14 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Как «царь» рассорился с «султаном»

Москва в ответ на уничтожение российского бомбардировщика на границе Сирии и Турции вводит целый ряд запретов и ограничений в отношении турецких товаров и услуг, а также приостанавливает безвизовый режим между странами. Реджеп Эрдоган отказывается приносить извинения за инцидент, заявляя, что сбитый Су-24 вторгся в воздушное пространство Турции. Владимир Путин уверенный, что бомбардировщик границу не нарушал, отказывается отвечать на телефонные звонки турецкого лидера, пока тот публично не извинится. За взаимные обиды лидеров, поставивших свои геополитические амбиции выше прагматических интересов своих государств, бизнесмены и простые граждане обеих стран заплатят десятки миллиардов долларов.

Пять ран от одного «удара в спину»

На прошлой неделе Россия понесла первые потери в ходе сирийской операции. Во‑первых, боевые – подполковник Олег Пешков и бомбардировщик Су‑24М, командиром которого он являлся. А также морской пехотинец Александр Позынич и вертолет Ми‑8, участвовавший в операции по спасению катапультировавшихся пилотов.

Во‑вторых, геополитические – турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган, в частности, и Турция вообще больше России не друзья и даже не партнеры, после того как российский бомбардировщик 24 ноября был уничтожен истребителем F‑16 турецких ВВС. Анкара заявила, что он был сбит, после того как нарушил воздушное пространство Турции в районе границы с Сирией и не отреагировал на предупреждения турецких пилотов. В Минобороны РФ утверждают, что Су‑24 находился в воздушном пространстве Сирии. При этом оставшийся в живых штурман бомбардировщика капитан Константин Мурахтин уверяет, что никаких предупреждений не было.

В‑третьих, экономические – инициированный в ответ Москвой разрыв сложившихся годами тесных отношений с Анкарой в экономической сфере нанесет удар не только по Турции, но и по нашей стране, ее гражданам и бизнесу. Среди торговых партнеров РФ страна занимает шестое место с товарооборотом $31,6 млрд по итогам 2014 года (а с учетом услуг – около $44 млрд), в том числе 5‑е по экспорту и 13‑е по импорту.

В-четвертых, военно-стратегические – теперь недалеко от своей военной базы Хмеймим Россия имеет недружественное с военной точки зрения государство, что добавляет новые риски при проведении операции и увеличивает затраты на нее.

Наконец, в-пятых, это имиджевые потери. Как для нашей дипломатии, не сумевшей или не посчитавшей нужным вовремя договориться с нервным южным партнером, который не раз публично предупреждал, что больше не потерпит нарушений своих воздушных границ российскими ВВС (в результате недооценки рисков Москва лишилась близкого партнера, что особенно болезненно в условиях политической конфронтации и экономических санкций с Западом). Так и для наших вооруженных сил – по Сети разлетелись кадры: падающий Су‑24, охваченный огнем; боевик, уничтожающий из американского противотанкового комплекса BGM‑71 TOW стоящий на земле беззащитный Ми‑8; вооруженные люди, стреляющие по спускающимся на парашютах летчикам и издевательства террористов над телом одного из пилотов. Можно не сомневаться, что все это будет использовано джихадистами в пропагандистской войне против России, как это уже не раз было во время чеченских кампаний. Все это сильно диссонирует с той красивой картинкой, которая убеждает российского телезрителя в успехах операции в Сирии.

Однако самая большая проблема в том, что боевые потери Россия понесла не от действий головорезов ИГИЛ, «Джебхат ан-Нусра» или «Джаиш аль-Ислам» (деятельность этих террористических организаций запрещена на территории РФ), это еще можно было как-то объяснить, а от страны – почти что друга и союзника. Турция являлась потенциальным кандидатом на членство в Евразийском экономическом союзе, ее президент еще недавно вместе с Путиным открывал с помпой Соборную мечеть в Москве.

Глава российского государства назвал случившееся «ударом в спину», который нам нанесли «пособники террористов», задав тем самым тон всем последующим заявлениям и действиям со стороны России.

Не нужен нам берег турецкий

Когда «друг оказался вдруг», выяснилось, что россиянам опасно находиться в Турции и потреблять товары из этой страны. Уже через несколько часов после инцидента глава МИД России Сергей Лавров рекомендовал россиянам отказаться от поездок в Турцию, так как террористические угрозы в Турции «ничем не меньшие, чем в Египте».

В пятницу он сообщил, что руководство страны приняло решение с 1 января 2016 года приостановить безвизовый режим, который действует  с Турцией. По его словам, нашим гражданам  угрожает там «реальная» опасность. В частности, уличенные «турецкими властями в незаконной деятельности» россияне депортируются в третьи, в том числе недружественные страны без информирования РФ. После этой новости многие россияне уже начали распродавать свою недвижимость на турецких курортах.

Фото: Кирилл Каллиников/РИА НовостиГлава Ростуризма Олег Сафонов заявил, что «сотрудничество с Турцией в туристической отрасли будет прекращено». Более того, ведомство намерено применять санкции к туроператорам, продолжающим продавать путевки в Турцию. По его словам, Турцию посещало более 4,4 млн российских туристов в год, и ее убытки от запрета составят примерно $10 млрд. Его заместитель Алексей Конюшков сообщил, что в качестве основной замены рассматриваются курорты Краснодарского края, в частности Сочи.

От турецких товаров Россия также намерена отказываться, при том, что Турция – один из ключевых поставщиков овощей и фруктов в РФ. Глава Минсельхоза Александр Ткачев заявил, что 15% турецкой сельхозпродукции не соответствуют российским нормам.

Правительство поручило Россельхознадзору усилить контроль за поставками турецкой сельхозпродукции, а также организовать дополнительные проверки на границе России и на производстве в Турции. У поставщиков товаров уже начались проблемы на таможне.

Это еще не эмбарго, но первый шаг к нему. Действия России нанесут Турции больший экономический ущерб, нежели продуктовые антисанкции Евросоюзу, которые в итоге не достигли своей цели. Однако заплатить за это придется опять россиянам. Очевидно, что цены на продукты в России вырастут еще больше, особенно на плодово‑овощную продукцию под Новый год и в зимний сезон. А курорты Таиланда, Израиля или Хорватии обойдутся дороже.

На текущей неделе правительство по поручению премьера Дмитрия Медведева должно будет представить пакет конкретных мер, призванных ограничить торговое сотрудничество между двумя странами.

Глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев заявил, что Россия может ограничить или даже запретить вход в порты и воздушное пространство страны турецких судов и самолетов, а также установить или изменить ставки ввозных и вывозных таможенных пошлин для Турции. Вероятны запреты и ограничения на проведение финансовых, торговых и инвестиционных операций, приостановление реализации всех или части программ в области технической и экономической помощи, международных научных и научно-технических программ, а также международных торговых и иных международных договоров РФ с Турцией. Под санкции могут попасть строительство газового трубопровода «Турецкий поток» и первой в Турции АЭС «Аккую» стоимостью более $20 млрд. Ее возводит «Росатом», который уже вложил в нее $3 млрд. Глава Минстроя Михаил Мень не исключил, что турецкие компании и рабочие уйдут с российского строительного рынка, так как «доверие к ним как к партнерам подорвано».

Абонент недоступен

Чем яснее становилось, что Москва не дождется извинений со стороны Турции на высоком уровне, тем сильнее рапортовали о будущих санкциях. Но максимум, чего дождалась Россия, – звонка на следующий день Сергею Лаврову от министра иностранных дел Мевлюта Чавушоглу, который выразил соболезнования в связи с гибелью пилота.

Премьер-министр Ахмет Давутоглу заверил, что у Турции «нет намерения усиливать напряженность в отношениях, поскольку Россия наш друг», но «меры по защите территории республики останутся неизменными». Эрдоган также заявил, что турецкие пилоты «просто выполняли свои обязанности» и в случае новых нарушений воздушного пространства страны ответ будет таким же. Он сказал, что Анкара не будет приносить официальные извинения и что, это должен делать тот, кто вторгся в воздушное пространство Турции. Позже он отметил, что если бы Турция знала, «что это был российский самолет, может быть, предупредили бы ​его иначе». Однако в Москве не поверили. Эрдоган пытался связаться с Путиным в день инцидента, но тот не взял трубку. Турецкий лидер также запросил встречу с главой российского государства 30 ноября в парижском пригороде Ле-Бурже, на 21‑й конференции ООН по вопросам изменения климата. Но ответа также не получил.

В пятницу помощник президента России Юрий Ушаков сообщил, что за неделю президент Турции дважды звонил Путину и тот, правда, не отвечал и не собирается. «Мы видим неготовность турецкой стороны пойти на элементарные извинения в связи с инцидентом с самолетом», – объяснил он позицию Кремля.

Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС

Глава МИД и российские военные всю неделю обвиняли Турцию в том, что она устроила подлую засаду нашему бомбардировщику и сбила его над территорией Сирии, причем чуть ли не получив на это предварительное добро от США, с которыми РФ делится маршрутами самолетов. Апогеем стало выступление Путина на пресс-конференции в Кремле во время визита французского президента Франсуа Олланда. Президент РФ обвинил Турцию в том, что она поддерживает террористов, покупая контрабандную нефть, которую ИГИЛ добывает на территории Сирии. Эрдоган ответил, что ИГИЛ продает добытую нефть Дамаску. «Именно ему. Обсудите этот вопрос с Асадом, которого вы поддерживаете», – сказал он.

Олланд, который до Москвы совершил свой антитеррористический вояж в США, договорился с Путиным о координации действий в Сирии, при этом стороны обязались избегать ударов по формированиям, которые готовы бороться с ИГИЛ. Но о создании общей а-ля «антигитлеровской коалиции» речи не шло.

О какой коалиции (с участием Турции и США) могла идти речь, если после инцидента Москва перебросила в Сирию ракетные комплексы С‑400 для защиты своих ВКС. В ответ Эрдоган заявил, что уничтожение средствами ПВО России турецких самолетов в небе над Сирией будет рассматриваться как агрессия против Турции и НАТО.

К слову, сразу после уничтожения Су‑24 Анкара срочно созвала внеочередное заседание Совета НАТО. Организация поддержала Турцию в ее версии. Впрочем, по данным ряда источников, на которые ссылаются агентства, некоторые члены альянса были недовольны тем, что из-за действий Турции могут обостриться и без того напряженные отношения между блоком и РФ.

Созванное по предложению РФ в среду экстренное заседание Постоянного совета ОДКБ, естественно, поддержало Россию.

Впрочем, в ОДКБ, как и в НАТО, вряд ли были рады действиям Эрдогана и Путина, которые потенциально могли привести к конфликту между двумя организациями. Еще до гибели Су‑24, на встрече с Путиным в Тегеране (в рамках саммита экспортеров газа), президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов рассказал ему, что (член ОДКБ) Казахстан обеспокоен использованием воздушного пространства над Каспийским морем российскими ВКС, которые наносят оттуда удары по ИГИЛ. Не исключено, что Бердымухамедов говорил с Путиным и о сирийских туркоманах (туркменах) на границе с Турцией, в бомбардировке которых Анкара ранее не раз обвиняла Москву.

После гибели Су‑24 Эрдоган и Давутоглу также заявили, что никто не имеет права оправдывать нападения на туркмен в Сирии борьбой с «Исламским государством».

Российская война и «Тюркский мир»

Раздражение Анкары объяснимо. Москва, начав 30 сентября операцию на стороне Дамаска, смешала ей все карты. На тот момент Асад безнадежно проигрывал войну, но вмешательство России помогло уцелеть врагу Эрдогана и одновременно сорвало планы по введению бесполетной зоны, которую готовили Турция и США.

К тому же бомбардировкам российские ВКС подвергли не только ИГИЛ, но и боевиков антиасадовской оппозиции, в том числе и тех, кого поддерживала Анкара. К ним относились и родственные племена туркоманов, воюющих против Асада. Эрдоган и его Партия справедливости и развития в своих избирательных кампаниях активно использовали лозунги пантюркизма и суннитского единства, фактически провозглашая этот регион зоной национальных интересов Турции. Здесь она противостояла не только Асаду, но и курдам, которые в этот большой «Тюркский мир» никак не хотели укладываться. Естественно, появление здесь еще и строителей «Русского мира» понимания у Анкары не нашло.

Фото: Алексей Дружинин/РИА Новости

Москва же продолжает утверждать, что Су‑24 бомбил террористов, в том числе выходцев с Северного Кавказа. В пользу своей версии Россия приводила тот факт, что катапультировавшийся пилот был расстрелян в воздухе боевиками так называемой «10‑й бригады Побережья», что является нарушением Женевской конвенции. Среди боевиков был также замечен и этнический турок Альпаслан Челик, из турецкой ультраправой националистической организации «Серые волки». Так что, по логике Кремля, никаких туркоманов там нет, только террористы.

Фактически причиной межгосударственного конфликта стали амбиции двух лидеров и их политические прожекты. Москва не обращала внимания на протесты Анкары, а последняя не нашла ничего лучше, как сбить самолет ядерной державы, с которой ее связывало множество экономических интересов.

Теперь «султан» и «царь» обижены друг на друга. Путин ждет извинений и не уступит, так как уверен, что его предали, причем совершенно на ровном месте. «Неоосман» Эрдоган извинений не принесет, так как это навредит его имиджу внутри страны. Наоборот, скандал поможет ему укрепить власть в стране на патриотическом подъеме, осуществив давно задуманное – превратить Турцию из парламентской в президентскую республику. Он уже заявил, что намерен внести изменения в конституцию с целью расширения полномочий главы государства. Для Путина такой задачи уже давно не стоит. Расплачиваться же за действия политиков будут простые турки и россияне. Не говоря уже о туркоманах, по позициям которых российские ВКС и сирийская артиллерия начали наносить массированные удары.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK