10 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Экономические тренды недели 29 сентября – 5 октября

Утка от Bloomberg

На прошлой неделе на валютном рынке происходили невиданные вещи, свойственные больше рынку фондовому — причем в его самых диких и нерегулируемых формах. Началось все с сообщения международного агентства финансовой информации Bloomberg, которое, сославшись на неназванных чиновников, близких к аппарату Центрального банка, заявило, что регулятор подумывает о введении ограничений на движение капитала. 

Оговоримся сразу, в обсуждении подобной меры нет ничего криминального. Она, конечно, явно антикризисная и нежелательная, но все же возможная. Особенно сейчас, когда рубль переживает непростые времена. Недавно Центральный банк подтвердил свою приверженность двум основным принципам денежно-кредитной политики: свободному курсообразованию и таргетированию инфляции. Многие, считают, что ЦБ поспешил. Курс рубля определяется все больше геополитическими факторами: закрытием внешних рынков и нехваткой долларовой ликвидности. Инфляция в свою очередь растет на фоне девальвации и продуктового эмбарго. В этих условиях попытки регулятора удержать рубль и приглушить инфляцию ростом ставок почти не работают. Пользы от такой политики не много: инфляция в годовом выражении уже составила 8,1%. А вот кто страдает от высоких ставок, так это реальный сектор экономики, который фактически задыхается без необходимых ему дешевых денег. Так что Банку России остается или поступиться правилами и придерживать рубль валютными интервенциями, или, действительно, решиться на некое ужесточение режима трансграничного движения капитала. О запрете на обмен валюты населением, как это было в СССР, речи, конечно, быть не может. Возвращаясь к опыту 90-х, можно предположить следующую схему: экспортеров обязуют продавать валютную выручку на бирже, а импортерам позволят по особым льготным условиям покупать евро и доллары.

Как бы то ни было, валютный рынок на сообщение Bloomberg отреагировал предсказуемо: инвесторы принялись запасаться валютой, и за несколько минут курс бивалютной корзины даже поднялся до 44,4 рубля — уровень, после которого регулятор все-таки вынужден продавать валюту. Следом ЦБ попытался успокоить рынок, выпустив официальный пресс-релиз о том, что информация, распространяемая агентством «Bloomberg», — не более чем слухи. Убеждать рынок  пришлось и позже — на форуме «Россия зовет»: заявления о недопустимости любых валютных ограничений прозвучали не только из уст председателя ЦБ Эльвиры Набиуллиной, но и президента Владимира Путина. Правда, глава ВТБ Андрей Костин высказался в противоположном ключе: «Никогда не говори «никогда». Но не на этом этапе».

Приключения рубля этим не ограничились. В среду он совершил еще один кульбит, правда в другом направлении: доллар и евро на короткое время внезапно рухнули на 30 копеек. Объяснить этот скачок до сих пор не может ни один из аналитиков. Что же касается ЦБ, то его такая аномалия на валютном рынке заинтересовала. Регулятор намерен проверить ситуацию на предмет манипуляции курсом. Основные вопросы, скорее всего, будут к Bloomberg, правда агентство настаивает на достоверности своей информации.

В защиту жертв западного режима

В Госдуму внесен и уже одобрен профильным комитетом интересный законопроект. Речь идет о попытке парламентариев ввести в правовое поле механизм компенсации потерь, понесенных российскими гражданами или юридическими лицами от неправомерных действий западных судов. Механизм, заложенный в законопроекте, прост: если некий иностранный судья обидит россиянина, отечественный бюджет компенсирует его потери. Следом потери казны могут быть возмещены за счет имущества страны-обидчицы. 

Законопроект был внесен в Госдуму на следующий день после того, как итальянская финансовая полиция наложила арест на имущество, предположительно принадлежащее российскому бизнесмену Аркадию Ротенбергу. Как один из друзей Владимира Путина, Ротенберг еще весной был включен в санкционный список США и ЕС, но жесткие меры к нему применили только сейчас. Всего Италия заморозила несколько вилл господина Ротенберга, а так же принадлежащие ему счета, акции и доходы от небольшого римского отеля Berg Luxury, которым бизнесмен владеет через компанию Aurora 31.

Между этими событиями нетрудно обнаружить связь. Особенно если вспомнить, что аналогичный законопроект в Госдуму вносили в прошлом году. Тогда речь шла о компенсациях фигурантам «списка Магнитского». Откровенная циничность старого закона не позволила ему даже дойти до первого чтения. Нынешнему закону удача пока что благоволит.

Если присмотреться к публикациям деловых СМИ, окажется, что ключевые приближенные к власти олигархи, внесенные в санкционные списки — братья Ротенберги, Геннадий Тимченко и Юрий Ковальчук — через разные компании владеют большим количеством активов в европейских странах: от пресловутого римского отеля до спортивных арен в странах Скандинавии. Предположим, что все они будут арестованы, как того велит режим санкций и предполагает итальянский опыт. Если закон будет принят, бюджет РФ получит многомиллионные обязательства перед узким кругом олигархов. Одни только итальянские активы Аркадия Ротенберга, арестованные итальянской фингвардией, оцениваются в 40 миллионов долларов. Компенсировать потери депутаты предлагают за счет ареста европейских активов в России — мера спорная не только с точки зрения международного права, но и только начинающих налаживаться российско-западных отношений. А с точки зрения рядового российского налогоплательщика — это и вовсе издевательство.

Плати сам

Министерство финансов подумывает о том, чтобы переложить часть налоговой нагрузки с предприятий на граждан. Речь идет о том, что работники могут самостоятельно выплачивать часть страховых взносов. Сегодня страховая нагрузка на фонд оплаты труда компаний составляет 30% с каждой зарплаты. Основная часть выплат — 22% — идет в Пенсионный фонд, 5,1% идут в фонд медицинского страхования, оставшиеся 2,9% — в фонд социального страхования. Все взносы ложатся на плечи работодателя, работник их попросту не замечает — в отличие, например, от подоходного налога, проводящего грань между официальной зарплатой и той, что выдается «на руки».

В Минфине предлагают приучать работников платить взносы во внебюджетные фонды самостоятельно. Начать предлагается с небольших сумм: поделить страховую нагрузку в пропорции 4-26 между работником и работодателем. Мысль, определенно, светлая: она как минимум позволит снизить налоговую нагрузку на бизнес. В ситуации, когда Минфин хочет, а президент косвенно запрещает повышать налоги, это будет своего рода неожиданным и приятным подарком для компаний. Хотя, зная логику Минфина, потом, конечно, можно будет ожидать повышения фискального груза на те же 4%. Кроме того, предлагаемая мера активно используется за рубежом, где страховая нагрузка распределяется между компанией и персоналом примерно поровну.

Есть только одна проблема: переносить налоги на работника можно и нужно было несколько лет назад, когда экономика росла, а вместе с ней повышались реальные доходы населения. Сейчас ситуация в стране обратная, и любые игры в налоговую справедливость по западным лекалам, мягко говоря, спорны. Тем не менее, зная, с какой настойчивостью Минфин подходит к вопросу фискальной политики и учитывая его аппаратный вес в правительстве, можно быть уверенным: в той или иной мере налоговая нагрузка в России вырастет. Бизнес, скорее всего, оставят в покое, а вот гражданам придется раскошелиться. Идея ввести налог с продаж с треском провалилась, но финансовому ведомству еще есть где развернуться: взять хотя бы налог на недвижимость или налог на роскошь. 

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK