14 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Экономические тренды недели с 13 по 19 октября

Газовая опера

Российско-украинский газовый конфликт обрастает новыми сюжетными поворотами. На этот раз в центре внимания — условия транзита российского газа. «Нафтогаз» подал в Стокгольмский арбитраж второй по счету за год иск к «Газпрому». Его суть в следующем. Согласно транзитному контракту 2009 года отечественный газовый монополист обязался ежегодно транспортировать через территорию Украины не менее 110 млрд кубометров голубого топлива. В реальности это обязательство «Газпром» не выполнил ни разу: объемы прокачки всегда были ниже. Поэтому сейчас Украина рассчитывает взыскать с компании Алексея Миллера компенсацию за недопоставку газа. По расчетам издания «КоммерсантЪ» ее размер за 2009–2014 годы может составить 5 млрд долларов. Усложняет получение этой суммы «Нафтогазом» тот факт, что в самом транзитном контракте ни о каких санкциях за недостаточные объемы прокачки газа речи не идет.

Кроме того, Украина хочет с 2015 года изменить условия транспортировки российского газа. В первую очередь касается это тарифа за транзит. Сейчас он рассчитывается, исходя из газовой цены для Киева, объема поставок и расстояния, которое преодолевает транзитный газ. В 2015 году Украина планирует поменять систему следующим образом: «Газпром» будет платить по определенным ставкам за «вход» и «выход» газа с транзитной территории независимо от расстояния. Есть еще одна особенность: для транзита требуется определенное количество так называемого технического газа. Прежде «Нафтогаз» вынужден был самостоятельно изыскивать необходимые объемы голубого топлива, теперь предлагается, что «Газпром» будет сам компенсировать производственные расходы транспортера.

«Газпром» и сам может потребовать от Украины компенсации. Договор на поставку газа самой Украине основан на принципе take or pay («бери или плати»). Его суть в том, что получатель голубого топлива обязуется выбирать и оплачивать определенное количество газа. За недобор газа штрафные санкции как раз предусмотрены. И учитывая, что Украина в свою очередь газ регулярно недобирала, штрафные требования «Газпрома» могут составить порядка 12 млрд долларов.

Транзитный спор разворачивается на фоне затянувшихся переговоров о цене голубого топлива для Украины. Напомним предысторию вопроса: в начале года «Нафтогаз» покупал газ по 268,5 долл. за тысячу кубометров. После свержения Виктора Януковича «Газпром» поднял цену до 385,5 долл., отменив прошлогоднюю скидку, которую у Москвы выторговал бывший президент. Затем Россия присоединила Крым, и Украина лишилась еще одной скидки — 100 долл. за кубометр, — которую предусматривало пребывание Черноморского флота РФ в Севастополе. С ценой 485 долл. за тысячу кубометров Киев никак не был согласен и прекратил оплату российского газа. В итоге поставки на Украину были остановлены, но у «Нафтогаза» успел сформироваться перед «Газпромом» долг в размере 5,3 млрд долларов. В Киеве, кстати, эту цифру не признают и продолжают рассчитывать долг, исходя из 268,5 долл. за кубометр. Получается порядка 3,1 млрд долларов.

Трехсторонние переговоры (с участием ЕС) о цене за газ и размерах долга «Газпрому» длятся уже почти полгода. Сейчас стороны вроде бы договорились, что в течение осенне-зимнего периода «Газпром» поставит на Украину 5 млрд кубометров газа по цене 385 долл. за кубометр, а Украина до конца года выплатит России 3,1 млрд долларов. Но пока неясно, ни как будут осуществляться выплаты (график регулярно меняется), ни что это за 3,1 млрд (Украина включает в нее предоплату за будущие поставки, Россия настаивает на первоочередном погашении долга), ни сколько газа в итоге нужно Украине (на неделе заявка «Нафтогаза» сократилась до 4 млрд кубометров).

Все отдам за рубль

С момента введения секторальных санкций против России отечественная финансовая система испытывает перманентный дефицит валютной ликвидности. Это не хуже дешевеющей нефти подтачивает рублевый курс. Сейчас он находится на историческом минимуме: 41 рубль за доллар и 51,9 — за евро. В принципе финансовые власти в этой ситуации могут не делать вообще ничего. Доктрина Центрального банка гласит, что курсообразование в стране свободное. К тому же рублевая стабильность стране только вредит. По словам министра финансов Антона Силуанова, падение нефтяных цен на доллар за баррель приводит к снижению доходов бюджета на 70 млрд рублей. А вот рост курса доллара на один рубль, наоборот, увеличивает бюджетные доходы на 180–200 миллиардов.

Однако в случае шокового развития событий регулятор оставляет за собой возможность поддерживать рубль. Судя по всему, экономика сейчас переживает как раз такой шок, потому что ЦБ с 6 по 15 октября потратил в борьбе за рубль почти 9,2 млрд долларов. При этом последний раз продавал валюту регулятор в мае. Тем не менее, даже несмотря на продажу Центробанком валюты, рубль все равно неуклонно дешевеет.

Помимо продаж, ЦБ валюту еще и занимает — по сделкам валютного свопа, предполагающего обмен валюты на рубли и обратную операцию на следующий день. Но эта мера не сильно помогает рынку. В планах на будущее — использование инструмента валютного репо (продажа банкам валюты под залог ценных бумаг с обязательством их последующего выкупа) сроком на 7 и 28 дней. Здесь есть свои подводные камни: дело в том, что последние полтора года банки все активнее кредитуются у регулятора. Причины просты: население менее охотно несет деньги на депозиты. Проблема здесь в том, что под обычное рублевое репо банки заложили уже почти все ценные бумаги, которые у них были, — по оценкам середины года в ЦБ заложено почти 70% всех пригодных для этого ценных бумаг. А значит, возможность воспользоваться репо валютным будет априори ограничена.

Следом за ЦБ поддержку рублю и банкам собирается оказать Министерство финансов. Ведомство заявило, что в ближайшее время начнет размещать на депозитах в банках скопившуюся у него валюту. Проблема есть и здесь: Минфин планирует разместить на рынке не более 3 млрд долларов. По словам аналитиков, этих денег для того, чтобы кардинально переломить ситуацию, явно недостаточно. К тому же нетрудно догадаться, кому они достанутся. Это будут игроки, попавшие под санкции и отрезанные от западного финансирования: госбанки, банк «Россия» и СМП-банк.

Больной задергался

Статистика преподнесла неожиданный и приятный сюрприз. Промышленное производство в России в сентябре выросло на 2,8% по отношению к аналогичному месяцу прошлого года. В последнее время за экономической динамикой следят примерно в таком духе: если темпы роста хоть немного отличаются от нуля, а тем более находятся в положительной зоне — это серьезный повод для радости. К тому же нынешняя цифра — максимальная с февраля 2012 года. Так что это, безусловно, главная хорошая новость российской экономики.

Однако радоваться по большому счету нечему: нынешний рекордный рост имеет под собой причины далеко не качественные, а скорее количественные. Во-первых, осень — это всегда начало нового делового цикла в экономике. Во-вторых, в нынешнем сентябре было 22 рабочих дня вместо 21 годом ранее. Парадоксально, но даже однодневная разница — хорошее подспорье для статистики. И наконец, в-третьих, рост опирается на отрасли, в которых наиболее активно произошло импортозамещение перекрытых товаропотоков с Запада: производство продуктов питания и металлургия. Казалось бы, вот он, хороший драйвер для роста экономики, но потенциал импортозамещения крайне мал. В том же сельском хозяйстве явно недостает господдержки и дешевых кредитов. Если говорить про металлургию — логика подсказывает, что рост стимулирует строительство пресловутой «Силы Сибири». Но как это всегда бывает с мегапроектами в России, экономический эффект они дают существенный, но на очень коротком временном промежутке.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK