15 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Экономические тренды недели 2-8 марта

Экономический пессимизм

На минувшей неделе был опубликован третий выпуск оперативного мониторинга экономической ситуации в РФ, подготовленный тремя ключевыми экономическими вузами: Академией народного хозяйства и госслужбы при президенте, Институтом экономической политики им. Е.Т.Гайдара и Всероссийской академией внешней торговли. Помимо прочего документ интересен макроэкономическим прогнозом, который позволяет сравнить видение научных кругов о будущем страны с аналогичными выкладками Минэкономразвития. Скажем сразу: ведомство Алексея Улюкаева оказалось на порядок оптимистичнее. И это при том, что в мониторинге в качестве среднегодовой цены на нефть в 2015 году взяты $55 за баррель – на пять долларов больше, чем в прогнозе МЭР.

Итак, в текущем году авторы мониторинга ожидают падения ВВП на 6,8% против 3% от МЭР. Инвестиции рухнут на 19% вместо 13,3% в официальном прогнозе. Инфляция составит 17,1%. У МЭР – 12,2%.

Из-за высокого роста потребительских цен падение экономики будет сопряжено с чувствительным сокращением реальных располагаемых доходов населения – на 8,5% (у МЭР – 6,3%). При этом списать все эти ужасы на девальвацию, которая представляет собой пусть и болезненный, но краткосрочный фактор, не получится. Главное отличие нынешнего кризиса от всех остальных, с которыми Россия сталкивалась в течение последних 25 лет – запущен он был не в прошлом году, а как минимум два-три года назад. Предсказать нынешние проблемы можно было, как минимум глядя на замедляющиеся – при благоприятной внешней конъюнктуре – темпы роста российского ВВП. В свою очередь, здесь главной причиной выступало снижение инвестиций в основной капитал. Причин, по которым инвестиции начнут расти в 2016 году – нет. Как минимум из-за жесткой денежно-кредитной политики ЦБ. В более широком представлении – из-за отвратительного бизнес-климата в стране.

Итак, повторим. Основные ограничения экономического роста в ближайшие годы – сокращение инвестиций и девальвация. По поводу последнего фактора важно отметить, что ряд отраслей промышленности имеет довольно сильную зависимость от импортного сырья и комплектующих. Здесь неплохо было бы развернуть чаемое уже полгода импортозамещение, но опять-таки: жесткая денежно-кредитная политика и никудышный бизнес-климат.

Валютная неопределенность

Последние несколько недель валютный рынок пропал из поля зрения общественности. Правильно – рубль прекратил вытворять безобразия, аналогичные декабрьским, и начал даже немного укрепляться. Исторический минимум в 69,6 рублей за доллар остался в прошлом, сейчас за американскую валюту дают порядка 60 рублей.

Главный экономист Альфа-банка Наталья Орлова и аналитик Сергей Егиев попытались спрогнозировать, сколько будет стоить доллар к концу 2015 года. Получилось шесть сценариев. Два из них – сравнение с валютами развивающихся и нефтедобывающих стран – предполагают 50 и 45 рублей за доллар к концу года. Но эти прогнозы – самые несостоятельные, поскольку не учитывают влияние геополитических проблем.

Еще один прогноз, основанный на паритете покупательской способности и отталкивающийся от фундаментальной недооцененности рубля, предполагает 18,5 рублей за доллар к концу года. Но этой цифре едва ли поверят и самые отъявленные оптимисты.

Еще один прогноз предполагает сравнение денежных агрегатов (например, денежной массы) с золотовалютными резервами ЦБ. Грубая логика такова: в стране есть определенное количество рублей, у Банка России – определенное количество валюты. При падении нефтяных цен и следующем за ней превышении количества рублей над количеством валюты, ЦБ восполняет дефицит за счет своих резервов. При цене нефти марки Brent порядка $60 за баррель такой прогноз дает 63 рубля за доллар. Но поскольку рубль в теории находится в свободном плавании, и ЦБ не должен поддерживать его за счет резервов, эту цифру можно также считать несостоятельной.

Пятый прогноз – на основе реального курса. Здесь ключевой переменной является инфляция, предсказать которую, как было описано выше. пока что не может никто. В любом случае, у Альфа-банка получилось здесь 63 рубля за доллар – опять-таки при $60 за баррель нефти Brent.

И наконец оценка самого Альфа-банка – 55 рублей за доллар. Этот прогноз совмещает расчеты по реальному курсу и денежным агрегатам. Вывод, который можно сделать, на основе всех этих выкладок – масштаб неопределенности огромный, но шансы на укрепление у рубля все же есть.

Сирота Сахалин

В ночь на 4 марта правоохранительные органы арестовали губернатора Сахалинской области Александра Хорошавина, надели на него наручники и доставили в Москву. Сейчас господин Хорошавин находится в СИЗО Лефортово – следствие отказалось отпустить его даже под залог в 5 млн рублей. Событие, откровенно говоря, из ряда вон выходящее. Последний раз нечто подобное происходило в 2006 году, когда был задержан действующий губернатор Ненецкого автономного округа Алексей Баринов.

Александра Хорошавина обвиняют в получении взяток на сумму $5,6 млн. Эти деньги губернатор получил за то, что поспособствовал заключению контракта на строительство местной ТЭЦ. Эксперты полагают, что дело не в банальной коррупции.

Учитывая, что Хорошавин руководит Сахалином уже семь лет и особых нареканий к нему за все это время не было, внезапное желание губернатора заработать на откате за доступ к господряду выглядит странным. Здесь нужно отметить, что совсем уж без претензий со стороны федерального центра не обошлось. Год назад активисты Общероссийского народного фонда обратили внимание на то, что Хорошавин потратил из областного бюджета 600 млн рублей по статье «улучшение имиджа региона и его руководителя». По этому поводу высказался даже Владимир Путин. «Ничего глупее придумать невозможно. Хоть бы по другой статье провели какой-то»,— сказал президент.

Нужно отметить, что у Хорошавина было что тратить. Подробный анализ экономического состояния региона приводит экономист Наталья Зубаревич в своей колонке в газете «Ведомости». Нефтегазовый Сахалин – один из самых богатых регионов России. В конце ноября прошлого года профицит его бюджета составил 45 млрд рублей, при том что в Москве и Санкт-Петербурге этот показатель равнялся 39 и 28 млрд рублей соответственно, а у нефтяной сестры-близнеца Сахалина – Тюменской области – 25 миллиардов. В декабре профицит Сахалина сократился до 23 млрд рублей при том, что Москва и Санкт-Петербург ушли в минус, а Тюмень едва удержалась на скромных 7 млрд рублей. При этом, население Сахалина – всего полмиллиона человек.

Из всего этого напрашивается скромный вывод: Хорошавин тратил много, но не на то: не на трансферты в федеральный бюджет как минимум. В условиях экономического кризиса и жесткой просадки подавляющего большинства региональных бюджетов это выглядит как непозволительная роскошь. Так что можно предположить, что в России началась борьба за нефтегазовую – но это только самый очевидный ее вариант – ренту. И Хорошавин здесь оказался первой жертвой.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK