15 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Кандидаты в кандидаты

22 мая «Единая Россия» проведет так называемые праймериз – процедуру внутрипартийного отбора кандидатов на участие в выборах в Думу седьмого созыва. Процедура эта дорогостоящая, а суть ее не всегда понятна избирателям.

Сторонники и просто сочувствующие граждане 22 мая смогут выразить свое отношение к потенциальным кандидатам от «Единой России», претендующим на участие в выборах Госдумы седьмого созыва. В этот день пройдут так называемые праймериз – избиратели смогут проголосовать за тех или иных персон, желающих попасть в партийный список или же выдвинуться от «партии власти» по одномандатному округу.

ЕР уже занималась процедурой предварительного внутрипартийного отбора кандидатов – впервые это случилось летом 2007 года, в преддверии выборов в Госдуму пятого созыва. Перед думскими выборами 2011 года «партия власти» также проводила предварительное голосование при поддержке Общероссийского народного фронта. В праймериз участвовали представители общественных организаций, входящих в ОНФ (58%), члены «Единой России» (38%) и самовыдвиженцы (4%). Но тогда эта история завершилась не то чтобы скандалом, но на какой-то странной ноте. В окончательной редакции в федеральный список партии вошли несколько высокопоставленных чиновников и губернаторов, которые в процедуре предварительного голосования участия не принимали.

Согласно обновленному партийному уставу, теперь результаты предварительного голосования надо обязательно учитывать при формировании как федерального списка, так и списков по одномандатным округам. Да и само участие в праймериз (и предваряющих их дебатах) является обязательным для потенциальных кандидатов – как членов ЕР, так и беспартийных. Впрочем, председатель партии по-прежнему может предлагать своих кандидатов, которые в случае их одобрения съездом ЕР автоматически попадут в партсписок. Этот же съезд примет решение по окончательным спискам кандидатов.

Есть и нововведения. В отличие от праймериз 2011 года, когда за кандидатов голосовали специальные выборщики, теперь в отборе может участвовать любой россиянин, обладающий активным избирательным правом. «Это предварительное голосование нами внедряется как инструмент решения сразу нескольких проблем, нескольких вопросов. Во‑первых, это делает всю жизнь общественной организации, партии более прозрачной и приближает ее к людям… Второе. Я очень рассчитываю на то, что эта система как раз и будет выталкивать наверх людей, заинтересованных и желающих работать в интересах общества, в том числе и в высшем законодательном органе страны» – так прокомментировал сверхзадачу праймериз Владимир Путин в начале апреля этого года на медиафоруме региональных и местных СМИ «Правда и справедливость» в Санкт-Петербурге.

«В России праймериз играют сугубо имиджевую роль еще с 2007 года. Они использовались как информационный повод, как способ обратиться к избирателям, привлечь к партии внимание. Эта задача и сегодня остается ключевой, – говорит руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики Александр Кынев. – Вторая задача – найти какие-то новые фигуры. Не в руководство, потому что там ситуация стабильная, а хотя бы на региональном уровне. Создается площадка, на которой можно найти новых людей, новые фигуры на вырост».

Партийный ковчег

Всего в предварительном голосовании участвуют 2949 кандидатов. 1570 человек претендуют на попадание в партсписок, 1379 хотят выдвигаться по одномандатным округам.

Не претендующий на научность анализ списка кандидатов в кандидаты от «Единой России», проведенный «Профилем», позволяет говорить о том, что с некоторыми допущениями участников праймериз можно разделить на три большие категории. Во‑первых, это чиновники, бывшие или действующие; во‑вторых, работники бюджетной сферы – учителя, университетские преподаватели, врачи, пенсионеры; в‑третьих, представители бизнеса, в основном среднего. Что касается бизнесменов, то в этой категории примерно поровну индивидуальных предпринимателей и различных управленцев и менеджеров в компаниях средней руки, а также директоров небольших предприятий.

Но говорить о том, что бизнес неожиданно воспылал интересом к выборным процедурам, нельзя. «Представителей деловых кругов и сейчас много в законодательных собраниях, особенно на региональном и муниципальном уровне. Среднему бизнесу трудно попасть в Госдуму, но вот на более мелком уровне он вполне охотно избирается. Это дает предпринимателям возможность лоббировать свои интересы», – говорит первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин.

Выборы по одномандатным округам к тому же могут потянуть лишь люди с деньгами. В «Единую Россию» они идут, поскольку на данный момент это партия-тяжеловес, которая имеет хорошие рейтинги и пользуется благосклонностью избирателя, отмечает эксперт.

Естественно, присутствуют и депутаты. В Москве, например, в праймериз участвуют вице-спикер Госдумы Сергей Железняк, действующие депутаты Николай Гончар, Вячеслав Лысаков, Ирина Белых, Анатолий Выборный, Елена Панина, Антон Жарков.

В Подмосковье, где на праймериз идут 224 человека, более 70 кандидатов – бюджетники, в том числе 32 работника сферы образования. Руководителей крупного бизнеса – 31 человек, а индивидуальных предпринимателей – шестеро.

В Северной Осетии среди участников праймериз двое беспартийных – старший консультант по вопросам ЖКХ аппарата парламента республики и профессор кафедры организации правоохранительной деятельности Московского государственного юридического университета. Кроме того, в списке четыре госчиновника, один бюджетник (врач), четыре предпринимателя, а также трехкратный олимпийский чемпион по вольной борьбе Артур Таймазов.

В Приморском крае бюджетников (учителей, университетских преподавателей) – 9 человек, от бизнеса – 16, чиновников 7 (включая двух действующих депутатов ГД – Виктора Пинского и Эльмиру Глубоковскую), один юрист, один худрук театра и семь кандидатов, не указавших место работы. В Свердловской области от бизнеса – 21, чиновников – 17 (включая 4 депутатов ГД: Павла Крашенинникова, Зелимхана Муцоева, Александра Петрова, Ларису Фечину), бюджетников – 16.

«Как-то регулировать социальный состав участников праймериз, сделать его сбалансированным практически невозможно. При отборе кандидатов мы обращали внимание на другие признаки – российское гражданство, отсутствие судимости. Квот для бизнеса, для госчиновников мы не вводили, социальный состав сложился естественным путем», – отмечает руководитель Центрального исполкома «Единой России» Максим Руднев.

«Не думаю, что все 3 тысячи претендентов рассчитывают пробиться в Государственную думу», – говорит Алексей Макаркин. Многие из участников праймериз выдвигаются в том числе и для внутренней раскрутки в партии, чтобы их заметили, обратили внимание, а потом они пройдут в законодательный орган на региональном или муниципальном уровне, полагает политолог. «Кроме того, в ряде регионов, где нет безусловного лидера, действительно есть конкуренция между «единороссами». Это дает партии дополнительную раскрутку, потому что такие внутрипартийные схватки освещают не только региональные СМИ, но и федеральные», – говорит Макаркин.

Кого хочет избиратель

Среди участников праймериз «Единой России» есть яркие, что называется, медийные лица. В Свердловской области это член команды КВН «Уральские пельмени» Юлия Михалкова. В предварительном голосовании будут участвовать олимпийская чемпионка по биатлону Светлана Слепцова и экс-чемпион мира по боксу Руслан Проводников, композитор Максим Дунаевский, тренер по фигурному катанию Татьяна Тарасова. И бывший глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко.

Но россияне, если верить социологам, достаточно четко сформировали свои предпочтения. Как отмечается в исследовании «Российское общество весной 2016‑го: тревоги и надежды», подготовленном Институтом социологии РАН,  избиратели считают, что прежде всего в Госдуме должны заседать экономисты, юристы и ученые. При этом очень популярны среди россиян гражданские активисты. Партийные деятели, впрочем, как и спортсмены, и бизнесмены, идут в конце списка.

«Отношение к парламенту на протяжении многих лет – нейтрально-негативное, вне зависимости от его партийного состава», – отмечает руководитель Центра комплексных социальных исследований Института социологии РАН, кандидат философских наук Владимир Петухов.

«Граждане наши понимают, что власть все больше концентрируется в едином центре управления страной, а именно – в руках президента. А парламент воспринимается как институт, играющий две роли, – с одной стороны, он одобряет действия исполнительной власти, с другой – канализирует общественное недовольство. Состав Госдумы, законы, которые она принимает, тоже не вызывают большого энтузиазма. Сказывается и слегка пренебрежительное отношение к нему в глазах российской политэлиты, которое тоже передается населению», – отмечает эксперт. Но при всем этом негативном отношении к высшему законодательному органу у россиян есть запрос на его переформатирование. «Исходный посыл остается неизменным, начиная с «перестройки», – власть должна выбираться. Так считает подавляющее большинство россиян», – говорит Петухов.

Как отмечает социолог, в российском обществе есть запрос не столько на изменение визуального ряда, ротацию депутатского корпуса, сколько на усиление представительности этого органа власти. «Люди хотят, чтобы Дума не работала как машина по изготовлению законов, а представляла общественные настроения», – подчеркивает эксперт. При этом членство в правящей партии занимает среди предпочтений избирателей одно из последних мест, впрочем, как и членство в оппозиционной партии. «Люди видят, что разница между партиями минимальна, в Думе они голосуют все единодушно. Есть запрос на личности, без идеологических привязок», – резюмирует эксперт.

С чем это едят

Сколько избирателей должны поучаствовать в праймериз, чтобы их результат можно было бы считать легитимным? Тем более что, в отличие от прошлых лет, сейчас высказать свое отношение к кандидатам в кандидаты могут все имеющие право голоса. Когда ВЦИОМ опрашивал россиян летом 2011 года, выяснилось, что лишь 17% слышали о том, что ЕР проводит процедуру предварительного отбора кандидатов, и лишь 3% из общего числа участников опроса правильно понимают значение термина «праймериз».

«По явке мы никаких стандартов не задаем, более того, говорим на исполкомах, что ни в коем случае нельзя применять никакой административный ресурс, – подчеркивает руководитель Центрального исполкома «Единой России» Максим Руднев. – Явка должна обеспечиваться работой кандидатов, они должны быть заинтересованы, чтобы как можно больше людей пришло и за них проголосовало. Но это уже их задача и их работа. Агитация, встречи с избирателями, в этом мы их не ограничиваем».

«Ситуация по регионам очень разнится. В тех регионах, где есть интрига, там и интерес большой, где интриги нет, то и внимания очень мало. Головная боль для администрации и штабов – это обеспечить заданную явку (в районе 10–15%), но надо понимать, что такая явка имеет очень негативный элемент – трудно потом будет собирать людей собственно на сами выборы в Госдуму», – считает политолог Александр Кынев.

«На низовом уровне в партии отсутствует понимание, зачем нужна такая громоздкая процедура. Кризис, нет денег, а праймериз резко удорожают кампанию. При этом «Единая Россия» сама сделала все, чтобы выгнать из выборов бизнес, – ограничения по зарубежным счетам, ограничения на любые судимости, другие ограничения. В таких условиях реально привлечь людей с ресурсами очень тяжело. Отсюда очень много самодеятельности – в кампаниях политтехнологов нет, запускают такую агитацию, которая вызывает только недоумение», – говорит Кынев.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK