9 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

«И не надо ни с кем договариваться»

Поведены окончательные итоги выборов в Госдуму. По сути новая Дума мало отличается от старой. Но есть и особенности: единороссы получили конституционное большинство в парламенте, в новый состав вошли достаточно одиозные политики, после долгого перерыва депутаты избирались по смешанной системе – то есть половина из них прошла по партийным спискам, а половина – по одномандатным округам. Как прошли эти выборы, стоит ли нам ожидать от их результатов каких-то сюрпризов?  С таким вопросом «Профиль» обратился к ведущим российским политологам.

Подведены окончательные итоги выборов в Государственную Думу. РФ Их озвучил в ночь на пятницу на заседании ЦИКа зампред комиссии Николай Булаев, сообщает ТАСС. По его словам, в Госдуму седьмого созыва по спискам проходят четыре партии: «Единая Россия» по итогам выборов получила 343 мандата, КПРФ – 42, ЛДПР – 39, «Справедливая Россия» – 23 мандата. Кроме того в Госдуму прошли два одномандатника из других партий: от «Родины» Алексей Журавлев и от «Гражданской платформы» Рифат Шайхутдинов, а также один самовыдвиженец Владислав Резник. Явка на выборах депутатов Госдумы седьмого созыва составила 47,88%. По словам Булаева, в выборах приняло участие 52 млн 700 тысяч 922 избирателя.

Глава ЦИКа Элла Памфилова, подводя итоги кампании, заявила, что прозрачность и открытость выборов в Госдуму были обеспечены, и обещала провести «большую работу над ошибками, чтобы в следующую кампанию выйти на новый уровень. 

Борис Кагарлицкий, директор Института глобализации и социальных движений:

– Мне непонятно, почему проигравшие партии не стали протестовать. Совсем никак. Только Зюганов собирался митинговать, но передумал. Нынешние выборы, так скажем, скорректированы. Причем еще даже хуже, чем пять лет назад назад. И это, видимо, произошло по сговору с партиями. Другой вопрос, зачем выборы были проведены настолько грубым способом, хотя нам обещали прямо противоположное. Володин обещал конкурентность, открытость, легитимность. А мы получили самые неконкурентные, неоткрытые и нелегитимные выборы за всю историю России. И если мы видим такую послушную оппозицию, зачем надо было ее так маргинализировать? И зачем были убиты проекты, которые явно развивались при поддержке Кремля: «Партия роста», «Родина» и «Коммунисты России»?

«Единая Россия» была крайне заинтересована в том, чтобы поставить под контроль своих одномандатников. Заставить их голосовать так, как надо. Ведь одномандатника нельзя исключить из фракции в случае чего. А списочника можно. Значит, нужно было максимально увеличить число списочников, чтобы даже при появлении большого количества одномандатников, все равно сохранить контроль. И ради этого пришлось пожертвовать местами, отведенными изначально для Думской оппозиции. А не протестовала она, видимо, потому, что существовала материальная мотивация этого не делать.

Евгений Минченко, директор Международного института политической экспертизы:

– Результаты несколько отличаются от того, что я ожидал. По моему прогнозу, ЕР должна была получить около 50% по партийным спискам и около 190 мест по одномандатным округам. Рост поддержки одномандатников-единороссов можно связать с тем, что избиратели не обращали особого внимания на достоинства и недостатки кандидатов, а ассоциировали их с «партией Путина». Эпатажные политики, вроде Милонова, не будут играть первую скрипку в новой Думе. Партия власти захочет разделить ответственность с оппозиционными партиями, поэтому они получат представительство в некоторых парламентских комитетах.

Дмитрий Орлов, генеральный директор Агенства политических и экономических коммуникаций (АПЭК):

–  Итоги одновременно и ожидаемы, и неожиданны. С одной стороны, Агентство политических и экономических коммуникаций выступило с одним из самых точных прогнозов. С другой стороны, я не ожидал конституционного большинства. Кроме того, я ждал, что «Яблоко» точно преодолеет трехпроцентный барьер. Но в целом, базовая конфигурация парламента с 4-я партиями была вполне предсказуема.

Я думаю, что работа новой Думы будет более спокойной и качество законопроектной работы возрастет. О необходимости этого говорил президент, и я думаю, что такая задача сегодня реально стоит.  В Думе прошлого созыва было много было агрессии, эпатажных заявлений. Сейчас, учитывая что конституционное большинство в руках «Единой России», и она может проводить любые решения, необходимости в агрессии нет. Есть необходимость в реализации повестки развития и спокойной работе. 

И, конечно, возможны две стратегии в отношениях с оппозицией: конфронтационная, когда «Единая Россия» не заключает пакетное соглашение и занимает все думские посты она – она может это сделать, и диалоговая – как при распределении постов, так и при дальнейшей работе. Мне кажется, диалоговая стратегия более прагматична и более реалистична.

Директор института прикладных политических исследований  Григорий Добромелов:

– Что касается кадрового состава нынешней Думы, то, безусловно, он  будет гораздо более ярким, чем предыдущий созыв, где большинство депутатов избиратели попросту не знали, даже специалисты  не могли многих из них определить, ни в лицо, ни по фамилии. 

Но бояться того, что Дума каким-то образом за счет ярких фигур маргинализуется, появятся какие-то странные инициативы, не стоит. Ведь предыдущая Дума отличалась странными вещами, которые пропагандировали Мизулина или Яровая. Их имена стали  уже нарицательными. 

Надо учитывать такой момент: какими не были бы харизматичными, яркими, одиозными или маргинальными новые депутаты – все они представители той или иной партии и должны подчиняться партийной дисциплине. Если партия не будет поддерживать их законодательную инициативу, то она останется лишь инициативой конкретного депутата. В Госдуме все решают фракции Единой России, поэтому если не будет на это государственной  целесообразности, никакой законопроект все равно не будет принят.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK