12 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Как страшно жить… в Японии

Амели Нотомб прославилась романом «Страх и трепет» – о том, как невыносимо работать в японской крупной корпорации, который больше десяти лет назад был успешно экранизирован Аленом Корно. Теперь в прокат вышла киноверсия другой «японской» книги писательницы – «Токийская невеста», снятая Стефаном Либерски: обаятельная романтическая комедия.

Имя бельгийки Амели Нотомб вошло в моду в России примерно в одно время с именами других громких франкофонных авторов – Мишеля Уэльбека и Фредерика Бегбедера. Среди ее книг – «Страх и трепет», «Метафизика труб», «Косметика врага», «Гигиена убийцы» и другие. Нотомб появилась на свет в Японии в семье бельгийского дипломата и провела первые пять лет жизни в Стране восходящего солнца. Затем Амели жила в Китае, Нью-Йорке, Бангладеш, Бирме и Лаосе и лишь в семнадцать лет приехала в Бельгию, где закончила университет. Но ее мечтой было возвращение в ту страну, где она родилась. Нотомб приехала в Японию и стала учить язык, на котором говорила в детстве. Ее целью было стать настоящей японкой. А еще – писательницей.

Приключениям и злоключениям девушки на Востоке посвящены автобиографические «Страх и трепет» (номинация на Гонкуровскую премию и премия французской Академии) и «Токийская невеста».

Фильм начинается с приезда двадцатилетней Амели в Японию. Девушка размещает объявление о том, что ищет учеников по французскому, и на него тут же откликается ее ровесник по имени Ринри. Он знает французский так же плохо, как она японский, но, благодаря живому общению, оба вскоре начинают делать большие успехи. Ринри – фанат всего франкофонного, Амели – поклонница всего японского, оба пытаются приблизиться к пониманию чужой культуры и с интересом ее изучают. Их уроки весьма неформальны, они просто проводят друг с другом время, и их дружба постепенно перерастает в роман. Амели ждет множество важных событий: знакомство с родителями и друзьями Ринри, путешествие в горы, поездка на остров Садо, предложение руки и сердца,  катастрофа 2011 года на АЭС «Фукусима» (и это главное расхождение с романом, действие которого происходит в конце 1980-х – начале 1990-х).

Одна из главных удач фильма – молодая актриса Полинн Этьен в главной роли. Во-первых, у нее достаточно большое портретное сходство с самой Амели Нотомб. Во-вторых, это актриса с такой яркой харизмой и индивидуальностью, какие появляются не каждый день. Этьен со своей подвижнейшей мимикой (и это тоже точное попадание в образ героини, хотя ее живая мимика упоминается в романе лишь однажды) может даже слегка раздражать, но исключительно в хорошем смысле.

В  фильме «Токийская невеста» показано множество занимательно-комичных сцен, иллюстрирующих японский менталитет и культуру. Так, в ходе обеда, на который Ринри пригласил с десяток своих друзей, Амели выясняет, что японцы во время еды не разговаривают. Ответственность вести беседу и развлекать гостей раньше была возложена на гейш, а теперь эту обязанность выполняют специальные люди – разговорщики. Или другая особенность японцев: если он дарит тебе даже очень дорогой подарок, то отвечать необязательно – тебя одарят взамен, и этот круг будет не разомкнуть. Некоторые вещи или высказывания своего молодого человека главная героиня даже не пытается понять – просто принимает как должное. Ринри, хоть и становится для нее близким человеком, остается загадкой: его таинственное поведение легче объяснить принадлежностью к якудзе, чем обосновать логически.

В книге, конечно, гораздо больше деталей и интересных культурологических наблюдений, чем в фильме. Но было бы странно, если б случилось наоборот. В романе прозрачней и природа взаимоотношений главных героев, которая не до конца ясна в кинокартине. Амели говорит о том, что в японском языке есть слово «кои», выражающее ее чувство к Ринри. «Кои» – это влечение, симпатия, склонность, вкус. Как считает лирическая героиня Нотомб, любовь появляется тогда, когда мы желаем убить человека. Полюбив, мы спасаем себя от преступления, а другого человека – от смерти. В Ринри же не было ни ложки дегтя, потому и любви к нему  героиня не испытывает. «Токийская невеста» – история большой симпатии, поэтому растиражированное в прессе определение фильма как истории любви не вполне точно. Как справедливо замечают, это еще и рассказ о взаимоотношениях Востока и Запада, об их взаимном притяжении и влечении, о попытках познать друг друга. Причем этот Восток в лице Ринри во многом подражает Западу, а Запад в лице Амели пытается стать Востоком. Иногда это делает их более понятными друг для друга, но далеко не всегда.

В «Страхе и трепете» Нотомб описывает свою работу в крупной японской корпорации (которая в итоге закончилась уборкой туалетов) и измывательства начальницы над ней. В «Токийской невесте» (и в книге, и в фильме) эти события лишь вскользь упоминаются (героиня говорит о том, как тяжело ей приходилось в то время). «Токийская невеста» кажется на первый взгляд гораздо более безоблачным и легким романом, чем «Страх и трепет», но за счет всего нескольких замечаний-наблюдений не хуже второго демонстрирует, что жизнь в Японии – сущий ад. И как раз эти эпизоды в фильме не показаны. Конечно, экранизация не может и не должна дословно повторять первоисточник, но в данном случае фильм становится менее занятным и глубоким, чем книга.

В романе Амели знакомится не только с суровыми родителями Ринри, но и с его совершенно полоумными бабушкой и дедушкой, ведущими себя с ней неприлично. Но этому находится объяснение: всю жизнь японцы скованы настолько строгими рамками, что только в старости могут себя отпустить, и попутно слетают с катушек. За ними, тем не менее, ухаживают дома родственники. Все кошмары в жизни японца, как рассказывает Амели Нотомб в своем романе, начинаются еще в пять лет. Именно в этом возрасте определяется будущее человека. Только если совсем еще маленький ребенок успешно сдаст экзамен в одну из лучших школ, он потом сможет попасть в один из одиннадцати престижных университетов страны. Герой не прошел этот экзамен. «В пять лет я узнал, что я недостаточно умный» (перевод Ирины Кузнецовой) – говорит заливающийся слезами Ринри, для которого эта неудача всегда будет трагедией, даже несмотря на то, что его ждет карьера в ювелирном бизнесе, руководимом его отцом. «Вместо пожизненного страдания ему достался пожизненный стыд». Остальные же дети после неудачного тестирования понимали, что станут «в лучшем случае индустриальным мясом». Амели теперь не удивляет, что среди японских подростков столько самоубийств. Кстати, учеба в университете, даже в престижном – лучшее время в жизни японцев. С 3 до 18 лет они непрестанно отчаянно учатся, после 25 до пенсии – работают, как одержимые, зажатые в жесткие дисциплинарные рамки. С 18 до 25 люди в Японии радуются жизни, расслабляются, предаются развлечениям или попросту ничегонеделанию. Сама учеба, даже в тех самых лучших вузах, ненапряжна, минимальна и приятна (и, судя по всему, малоэффективна).

Нотомб в романе ужасается общественному устройству в Японии, но отнюдь не японским людям, которым очень сочувствует. И, несмотря на «трудности перевода», Амели во многом действительно настоящая японка. Вместе с другими японцами она встречает с восторгом рассвет на Фудзияме, чувствуя, как и все вокруг, дыхание вечности. Более того: она ощущает Фудзи как своего брата. Но любимая страна начинает ее насиловать и сковывать, лишать главной ценности в жизни – свободы. Свободы ее лишают не только на работе, но и в личной жизни: перспектива брака ее пугает. Крме того, ей хочется стать знаменитой писательницей. В Японии мечта Нотомб едва ли могла бы осуществиться.

Но несмотря на то, что многие идеи и мотивы книги в фильме сглажены или и вовсе исключены из него, «Токийская невеста» – определенно удачная, обаятельная и увлекательная экранизация.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK