12 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Франция в шоколаде

В отличие от «Оскара», победителей которого заранее спрогнозировать легко, результаты Каннского фестиваля всегда непредсказуемы. У прессы есть свои фавориты (впрочем, например, оценки французской прессы почти всегда отличаются от тех, что выставляют их коллеги из других стран), но мнение жюри может кардинально отличаться. Так случилось и в этот раз. Ощущения после награждения – недоумение. Киноманы, которые следили за фестивалем на расстоянии, твердят одно и то же: «А кто вообще писал о победившем фильме?». Кажется, почти никто и не писал, потому что была масса других картин, которым действительно стоило уделить внимание.

Еще не разъехавшиеся к последнему вечеру журналисты смотрят трансляцию церемонии в одном из фестивальных залов – «Дебюсси». Кое-что становится понятно уже тогда, когда оператор начинает выхватывать из зала лица пришедших на награждение актеров, режиссеров и т.д.: просто так здесь никто не появляется. Среди них, в числе прочих, был режиссер фильма «Кэрол» Тодд Хейнс и продюсер картины – Харви Вайнштейн. Присутствие последнего почти не оставляло сомнений в том, что картина о любви двух женщин в 1950-е обретет «Золотую пальмовую ветвь» – уж больно именитый гость из Голливуда. И она того действительно заслуживала. Но в результате «Кэрол» наградили только за лучшую женскую роль. Исполнившая ее Руни Мара уже уехала, так что получать за нее приз вышел Тодд Хейнс. Это решение тоже неоднозначно: в картине не менее (а, возможно, и более) значимая работа у Кейт Бланшетт, которой все и пророчили этот трофей. Не было в зале никого из съемочной группы одного из главных, по мнению критиков, претендентов на Palme d'or – «Молодости» итальянца Паоло Соррентино. Отсутствие наград у этой невероятной и очень современной картины о неизбежном течении времени – главное разочарование фестиваля.

Той же теме посвящен «Горы могут ходить» китайца Цзя Чжанке, который также получил высокие оценки – но и его создатели на церемонию не пришли. Зато в зале присутствовали представители сразу трех французских картин конкурса. Всего их было пять – огромное количество (конкурс состоял из девятнадцати картин). При этом общий уровень этих французских лент был безоговорочно признан очень слабым. Особенно клеймили «Маргариту и Жюльена» Валери Донзелли (история о преступной любви родных брата и сестры в XVII веке) и «Моего короля» Майвенн. Но последняя получила-таки награду: с Руни Марой разделила приз за лучшую женскую роль актриса из «Моего короля» Эмманюэль Берко. В картине она изобразила женщину, измотанную десятилетними любовными отношениями с героем Венсана Касселя. Решение крайне спорное: на фестивале было множество гораздо более сильных женских ролей. Но в результате именно Берко, а не, например Рейчел Уайз, прекрасная и в «Молодости» Соррентино, и в «Лобстере» Лантимоса стала одной из главных героинь Канна-2015: она была еще и режиссером фильма открытия фестиваля. Берко выдала речь минут на пять: член жюри режиссер Ксавье Долан даже прослезился (дружный звук, символизирующий так называемую эмоцию «мимими», раздался во время этих кадров в зале прессы). Самой же Берко журналисты даже кричали в какой-то момент «бу». Плакала и Майвенн, которую в Канне награждают не первый раз: ее картина «Полисс» в 2011 удостоилась приза жюри, что и тогда вызвало недоумение критиков. Награда за лучшую мужскую роль также досталась французской картине: «Закону рынка» Стефана Бризе (актер Венсан Лендон). Растроганный Лендон бросился целовать каждого члена жюри. Его работа действительно заслуживала награды (впрочем, и в этой категории конкуренция была сильнейшая, чего стоит один сэр Майкл Кейн в «Молодости»). «Закон рынка» посвящен пятидесятиоднолетнему мужчине, который, проведя очень долгое время без работы, наконец ее получает, но сталкивается с моральной дилеммой. Картина Стефана Бризе вызывает ассоциации с фильмами о простых людях братьев Дарденн и Кена Лоуча, но до своих старших товарищей француз не дотягивает.

Одной из приятных неожиданностей стало то, что приз за лучший сценарий достался мексиканцу Мишелю Франко за картину «Хроник», показанную в один из последних дней фестиваля. Дебютная работа Франко «После Люсии» три года назад была награждена главным призом каннской программы «Особый взгляд». «Хроник» – его англоязычный дебют. Главный герой в исполнении Тима Рота ухаживает за смертельно больными людьми, получающими от него больше любви, чем от членов собственной семьи. Франко в своей речи рассказал о том, что идея занять Тима Рота в следующем фильме пришла ему в голову во время общения с актером после вручения приза «Особого взгляда». Ведь Рот тогда был президентом жюри этого конкурса.

Приз жюри достался «Лобстеру» Йоргоса Лантимоса, о котором мы писали подробно. Это одно из немногих решений жюри, которое никому не кажется возмутительным. Впрочем, эта изобретательная антиутопия о любви могла рассчитывать и на более высокие награды.

Приз за лучшую режиссуру вручили классику кино Тайваня Ху Сяо-сэню. Его «Убийца» – медитативный боевой фильм о девушке, которую обучают убивать, чтобы бороться с врагами государства. Убить она должна, в том числе, своего бывшего жениха, ныне правителя одной из провинций. Место действия – Китай IX века. Разобраться в хитросплетениях интриги зрителю (особенно европейскому) не так просто, но красоты и величественности у фильма не отнять. Действие разворачивается на фоне живописных эпичных пейзажей, дворцы ослепляют яркими красками, а главная героиня – редкая красавица.

Гран-при фестиваля отдали дебюту венгра Ласло Немеша «Сын Саула», посвященному Холокосту.

Laokoon Filmgroup

Картине многие прочили «Золотую пальмовую ветвь». «Сыну Саула» вручили и приз ФИПРЕССИ. Главный герой картины работает в зондеркоманде в концлагере: сопровождает узников в газовую камеру, убирается. Немеш, ученик великого венгерского режиссера Белы Тарра, использует неожиданный прием: мы почти не видим всех ужасов вокруг, тела остаются где-то на периферии кадра. Все происходящее мы наблюдаем глазами Саула, который на протяжении всего фильма находится в движении посреди земного ада. Картина состоит из очень длинных планов, когда камера следует за героем.

Награжденный «Золотой пальмовой ветвью» Жак Одияр считался одним из главных режиссеров Франции еще несколько лет назад. Его «Пророк» получил Гран-при в Канне. «Дипан» – картина не то чтобы бездарная, но главного каннского приза явно не заслуживающая. Фильм рассказывает о члене движения «Тамильские тигры», который бежит во Францию вместе с незнакомой женщиной и девочкой девяти лет. Они изображают семью – только так они могут покинуть Шри-Ланку. В Париже герои (новое имя персонажа по фальшивому паспорту – Дипан) пытаются устроиться. Чудом получают жилье и работу, постепенно учат язык. Но район, где они живут – место обитания и разборок банд, так что Дипан снова вынужден столкнуться с убийствами и смертью. И все бы ничего, только вот финал картины – лживый и фальшивый. Герои, пройдя через испытания, уезжают в Англию, где их ждет любовь, счастье и благополучие. Не иначе как сказкой это не назовешь. Что ж, сказки были одной из главных тенденций этого фестиваля.

Почему президенты жюри братья Коэны приняли такое решение и отдали столько наград французам – догадаться можно, только вот простят ли их ценители хорошего кино, в том числе и их кино – большой вопрос. Возможно, им искренне понравились все награжденные французские картины и не понравился, например, отличный политический триллер Дени Вильнева об операции американских спецслужб по борьбе с мексиканскими наркокортелями (который, по логике вещей, должен был их восхитить). Возможно, им не близки Соррентино, Хейнс, Чжанке или, например, Гарроне с его «Сказкой сказок». В любом случае, осадок после объявления результатов остался неприятный.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK