики — по тем самым газопроводам, состояние которых еще утром оценивалось как критическое. А следом заявил, что оплачивать те 12 млн кубометров голубого топлива, которые «Газпром» перекинул в Донбасс по южному направлению, не собирается — он его не заказывал. К тому же на «Прохоровке» и «Платово» у «Нафтогаза» нет представителей, так что точно оценить, сколько в итоге через станции проходит газа, Киев не может.

Таким образом, ситуация вырисовывается крайне абсурдная и неприятная. Во-первых, непонятно, чей газ сейчас потребляют в Новороссии. Во-вторых, неясно, кто именно за него должен платить. И в-третьих, решая по распоряжению премьер-министра проблемы жителей ДНР и ЛНР, «Газпром», по сути, впервые вмешался в украинский конфликт — до этого ему удавалось оставаться в стороне. Возможно, для Запада это станет неплохим поводом для того, чтобы включить газовую монополию в очередной санкционный список.

Плутовская комедия Максима Ноготкова

История вокруг ГК «Связной» Максима Ноготкова получила продолжение, причем весьма запутанное. Напомним, с чего все начиналось. В ноябре прошлого года холдинг, в который помимо одноименного ритейлера входил Связной Банк, интернет-магазин Enter и ювелирная сеть Pandora, допустил дефолт по кредиту, выданному «Онэксимом» Михаила Прохорова. Спустя несколько дней стало известно, что «Онэксим» вместе с НПФ «Благосостояние» — еще одним кредитором Ноготкова — забирают 90% компании Trellas, через которую бизнесмен управлял холдингом. Предполагалось, что у Ноготкова в таком случае останутся Enter и Pandora, все остальное перейдет кредиторам.

Уже через несколько дней стало известно, что Ноготков отказался подписывать бумаги и договорился с владельцем Финпромбанка Анатолием Гончаровым о поддержке Связного Банка в обмен на долю в нем. Следом свое слово сказали «Онэксим» и НПФ «Благосостояние» — они переуступили права требования по просроченному долгу группе Solvers Олега Малиса, чей брат Александр владеет «Евросетью» — главным конкурентом «Связного». Эта сделка предполагала переход в собственность Малиса 51% акций Trellas. Ноготков подписал распоряжение о передаче акций Solvers, но спустя какое-то время отозвал его. Затем бизнесмены встретились — на этот раз в суде. Разбирательство по делу Trellas стартовало в судах Кипра и Лондона. На минувшей неделе Верховный суд Кипра вынес решение в пользу Олега Малиса, обязав Ноготкова расстаться все-таки с контролем над Trellas. Теперь очередь за Лондоном.

Проблема однако же в том, что Олега Малиса из всех разношерстных активов Ноготкова интересует, кажется, только «Связной». А банк и Enter, которые находятся в тяжелом положении и требуют оперативной финансовой поддержки, ему спасать не очень хочется. Ноготков в свою очередь в будущем Связного Банка заинтересован в первую очередь — это один из его любимых проектов, которому он отдал не только много сил, но и денег, — во многом именно кредиты, взятые для банка, привели холдинг к безрадостному финансовому состоянию. Сам банк испытывает проблемы, и если в ближайшее время кто-то из владельцев не поддержит его вливанием в капитал, может отправиться на санацию или лишиться лицензии. Первое — наименее вероятный исход. Усложняется все тем, что Банк России до сих пор не понимает, с кого требовать деньги на поддержку банка — с Малиса или Ноготкова.

70 миллиардов справедливости

В рамках самого громкого судебного разбирательства прошлого года финансовая корпорация «Система» лишилась одного из своих ключевых и самых прибыльных активов — нефтяной компании «Башнефть». 84% акций «Башнефти» было возвращено государству. В 90-х годах компания находилась в собственности Башкирии — до ее приватизации в 2000-х годах. Именно приватизация — точнее нарушения в ее ходе — привели «Систему» к такому безрадостному исходу.

Скорость, с которой прошел суд, и интерес к процессу со стороны Генпрокуратуры и Следственного комитета говорили о том, что любая попытка подать апелляцию обречена на провал. Но, можно сказать, что «Система» еще легко отделалась: вместе с ценным активом она могла лишиться владельца: собственнику корпорации Владимиру Евтушенкову грозил уголовный срок. Причина все та же — приватизация предприятий башкирского ТЭК, в ходе которой сын экс-главы республики Муртазы Разимова Урал фактически выкрал акции нефтяных компаний из собственности республики и легализовал преступные доходы, продав их «Системе».

На минувшей неделе «Системе» удалось отыграть часть потерь. Арбитражный суд Москвы, — тот самый, что лишил компанию Владимира Евтушенкова «Башнефти», —  удовлетворил иск о взыскании 70,7 млрд рублей убытков с благотворительного фонда «Урал-Инвест».

Фонд — один из четверки продавцов, у которых «Система» в 2009 году купила контрольные пакеты акций предприятия БашТЭК. Три остальных — «Юрюзань-инвест», «Инзер-инвест» и «Агидель-инвест» — в суде присутствовать не могли, поскольку сразу после сделки были присоединены к «Урал-инвесту». Деньги же, полученные от сделки, «Урал-инвест» тогда разместил следующим образом: 53 млрд рублей легли на депозиты в башкирских банках, еще 12 млрд были пожертвованы фонду «Урал-инвест плюс». На эти деньги в Башкирии финансируются детские сады, детдома, спортивные центры и прочие социальные организации.

Фонд уже заявил, что будет подавать апелляцию. Однако скорее всего на этом все и закончится. Во всяком случае нынешний глава Башкирии Рустэм Хамитов в начале февраля фактически согласился с требованиями Башнефти. «Поскольку АФК «Система» вернула государству пакет акций, который ей принадлежал, то сейчас АФК по вполне понятным причинам будет претендовать на деньги фонда «Урал»», — сказал глава республики.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK