16 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

«Футбол – одна большая школа жизни»

– Госпожа Самура, вы, конечно же, сталкивались с мачистскими клише о том, что женщинам в футболе не место?

– Ну да, до сих пор есть страны, где люди считают, будто футбол может доставлять удовольствие, только когда в него играют мужчины. Но поверьте мне, я буду работать над тем, чтобы такое отношение изменилось.

– Как?

– Среди наших членов много футбольных федераций из стран Ближнего Востока, из Африки, которые были бы рады принять у себя турниры ФИФА. Поездки в эти регионы мира дают мне прекрасную возможность поднимать вопросы равноправия полов. А мое положение гарантирует, что меня услышат.

– Вы – женщина, которая правит мировым футболом. Вы видите себя образцом, живым символом?

– То, что мы видим все больше женщин на руководящих позициях, в меня вселяет большие надежды. Моя работа на посту генерального секретаря ФИФА – это глобальная миссия. ФИФА – международная организация, насчитывающая 211 федераций-членов. В силу своей деятельности я получаю комплексное представление о том, как женщины воспринимаются в обществе, где доминируют мужчины, каковым, по сути, и является футбол. Насколько я гожусь на роль живого символа, покажет время. Но уже сейчас я могу сказать: в годы своей работы в ООН (Фатма Самура 21 год проработала в Организации Объединенных Наций, среди прочего, в должности координатора ООН по гуманитарным вопросам. – «Шпигель») я была сильным защитником женщин, им же я останусь и в ФИФА. Я продолжу бороться за то, чтобы женщины могли доходить до высших должностей.

– Ваша дочка играет в футбол?

– Два месяца назад она начала играть за команду Международной школы Цюриха. Вирус футбола не обошел и ее. Она время от времени присылает мне короткие видеозаписи, чтобы показать, чему уже научилась.

– В Германии многие клубы не справляются с массовым наплывом детей, желающих играть в футбол. Кто-то даже ввел временный мораторий на новый набор.

– Мы видим взрывной рост интереса, причем повсюду. Даже в Африке все дети хотят играть в футбол. Причем там можно увидеть все больше девчонок, которые носятся с мячом. Я убеждена, что это положительно скажется на нашем обществе.

– Как именно?

– Девочки, играющие в футбол, учатся уважать свое тело, защищать его в противоборстве. Это в определенной мере делает их сильнее. Например, у меня на родине, в Сенегале, есть такая проблема: многие девочки после начальной школы идут на поводу у мужчин, которые дают им за это деньги или обещают что-то еще. Часто эти девчонки беременеют, из-за чего бросают школу и остаются без будущего. Девушки, играющие в футбол, так быстро на подобные предложения не ведутся, занятия спортом помогают им повысить самооценку. Они учатся говорить «нет» и идут своей дорогой.

– Как вам удалось преодолеть представления о разделении ролей у вас на родине?

– Я никогда не чувствовала себя ущербной из-за того, что я женщина, чернокожая и мусульманка. В этом меня поддерживали родители. Моя мать очень рано вышла замуж, но осталась в вузе и получила профессию учительницы. Она сделала все, чтобы я была сильной личностью. Мой отец служил в армии офицером, участвовал в операциях по всей Африке, воевал за свободу. Он всегда говорил: если ты будешь слишком робкой, то в этом традиционно мужском мире ты потонешь. У нас дома вы бы никогда не услышали: а вот это разрешается только мальчикам. Я ходила в секцию плавания, играла в баскетбол, я играла со своими братьями в футбол. Я была единственной девочкой в школе, у которой был мотоцикл.

– И вы нашли мужа, которого не смутила ваша нацеленность на карьеру.

– Мы с мужем вместе росли, мы вместе учились во Франции, в Лионе. Там мы и приняли такое решение: если у кого-то появится шанс выйти на международный уровень, то другой будет работать из дома и заботиться о детях. Мне очень повезло, что у меня есть муж, который оказался на это готов.

– После учебы вы работали торговым представителем одной сенегальской компании. Потом, в 1995 году, устроились в ООН, где занимали различные должности в рамках Мировой продовольственной программы. В чем именно состояли ваши задачи?

– Дело не в доходах. Если мы хотим развивать футбол как глобальный вид спорта, то нужно, чтобы поучаствовать в том или ином ЧМ могли 30–40% федераций-членов. Мы должны стремиться к тому, чтобы больше сборных смогли представлять свой континент. А это возможно только при условии расширения круга участников. Кроме того, мне бы хотелось, чтобы победителями турнира иногда становились и страны, отличные от Германии, Бразилии, Испании, Италии, Франции или Аргентины. Было бы здорово, если бы однажды чемпионом мира стала какая-нибудь африканская страна, например, Сенегал.

– На вашем месте мы бы не стали биться об заклад, что это произойдет.

– В 2002 году мы вышли в четвертьфинал. А на жеребьевке мы обыграли тогдашнего чемпиона Европы и мира – Францию. Мы были не так уж и далеки от этой мечты.

– Увеличение количества участников ЧМ означает увеличение количества матчей. Следовательно, принимающей стране придется строить еще больше стадионов, а значит, затрачивать еще большие средства. Это безумие.

– Разумеется, ориентация на устойчивое развитие играет одну из центральных ролей. Поэтому Совет ФИФА внес изменения в правила отбора кандидатов, чтобы появилась возможность совместных заявок. Теперь допускается проведение ЧМ даже в трех странах одновременно. И, таким образом, у Африки тоже появился шанс еще раз принять ЧМ.

– Где?

– Я не стану называть конкретную страну. Но одна страна, которая в состоянии организовать ЧМ, там есть – разумеется, совместно с каким-то партнером.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK