11 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Императрица Понта Эвксинского

Императрица Екатерина II 19 апреля 1783 года подписала манифест «О принятии полуострова Крымского, острова Тамана и всей Кубанской стороны под Российскую державу». Этому документу предшествовала долгая и многотрудная работа, проделанная военными и дипломатами, в которой методы силового и идеологического влияния совмещались весьма причудливым образом.

Но в итоге Екатерине и ее сподвижникам удалось сделать так, что Крым не был завоеван и аннексирован, а его правители сами попросили Россию о присоединении, и вроде бы даже добровольно. Во всяком случае, открытого неудовольствия выражено не было. Легитимность была соблюдена, и факт присоединения полуострова к Российской империи был спокойно принят международной общественностью. Кроме Турции, разумеется.

Крым. Европа или Азия?

Крым стал европейским в середине первого тысячелетия до нашей эры. Не в географическом, конечно, а в цивилизационном смысле. Именно в это время на юго-западе и востоке полу-острова возникают колонии эллинов, и он входит в орбиту европейской, в основном греческой, ойкумены. Даже несмотря на то, что, скажем, Херсонес Таврический основали выходцы из Гераклеи Понтийской, расположенной на территории современной Турции… Таковы уж были причуды вторичной греческой колонизации.

Независимый полис Херсонес и Боспорское царство активно торговали с Элладой, а расположенный на берегу Керченского пролива Нимфей даже входил в Афинский морской союз! Позже Боспорский и Понтийский царь Митридат Евпатор пытался конкурировать с великим Римом, правда, не слишком преуспел. Кстати, знаменитое Veni, vidi, vici («Пришел, увидел, победил») Юлий Цезарь произнес как раз после победы над войсками Фарнака – сына Митридата. В начале новой эры Крым стал частью Римской державы. В эту эпоху на полуострове размещались имперские контингенты, строились дороги – все, как и в других частях великой империи. Европейский Крым остался в стороне от ударов варваров эпохи Великого переселения народов и плавно вошел в состав Византии – последнего тогда оплота цивилизации в Европе. Полуостров становится важнейшим перевалочным пунктом в торговле между Востоком и Западом. После разгрома в 1204 году Константинополя крестоносцами на полуострове появились генуэзские купцы, возникли крупные торговые города Каффа (Феодосия), Солдайя (Судак), Воспоро (Керчь), Чембало (Балаклава). В начале XIV века в Крыму появились татары, но они не спешили разрушать систему европейской цивилизации, их вполне устраивало такое соседство. Скажем, в войсках беклярбека Мамая на Куликовом поле присутствовали некие «генуэзцы», да и после поражения бежал он именно в Крым. Разве что Херсонесу в это время жестоко досталось и он практически перестал существовать. Но остальные города процветали даже после падения Константинополя под ударами турок. Например, на юго-западе полуострова, в Крымских горах, возникло православное княжество Феодоро со столицей в Доросе (Мангупе), имевшее дипломатические связи с Московией. Так продолжалось вплоть до 1475 года, когда у берегов полуострова появился могучий турецкий флот под командованием великого визиря Ахмед-паши. В силу категорического неравенства сил отчаянное сопротивление крымчан было обречено, не успевшие сбежать защитники городов погибли. Многовековые связи были разорваны, и Крым перестал существовать как часть европейской цивилизации. Теперь это была мусульманская страна, существовавшая по законам шариата и предписаниям Османской империи.

Крымское ханство, признавшее вассальную зависимость от Османской империи, благодаря чему сохранившее относительную самостоятельность, стало мировым центром работорговли. Потомки Чингисхана совершали набеги на русские, украинские, польские, валашские и молдавские земли, тысячами уводя пленных, которые потом поступали на невольничьи рынки крымских городов, прежде всего Кафы. При этом татары ловко использовали противоречия между государствами, заключая союзы то с Речью Посполитой, то с украинскими казаками, то с Московским царством. И ловко предавая их.

В XVI веке набеги крымчаков и ногайцев были бедствием для Руси, они не раз доходили до самой Москвы. После жесточайшего поражения, которое в 1572 году в битве при Молодях нанесли степнякам князья-воеводы Михаил Воротынский и Дмитрий Хворостинин, кочевники поумерили свой пыл, но окончательно не успокоились. Однако к XVII столетию Русь окрепла, и теперь пришла ее очередь дотянуться до Крыма. В правление Софьи ходил воевать Крым боярин Василий Голицын, Петр взял Азов и основал Таганрог, правда, после Прутской катастрофы лишился своих завоеваний. В тридцатые годы русские войска под командованием фельдмаршалов Петра Ласси и Христофора Миниха заняли Крым, уничтожили большую часть поселений и жителей, но вынуждены были спешно ретироваться из-за страшной эпидемии холеры. Ситуация как бы замерла, так и оставшись в подвешенном состоянии. Набиравшая силу Россия отвлеклась на западноевропейский театр для участия в Семилетней войне, но все активнее поглядывала на юг, понимая, что столкновение с Турцией за контроль над богатым Причерноморьем неизбежно.

Европа против Азии

На то была масса причин. Россия динамично развивалась, ей нужны были новые территории. Еще с XVI века шла «ползучая колонизация» – несмотря на набеги, русские поселения под прикрытием войск продвигались все южнее, приближаясь к Дикому полю – причерноморским степям. Впереди шли казаки – вольные землепашцы и воины, но если в XVI столетии они чаще были в противостоянии с правительством, то с XVII века выступали с ним единым фронтом. России необходим был выход к южным морям как с коммерческой точки зрения, так и с политической, ведь это был единственный путь на средиземноморскую арену. Турция к этому времени существенно отставала в развитии, прежде всего экономическом и военном. Она как бы застопорилась в развитии, засидевшись в позднем Средневековье. Исламское духовенство не одобряло технические и социальные новшества, а султаны предпочитали с ними не связываться. Например, в 1734 году в Турции было создано артиллерийское училище, в котором преподавали инструкторы из Франции, но духовенство увидело в этом опасность для османского народа. Училище пришлось официально закрыть.

Конфронтация началась с польских диссидентов… Правда, значение этого слова в те времена было несколько иное – так называли иноверцев, проживавших на территории страны. В Речи Посполитой это были православные и протестанты, вроде бы притесняемые католическим большинством. За несчастных активно вступились русские и прусские дипломаты, поляков же поддерживали французы и австрийцы. Понятно, что оскорбленные религиозные чувства были ни при чем, просто это был очередной виток европейской политической интриги. А тут еще польским королем избрали российского ставленника Станислава Понятовского, весьма близкого друга императрицы Екатерины. Он немедленно издал указ об уравнении в правах всех христиан, что вызвало гнев шляхты, опять же поддержанный политическими оппонентами России и Пруссии. Шляхтичи взялись за оружие, русские войска пришли на помощь королю. Вот тут и случился эпизод, ставший формальным поводом к войне с турками, – отступавший польский отряд перешел границу, казаки последовали за ним. Турецкие части вмешались и были изрядно побиты, города Балта и Дубоссары разграблены и сожжены. Подстрекаемая французами Порта арестовала русского посла, что было равносильно объявлению войны.

По просьбе Шагин Гирея русские войска остались на полуострове, расположившись у Ак-Мечети, на месте которой позднее будет построен Симферополь. Шагин (или Шахин) Гирей был образованным и одаренным человеком, учился в Салониках и Венеции, кроме турецкого знал русский, французский, итальянский и греческий языки. В то же время он обладал взрывным характером и не желал уважать традиции. Жизнь показала, что дальновидным политиком он точно не был. Возможно, не без совета из России новый хан попытался провести реформы и реорганизовать управление в Крыму по европейскому образцу. Это касалось и армии, и хозяйства, и системы государственного устройства. Однако нововведения вызвали раздражение местной знати, боявшейся утратить свою роль в управлении страной, и мусульманского духовенства, у которого хан конфисковал их земельные наделы – вакуфы. В мечетях его стали называть изменником и вероотступником. Против политики Шагин Гирея выступили даже его родные братья Бахадыр Гирей и Арслан Гирей. Осенью 1777 года начался бунт, а в декабре на полуострове высадился турецкий десант во главе с новым, назначенным в Стамбуле, ханом Селим Гиреем III. Восстание охватило весь полуостров, по сути, началась гражданская война. Лишь при поддержке русских войск восстание было подавлено.

Открытое вмешательство Турции в крымские дела дало России возможность дополнительно укрепить свои позиции. Войска в Крыму и на Кубани были усилены, командовать ими Екатерина поручила Александру Суворову. Он активно занялся укреплением побережья, дабы противостоять новым десантам, и когда в июле 1778 года в районе Феодосии появился турецкий флот из 170 вымпелов, его командир Гассан-Газы-паша уже не рискнул высадиться на берег. Турецкое командование ограничилось передачей письма с ультимативным требованием запрета русским судам плавать вдоль побережья Крымского полуострова, на которое Суворов никак не отреагировал. Осенью «визит дружбы» повторился, но турки вновь обнаружили на берегу готовые к бою русские полки и опять воздержались от высадки. 10 марта 1779 года между Россией и Османской империей была подписана Анайлы-Кавакская конвенция, которая подтверждала Кучук-Кайнарджийский договор. Стамбул признавал Шагин Гирея крымским ханом, подтверждал независимость Крымского ханства и право свободного прохода через проливы Босфор и Дарданеллы для русских торговых судов. Русские войска, оставив шеститысячный гарнизон в Керчи и Еникале, в середине июня 1779 года покинули Крымский полуостров и Кубань.

Johann Baptist Lampi⁄Peter Horree⁄Alamy Stock Photo⁄Vostock PhotoЕще один важный нюанс: Суворов организовал переселение примерно 30 тысяч крымских христиан в Приазовье и Новороссию. Они перестали быть заложниками крымских «разборок», что и позволило русским войскам покинуть полуостров. Татарская знать была возмущена, но поделать ничего не могла.

Конечно, османы не смирились с потерей Крыма, и осенью 1781 года ими было спровоцировано очередное восстание. Возглавили его братья Шагин Гирея, уже упоминавшиеся Бахадыр Гирей и Арслан Гирей, сценарий был прежним. Мятеж начался на Кубани, а к лету 1782 года восстание охватило весь Крым. Хан вынужден был бежать, а не успевшие сбежать чиновники его администрации были перебиты. Новым ханом турки избрали Бахадыр II Гирея. Он обратился к Петербургу и Стамбулу с просьбой о признании, но Екатерина твердо ответила отказом и двинула войска на Крым.

Главнокомандующим всех сил на юге Екатерина назначила Григория Потемкина. Войсками в Крыму руководил Антон де Бальмен, а на Кубани – Александр Суворов. Корпус Бальмена занял Карасубазар, легко разгромив татарское войско под началом царевича Халим Гирея. Хан Бахадыр попал в плен, арестован был и его брат Арслан Гирей. Царевич Махмуд Гирей, который объявил себя ханом в Кафе, был казнен. Большинство сторонников мятежа сбежали в Турцию, чему русские не препятствовали. Шагин Гирей был восстановлен на престоле и вернулся в Бахчисарай.

Хан начал проводить репрессии в отношении мятежников, что могло привести только к новому восстанию. Хотел Шагин Гирей казнить и родных братьев – Бахадыра и Арслана, но российское правительство остановило безудержный террор. После этого императрица «посоветовала» Шагин Гирею отказаться от престола и добровольно передать свои владения России. Хан подписал отречение, а в апреле, после опубликования манифеста, он сам, его приближенные и старейшины татарских родов принесли присягу императрице. Шагин Гирей получил солидную пенсию, жил в Таганроге, Тамани, Воронеже. Через некоторое время по неясным причинам он решил переселиться в Турцию, где был немедленно схвачен и казнен. Спустя несколько месяцев после манифеста будет заложен город Севастополь, а через три года черноморский флот будет приветствовать приехавшую в Крым Екатерину как «императрицу Понта Эвксинского».

Так завершилась десятилетняя «крымская эпопея». Постепенность и умелое дипломатическое и информационное сопровождение обеспечили безболезненность перехода Крыма в российское подданство.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK