10 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Как голландский гульден помог в разгроме турок

2 апреля 1769 года в разгар войны с Турцией Екатерина II решила взять кредит за границей. Так возник первый в отечественной истории прецедент внешнего займа. «Сколько потребно денег набрать вне государства и для того адресоваться к одному или более банкирам в Голландии», – гласил подписанный императрицей указ.

Ранее государство Российское никогда не прибегало к такой помощи иностранных банков. Первоначально и царица Екатерина II пыталась обойтись собственными средствами – война с Османской империей привела к росту всех налогов в России почти на 20%. Не случайно с войной совпало и введение бумажных денег – «ассигнаций», которыми Россия пыталась компенсировать дефицит золотой и серебряной монеты.

Однако все эти меры оказались недостаточны. Бумажные рубли могли применяться только внутри страны, а дальнейшее увеличение налогов было опасно как для экономики, так и для внутренней стабильности государства.

К тому же именно в 1769 году русское командование задумало эффективную, но сложную операцию – удар по турецкому противнику с тыла, для чего впервые в истории требовалось перебросить наш флот с Балтики в Средиземное море. Всего в боевое плавание к средиземноморским берегам Турции направят пять эскадр – свыше 20 только линейных кораблей, по цене и сложности сопоставимых с современными атомными авианосцами.

Такая операция требовала не только военно-морского искусства русских флотоводцев, но и множества чрезвычайных расходов в золотой и серебряной монете. Массовый вывоз металлических рублей за границу был бы чреват проблемами для российской экономики. Именно этот довод стал главным в дебатах с противниками внешнего займа в правительстве Екатерины II.

Выбор банкиров Голландии для первого внешнего займа тоже не был случайным. Во‑первых, обладавшая обширными колониями голландская «Республика Соединенных Провинций» в XVIII веке по праву считалась самым богатым государством Европы с мощной банковской системой. Во‑вторых, именно золотой голландский гульден в ту эпоху широко применялся в средиземноморской торговле, то есть там, куда направлялись русские эскадры.

В Голландии размещением займа занимались российский посол граф Алексей Мусин-Пушкин и амстердамские банкиры – братья Раймонд и Теодор де Смет. За содействие банкирам де Сметам помимо денежного вознаграждения в 8% от полученных сумм даровали баронский титул.

Займы оформлялись облигациями по 500 тыс. гульденов. От имени российской монархии каждую облигацию подписывали президент Военной коллегии граф Захар Чернышев, вице-канцлер князь Александр Голицын и генеральный прокурор князь Александр Вяземский.

Для обеспечения займа Россия предоставляла необычный залог – таможенные пошлины с прибалтийских городов: Риги, Пернова (Пярну), Ревеля (Таллина) и Нарвы. Всего планировалось занять 7,5 млн гульденов (примерно 2635 кг чистого золота) сроком на 10 лет под 5% годовых.

Однако, несмотря на внушительные проценты и щедрый залог, банкиры Голландии поначалу опасались связываться с не испытанным ранее заемщиком. В итоге России удалось получить только 4 млн гульденов. Но вскоре последовали громкие победы русских при Кагуле и Чесме, где были разгромлены лучшие силы Османской империи. Известия о русских успехах сразу изменили настроения голландских банкиров, после них Россия получила еще 6 млн гульденов.

Летом 1774 года война с Турцией завершилась выгодным мирным договором, который не только положил начало присоединению к нашей стране Кубани и Крыма, но и обязал Османскую империю выплатить внушительную контрибуцию. Ее первый транш в размере миллиона рублей Екатерина II распорядилась направить из Стамбула прямо в Голландию, чтобы сразу начать погашение первого в русской истории внешнего займа.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK