14 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Игрок по-крупному

Бизнес-история Дональда Трампа мало похожа на традиционные представления об американской мечте, что бы по этому поводу ни говорилось на сайте его компании. Он не был нищим подростком, не копил каждый доллар, чтобы однажды открыть свое дело, и ни разу не банкротился, начиная все сначала.

Трамп родился в зажиточной нью-йоркской семье, его отец занимался строительством и торговлей недвижимостью, владея компанией Elizabeth Trump & Son Co, которую основал совместно с матерью еще в 1920 году. В 1968 году 22-летний Дональд присоединился к отцу и несколько лет работал под его руководством. В начале 1970-х Трамп-старший выдал сыну в долг круглую сумму, чтобы тот занялся недвижимостью в Манхэттене и не путался под ногами в Бронксе и Квинсе, где вел дела отец.

В 1973 году Трамп-младший познакомился с Виктором Палмиери, который стал своего рода «крестным отцом» молодого девелопера в самостоятельном крупном бизнесе. Палмиери, будучи менеджером, близким к «авторитетным нью-йоркским предпринимателям итальянского происхождения», в тот момент руководил банкротством Penn Central – крупной железнодорожной компании, имевшей недвижимость в потенциально привлекательных районах города. Трамп вызвался купить один из объектов, чтобы превратить его в городской конференц-центр. Энтузиазм 27-летнего девелопера, не имевшего за плечами ни одного самостоятельного проекта, убедили Палмиери принять это предложение.

Однако сделка задержалась, так как городские власти не согласовали проект Трампа. Начинающему девелоперу пришлось впервые применить на практике весь арсенал, который потом помогал ему в дальнейшей работе: юридические разбирательства, политическое лоббирование, привлечение внимания прессы яркой пресс-конференцией и резкими высказываниями. Относительный успех пришел только в 1978 году: город выкупил право на данный участок у Трампа, но не дал ему построить здание.

Знаковой сделкой, показавшей, что Трамп наконец допущен в мир большого строительного бизнеса, стала покупка нью-йоркского отеля Commodore, которой также активно сопротивлялись местные чиновники. При поддержке Палмиери и его людей Дональд получил желаемое и даже больше: город освободил его от налогов на 40 лет, сэкономив молодому бизнесмену порядка $400 млн.

В 1980-х Трамп скупал и строил недвижимость в Атлантик-сити, чтобы создать собственную сеть отелей и казино. Местными партнерами девелопера стали Кеннет Шапиро и Дэнни Салливан, которые контролировали компанию, сдавшую в аренду Трампу площадку под строительство 39-этажного здания будущей Trump Plaza. Позже выяснилось, что Шапиро работал на босса мафии Ники Скарфо, а Салливан, оказался связан с мафиозной семьей Дженовезе. Трамп позже признавал, что «знал о слухах» о своих партнерах.

Инвестиции в игорный бизнес сопровождались серией скандалов и финансовых неудач. Сейчас сложно сказать, насколько выгодными они были для самого Трампа, но банки, кредитовавшие предпринимателя, и покупатели облигаций игорных проектов потеряли сотни миллионов долларов в серии банкротств, практически не затронувших личное состояние предпринимателя.

В те же годы Трамп продолжал строить в Нью-Йорке: в 1983 году открылась «Башня Трампа» – 58-этажный небоскреб на престижной Пятой Авеню. Башня интересна тем, что в отличие от общепринятой в то время практики возведения зданий из стальных балок, она была полностью бетонной. По стечению обстоятельств, поставщиками бетона для этого небоскреба и других манхэттенских проектов Трампа оказалась компания S&A Concrete, принадлежавшая семьям Дженовезе и Гамбино – самым влиятельным мафиозным группировкам города.

Активы Дональда Трампа по оценке Forbes (июнь 2015 г.):
Деньги на счетах и ценные бумаги: $302 млн
Коммерческая недвижимость, на 100% принадлежащая Трампу: $1,3 млрд
Жилая недвижимость, на 100% принадлежащая Трампу: $410 млн
Недвижимость, частично принадлежащая Трампу: $940 млн
Поля для гольфа: $866 млн
Стоимость бренда и лицензионных соглашений: $253 млн
Прочие активы: $89 млн
Итого: $4,16 млрд

Через несколько лет набравший в предыдущее десятилетие слишком большую «скорость» девелопер был вынужден «притормозить» и заняться избавлением от множества долгов, продавая активы и реструктурируя обязательства. Находясь на грани личного банкротства, он все же смог выйти из сложного положения, сохранив за собой строительный бизнес, Trump Tower и долю в казино. В дальнейшем подобных проблем не возникало, а дела Трампа резко пошли в гору.

В 2000-х уже ставший весьма известным предприниматель начал развивать новое направление. Никогда не страдавший от скромности Трамп и раньше называл многие свои здания, компании и активы собственной фамилией, но теперь решил превратить ее в настоящий бренд и зарабатывать на нем.

Трамп издавал прославляющие его книги и компьютерные игры, принимал участие в телешоу, раздавал интервью, использовал для саморекламы конкурсы красоты (ему принадлежат права на несколько из них) и соревнования по рестлингу, играл сам себя в фильмах. Наконец, он периодически намекал на готовность принять участие в тех или иных выборах – от губернатора Нью-Йорка до президента США – что привлекало внимание прессы, но в последний момент отказывался. Некоторые из этих занятий и сами по себе оказались прибыльными: за 14 сезонов телешоу The Apprentice Трамп получил от телекомпании NBC $213,6 млн, а доходы от продажи книг (пусть и не очень значительные по его меркам) продолжают поступать до сих пор.

Эта тактика сработала: имя Трампа стало синонимом образа жизни «настоящего бизнесмена»: успеха, роскоши (часто демонстративной и пошлой), наплевательского отношения к признанным нормам и политкорректности. В результате, Трамп продал права на использование имени множеству компаний, продвигающих под этим брендом различные товары и услуги: одежду, мебель, парфюмерию и, конечно, недвижимость. Потребители часто думают, что все, что имеет бренд Trump, принадлежит Дональду, но это не так. Сам Трамп оценивает свой бренд в $3,3 млрд. Независимые эксперты считают эту величину сильно завышенной. Так, журнал Forbes полагает, что стоимость бренда Trump не превышает $125 млн.

Параллельно Трамп вкладывает сотни миллионов долларов в гольф-курорты в США и других странах. Это направление по сути близко к девелопменту недвижимости, особенно к отелям, к которым Трамп всегда относился с особым интересом. Однако, в отличие от отелей, доход в этом случае приносит не только грамотное управление, но и растущая стоимость земли. На данный момент гольф-сегмент бизнеса Trump Organization по стоимости обогнал принадлежащее Трампу жилье и приближается к оценке коммерческой недвижимости, составляющей основу его состояния.

Дональд Трамп был и остается магнатом в области недвижимости: остальные направления бизнеса, которыми он периодически увлекается, либо приносят незначительный по его масштабам доход, либо и вовсе заканчиваются провалом. Зато они создают мощнейший пиар-эффект, позволяющий оставить в тени сомнительные практики и еще более сомнительные знакомства, без которых невозможна успешная работа на нью-йоркском рынке недвижимости.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK