11 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Канцлер по прозвищу «мамочка»

Добровольный уход в отставку Ангелы Меркель — одна из самых обсуждаемых тем в Германии. Всех интересует, когда это случится, почему, и что будет дальше.

Не так давно маленький мальчик задал Ангеле Меркель вопрос. Федеральный канцлер была с визитом в Чэнду, где знакомилась с китайской системой соцзащиты членов семей рабочих-отходников. Сама немка исчерпала свои вопросы, наступила очередь детей. Паренек в коротких штанишках и футболке не смог сдержать любопытство: «Госпожа Федеральный канцлер, у вас счастливая жизнь?». Ангела Меркель, рассказывает один из присутствовавших, на мгновение улыбнулась и после короткой паузы сказала: «Да, у меня счастливая жизнь».

17 июля 2014 года канцлеру ФРГ исполнилось 60 лет. Праздновать юбилей и выступать с торжественной речью она будет в берлинской штаб-квартире ХДС, в доме Конрада Аденауэра. Юбилярша постарается обойтись без помпезности. Она любит непринужденность и шампанскому предпочитает простое игристое. И все же в этот день станет очевидным то, что знает каждый, но что все могут прочувствовать только по особому поводу: наряду с Конрадом Аденауэром и Гельмутом Колем Ангела Меркель уже стала третьим канцлером от ХДС, оставившим свой след в истории Германии.

И потому в этот день в воздухе как будто повис вопрос: когда?

Ни Аденауэр, ни Коль не освободили место канцлера по собственной воле. Первого попросили на выход однопартийцы, другого — избиратели, когда он им совсем надоел. Последние впечатления от поражения, вынужденность ухода какое-то время бросали тень на их достижения. Та же судьба постигла и всех остальных канцлеров. Но у Коля и Аденауэра был шанс самим подвести черту, они переизбирались достаточное количество раз, имели убежденных последователей, а с их именами ассоциировались исторические вехи. Но они этого не сделали. Не смогли.

Ангела Меркель хочет поступить иначе. Канцлер по прозвищу «мамочка» пользуется практически непререкаемым авторитетом в союзе ХДС/ХСС и в правительстве, любовь избирателей к ней даже пугает, она — один из лидеров Европы, который на равных общается с главами России, США и Китая. Никакой необходимости уходить у нее нет. Тем не менее, почти все в ее окружении, партийном и правительственном, убеждены, что она добровольно покинет пост. Что она непременно хочет стать первым канцлером с 1949 года, который сам скажет: «пора». «Такая мысль ей действительно импонирует», — говорит один из членов правительственной команды, выражая мнение многих.

Но все немцы помнят, как во время предвыборной кампании Ангела Меркель обещала отработать весь срок. Таким образом, ожидания и заявления самого канцлера противоречат друг другу. Многие в Берлине, как в ХДС/ХСС, так и СДПГ, на вечеринках и штаб-квартирах партий готовы обсуждать эту тему — на условиях анонимности.

Пресс-секретарь правительства Штеффен Зайберт по долгу службы не любит вопросов о добровольной отставке канцлера. Официальный ответ лаконичен: «Нет». И подкрепляется он заявлениями Меркель в преддверии выборов. Но разве может быть иначе? Разумеется, Меркель вынуждена молчать, даже когда все остальные говорят. Так она поступает нередко. Но едва ли она может не думать.

В начале года после своего падения на лыжне она несколько недель совмещала постельный режим с госслужбой. В этот период она размышляла и о своем будущем, о той жизни, которая ждет ее после ухода с поста, говорит человек из берлинских правительственных кругов, который, вероятно, небезосновательно считает, что может об этом судить. В последние месяцы она работала особенно интенсивно не только из-за крымского и украинского кризисов — дескать, это помогает прогнать другие мысли. Но вопрос остается.

Захочет ли Меркель уйти

Некоторое время назад тот, кто может себе это позволить, отвел канцлера в сторону и рассказал о том, о чем она, вероятно, сама догадывалась: в городе много говорят о возможной отставке. «И что ты отвечаешь?» — «Что это не так». — «Правильно».

Но как это понимать? «Правильно» может означать: верно, никакой отставки не будет. Но есть и другая трактовка: молодец, незачем отвечать на глупые вопросы.

Решение о добровольном уходе — это, пожалуй, самый трудный шаг для любого высокопоставленного политика. Его заподозрят в слабости; ему придется отвечать на вопросы о здоровье и мириться с репутацией лузера. Наконец, всегда есть объективные причины остаться. А в их отсутствие над большинством предшественников Меркель довлела вера в собственную незаменимость.

Ангеле Меркель это чуждо. Но окажется ли ее желание добровольно освободить свой пост, когда она сочтет нужным, сильнее обстоятельств? А также искушения взваливать на себя ответственность за все новые и новые проекты?

(….)

Если Ангела Меркель пойдет на такой шаг, то сделает это совершенно неожиданно для журналистов, убеждены почти все в ее окружении. Она ограничится обсуждением с одним, максимум двумя доверенными лицами в политических кругах и с мужем, профессором физической и теоретической химии Йоахимом Зауэром. Влияние последнего на Меркель часто катастрофически недооценивают, поскольку мужчина с английском чувством юмора редко появляется на публике, практически не дает интервью и много времени проводит в разъездах по миру. Кто-то из друзей Меркель в Берлине убежден, что в конечном счете его слово и совместные планы будут иметь решающее значение: канцлер ставит мнение мужа превыше всего.

(…)

Главный вопрос — когда именно Меркель совершит такой шаг? В период беспрецедентного политического затишья в Германии мы видим завязку политдетектива. Нужны мотив, орудие и возможность — и, разумеется, сам поступок.

Мотив

Мотивом может послужить усталость от высокого поста. Когда-то сама Меркель утверждала, что намерена оставаться канцлером не больше десяти лет. Дескать, дольше выдержать 16-часовые рабочие дни и шестидневку ей не по силам. Многое сегодня должно казаться ей дежавю: за ее спиной больше трех десятков саммитов Евросоюза, восемь саммитов «большой семерки» или «восьмерки», она сделала 48 правительственных заявлений. После трех избирательный кампаний в Бундестаг она возглавляет вторую Большую коалицию. Ее следующий визит в США станет шестнадцатым.

При ее председательстве Христианско-Демократический Союз «претерпел реформацию», как говорит один ее коллега из партийного руководства. Картина семьи, однополые браки, воинская обязанность, минимальная зарплата, стандартизованная школьная программа: какие программные изменения ни возьми, сместиться еще дальше к центру едва ли возможно. Партия являет собой завершенное творение Ангелы Меркель, достоверно передающее дух времени с его отсутствием резких границ. Консервативное и либерально-экономическое крылья были вынуждены умолкнуть, зато на последних выборах в Бундестаг партия получила 41,5% голосов. Чего еще желать? На следующих выборах результат ХДС/ХСС наверняка окажется хуже.

Вероятно, аналогичным образом думали все министры. И потому в декабре, когда новый кабинет начал работу, они принялись искать подтверждение. После первого закрытого заседания в Мезеберге один из них говорил в сутолоке берлинской вечеринки: «Все смотрели на нее и искали признаки своей правоты». Правоты в чем? «В том, что этот срок будет для нее последним. Или хотя бы что многие в это верят».

Так, министр по охране окружающей среды Барбара Хендрикс рассказывала о планах, часть из которых простирается до 2020 года. «Это еще когда», — якобы отметила Меркель, сделав неопределенный жест рукой. И все подумали: а какой у нее временной горизонт?

На это накладывается недоумение важных сподвижников Меркель тем, что СДПГ получила почти все посты, имеющие экономическое или общественно-политическое значение. Дескать, «красные министры» повсюду — в министерствах экономики, семьи, труда и социальной защиты.

На такое чувство бессилия в собственных кругах Меркель реагирует лишь пожатием плеч. В начале июля на заседании экономического совета ХДС в Берлине она констатировала: «Стабильное правительство ценно само по себе». В заполненном до отказа зале собрались несколько сотен представителей деловых кругов, но мало кто аплодировал. «Неужели внутренняя политика ее совершенно не интересует?» — недоумевал позднее один из членов правления крупного концерна.

С начала года канцлер сбросила несколько килограммов и внешне производит более подтянутое впечатление, чем на момент формирования коалиции ХДС/ХСС и СвДП в 2009 году. Многие объясняют ее непрошибаемость тем, что главе правительства, занимающей этот пост уже третий срок подряд, никому и ничего не надо доказывать. Применительно ко внутренней политике это означает, что она зачитывает заявления правительства и речи в Бундестаге без тени волнения, чтобы не сказать: без малейшего интереса. Работа над законопроектами о минимальной заработной плате, выходе на пенсию в 63 года или о плате за проезд иностранных легковушек по автобанам ведется в силу служебных обязанностей, но близко к сердцу Меркель эти вопросы, похоже, не принимает. Зато она оживляется, когда речь заходит о международной борьбе с кризисом, во время длительных телефонных разговоров по Украине, России или назначениям на ключевые посты в ЕС. За пределами Германии, как недавно в Китае, она по-прежнему проявляет живой интерес к бесконечно широкому кругу вопросов, которые задает губернатору провинции, работнице на заводе Volkswagen, повару столовой или студенту инженерного вуза. Ее глаза светятся, когда она сравнивает китайскую систему с западными демократиями, как это делают и пекинские лидеры на совместных переговорах. Когда она взвешивает плюсы и минусы, сопоставляет пределы допустимого с рисками, интересы индивидуума и коллектива. И даже поздним вечером в конференц-зале без единого окна можно долго внимать ей и думать: да, Меркель работает исправно, как автомат.

Но при этом у нее нет какой-то определенной цели, политической задачи, которую она хочет непременно довести до конца, чтобы затем любоваться плодами своего труда. Политика Ангелы Меркель всегда носит характер процесса, но не проекта. Поэтому она может остановиться в любой момент, поскольку мысль о необходимости придать своей политике завершенность ей в корне чужда.

Гельмут Коль был не таким. В 1994 году он заявил, что участвует в предвыборной кампании в последний раз. В итоге ему удалось одержать победу с незначительным перевесом, но в начале 1997 года, в свой 67 день рождения, он неожиданно для друзей и врагов опроверг собственные слова. Коль еще раз выставил свою кандидатуру, поскольку не сомневался, что только он может довести до конца проект своей жизни — введение евро. В 1997 году это решение вызывало жаркие споры, и ФРГ была не единственным членом ЕС, который настаивал на отсрочке. Такие государства, как Франция и Италия, стоявшие у истоков Евросоюза, могли не выполнить критериев для вступления в еврозону. Весной 1998 года предстояло принять важные решения, и Коль ни на кого не мог положиться как на себя. «Почему, по-вашему, я до сих пор продолжаю работать? — вопрошал он на подготовительном саммите в Дублине в конце 1996 года, пишет Ханс-Петер Шварц в биографии Коля. — Ради Европы. Без меня в Германии никто на этом не настоит».

Введения евро он добился, но выборы проиграл.

Своим «евро» для Ангелы Меркель мог бы стать полностью переработанный европейский договор или даже принятие конституции. Но она не верит в возможность консенсуса в 28 странах-членах ЕС и потому даже не пытается его достичь. Ее главный принцип: никогда не обещать того, чего не сможешь обеспечить. Поэтому вот уже почти девять лет канцлер Меркель обходится без провальных поражений – но и без великих побед.

«Гельмут Коль сегодня — как бы мы ни избегали превосходных степеней — самый уважаемый из активных государственных деятелей в известном нам мире», — писал Рудольф Аугштайн на страницах журнала «Шпигель» в 1996 году, когда Коль по продолжительности пребывания на посту обошел Конрада Аденауэра. Сегодня нечто похожее историк Тимоти Гартон Эш говорит о канцлере Меркель. В разгар кризиса евро он утверждал, что «ход мировой истории» зависит от Меркель.

В последнее время складывается несколько иное впечатление; в связи с выборами нового председателя еврокомиссии немка просчиталась. Не один член кабмина предупреждал, что нельзя недооценивать политический вес, который могут получить ключевые кандидаты в ходе европейской кампании. В итоге Меркель была вынуждена наблюдать, как Европарламент принял командование, и Жан-Клод Юнкер выбился в лидеры.

Неоспоримо ведущую роль в Европе Германия берет на себя только в кризисные времена, когда к этому располагают обстоятельства или призывают терпящие бедствие государства еврозоны. В более спокойные времена Меркель следовало бы решительно заявлять соответствующие притязания, «но она не решится на это», говорит один из крупнейших немецких банкиров, регулярно встречающихся с канцлером. И все же есть вещи, важные для Меркель в ее третий срок: нужно упрочить стабильность евро посредством многочисленных мелких правил и вывести государства еврозоны на разумный экономический курс. Нужно «отреставрировать» сотрудничество с США, несмотря на скандал вокруг АНБ и факты шпионажа. К этому добавляется сегодня вопрос о том, как общество в странах Запада может ответить на вызовы глобальной дигитализации.

(…)

«Нынешнее правительство Германии хочет, чтобы источники хорошей жизни стали доступными для всех», — сказала Ангела Меркель в правительственном обращении в начале нового легислатурного периода.

За этой мыслью стоят серьезные притязания и целая общественно-политическая концепция. Такие слова прозвучали как из уст рассказчицы, мамочки, укладывающей своих детей спать, укрывающей их теплым одеялом, чтобы они почувствовали ее заботу — и дело не только в том, что Ангела Меркель из-за травмы обращалась к нации сидя. Но что сказанное означает на практике? Исчерпывающего ответа нет.

Итак, если у человека нет конечной цели, логично предположить, что его путь ведет в бесконечность. И тогда, рано или поздно, ему придется остановиться в силу других причин — скажем, чтобы не дать остановить себя кому-то еще. Уход из политики Гельмута Коля и Герхарда Шредера служит «серьезным предостережением» для Меркель, говорят многие из тех, кто ее знает. Она не желает для себя такого исхода.

«Орудие»

В силу своего чувства долга Меркель не хочет бросать ведомство канцлера и ХДС на произвол судьбы. Она пользуется таким большим доверием своих граждан благодаря спокойной работе партии и правящей коалиции, говорит один из членов кабмина. Немцам, всегда сохранявшим определенную аполитичность, это нравится. И потому Меркель хочет передать оба поста в одни руки.

Исходя из положения дел, это руки Урсулы фон дер Лайен. Будет лишним задавать такой вопрос ей самой. «Каждое поколение имеет своего канцлера. Для моего поколения это Ангела Меркель», — обыкновенно говорит министр обороны Германии и расплывается в улыбке, такой же безупречной, как ее прическа.

Даже закоренелые критики фон дер Лайен во фракции ХДС/ХСС признают: фон дер Лайенен — это «экстренный канцлер», она сможет принять эстафету, если пост Меркель внезапно освободится. Надо помнить: как бы ни хотела фон дер Лайен возглавить минобороны, ее назначила Меркель. А это явный знак: политик должен выдержать испытание внешней политикой, чтобы претендовать на роль канцлера.

Ведь Меркель нужен только один преемник. Главное, чтобы смена лидера не привела к потере партнера по коалиции — СДПГ.

«Нет-нет, — говорит один из ключевых представителей фракции ХДС/ХСС. — На это у Зигмара Габриэля духа не хватит». В его планах фиксированной точкой являются выборы 2017 года, и чтобы раньше времени поставить крест на всем полюбившейся «большой коалиции», нужно представить избирателям весомый аргумент. Габриэль это понимает, а ему самому нужно несколько лет, чтобы снова сместить СДПГ к центру — туда, где возможна победа на выборах. Решающее значение будут иметь результаты опросов. Если в нужный момент они превысят 30%, СДПГ может поддаться искушению развязать стремительную предвыборную кампанию против ХДС/ХСС без Меркель. Если они будут существенно не дотягивать до этой отметки, СДПГ воздержится от подобных экспериментов.

Итак, в распоряжении Ангелы Меркель имеются средства, позволяющие самостоятельно принимать решение о своем уходе с поста. «До сих пор всегда находился тот, кто хотел править страной вместе со мной», — сказала она как-то. Так что, мол, найдется и тот, кто будет править после нее и возглавит ХДС. Если бы это было не так, она бы осталась канцлером до конца своих дней.

Возможность

Тот, кто ко всему подходит рационально и всегда просчитывает решения с конца, в таком вопросе, как собственная отставка, должен учитывать более далекий временной горизонт. Чем Меркель займется после работы канцлером: возделыванием картофеля на своей даче в Уккермарке? Сопровождением мужа в его разъездах по миру? В правительственных кругах в Берлине это предсказывают многие. Но большинство делает другой прогноз: Меркель не оставит политику. Едва ли она сможет прожить без нее дольше, чем «вечный министр» Вольфганг Шойбле.

В данной связи речь может идти о двух международных постах — председателя Евросовета и генсека ООН. Назначение на первый из них будет произведено в ближайшее время, и он снова освободится только в начале 2017 года. Меркель нравится возня в запутанных брюссельских структурах; здесь у неебольше опыта, чем у всех прочих действующих глав государств и правительств. «В Брюсселе очень даже многие не исключают, что однажды Ангела Меркель „будет использовать свой опыт и энергию на благо Европы в качестве председателя Еврокомиссии, — говорит влиятельный депутат Европарламента Эльмар Брок (ХДС). — Она может рассчитывать на широкую поддержку».

Назначение на второй пост — нью-йоркский — ожидается в середине 2016 года, к исполнению обязанностей нужно приступать в январе 2017 года. Несколько недель назад в газете Luxemburger Wort появилась соответствующая гипотеза, тут же опровергнутая правительственным пресс-секретарем. Но слухи не затихают.

«На очереди кто-то из европейцев, — говорит опытный политик из ХДС на одном вечернем приеме с бокалом белого вина в руке. «1 января  2017 года Пан Ги Мун уйдет, — говорит депутат в ресторанчике для парламентариев в Рейхстаге. — По времени это идеально с учетом срока следующих выборов в Бундестаг».

Весной 2016 года пройдут выборы в ландтаг федеральной земли Баден-Вюртемберг. На них решится вопрос, жива ли еще СвДП. Ведь если партия у себя дома не пройдет в ландтаг, изменится расстановка сил и в Берлине. Тогда Меркель на следующих выборах в Бундестаг могла бы делать ставку на союз с партией «Зеленые», чего на последних выборах она не пожелала в частности с учетом неблагоприятного распределения голосов в Бундесрате. «Вот только захочет ли она с собой так поступить?» — сомневается один высокопоставленный социал-демократ. Возможно, она предпочтет продолжить историю «большой коалиции» с младшим партнером СДПГ, который больше не хочет быть младшим? В таком случае после двенадцати лет на посту ей придется возглавлять правительство еще четыре года — и риск того, что даже самые неисправимые поклонники Меркель пресытятся, будет с каждым годом расти.

Кто в Европе и в мире станет возражать, если немка захочет занять один из двух международных постов? Такому решению препятствует разве что слово оставаться канцлером до конца легислатурного периода, данное ей избирателям и партнеру по коалиции. Но для ухода «по собственному» Меркель придется его нарушить. (…)

Ключевые кандидаты не могут заранее заявлять, что намерены отработать только половину своего срока — таков железный принцип политики. В истории есть примеры, когда даже действующий канцлер лишался поддержки, объявив о намерении передать бразды правления до очередных выборов. И Меркель об этом известно.

Мотив, «орудие», возможность

Итак, если предпосылкой для того или иного поступка являются мотив, «орудие» и возможность, можно ожидать ухода Ангелы Меркель до окончания нынешнего периода легислатуры. Да, этому могут воспрепятствовать крупные события — кровавый теракт в Германии, новый кризис евро, военная эскалация в Восточной Европе; предвидеть такое не в силах никто. Возможно, Ангела Меркель и вовсе настолько «срослась» с креслом канцлера, что не в состоянии с ним расстаться. Но это маловероятно, иначе соответствующие признаки не остались бы не замеченными в предшествующие почти 9 лет.

Куда вероятнее, что в не очень далеком будущем удивленные немцы узнают, что Ангела Меркель оперативно и без лишней сентиментальности урегулировала вопрос о своем преемнике и планирует сложить с себя обязанности через пару недель. Тогда она покажет всем, на что способна — особенно тем государственным мужам, которые в свою бытность на посту считали себя незаменимыми.

И докажет, что у нее есть воля.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK