17 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Генрих Грубер. Каульсдорф: Война длиной в один день

Генрих Грубер (1891-1975),  пастор Евангелической церкви, противник национал-социализма. В 1941-1943 гг. содержался в концентрационном лагере Дахау. Перенес там несколько инфарктов, после чего был освобожден под опеку брата. В апреле 1945 г. Грубер служил пастором в поселке Каульсдорф, располагавшемся на территории района Лихтенберг.

Рано утром в воскресенье, 22 апреля, в деревне разорвались первые снаряды. В это воскресенье проведение богослужения в церкви было невозможным, но жители как никогда прежде нуждались в слове Господнем. Поэтому уже в 6.30 утра я взял свой велосипед и поехал от подвала к подвалу, от одного убежища к другому, чтобы прочесть людям, которые там прятались, библейские изречения и помолиться вместе с ними. Улицы деревни были безлюдными, я заметил только местного группенляйтера. Когда раздавался свист снаряда, мне приходилось неоднократно спрыгивать с велосипеда и бросаться плашмя на землю, как я привык это делать во время Первой мировой войны.

Около 14.00 я увидел, как передовой отряд русских танковых частей входит в нашу деревню Каульсдорф-Норд. Наш группенляйтер быстренько сел на свой велосипед и, усердно нажимая на педали, понесся в западном направлении. Тем временем я спустился в подвал нашего приходского дома.

Здесь собрались самые разные жители деревни Каульсдорф. Эсэсовцы и подразделение полиции, которые занимали оборону на этом участке фронта, хотели организовать очаг сопротивления вокруг нашей церкви. Чтобы заставить их отказаться от этого, мне пришлось выразить им энергичный протест, что было связано с немалым риском, так как они легко могли «уложить» меня в самый последний час войны. К сожалению, они все-таки устроили свою оборонительную позицию, правда отодвинув ее на несколько сот метров назад. Плотный пулеметный и минометный огонь больше не позволял нам выходить из подвала. Между 16.00 и 16.30 появились первые русские войска: пехотинцы со штурмовыми орудиями, позднее прибыла артиллерия. Среди артиллерийских расчетов оказались даже женские. Из близлежащих домов до нас доносились крики раненых.

На следующее утро [23 апреля] в деревне царил настоящий хаос. В разрушенных домах и на улицах лежали раненые и мертвые. Некоторые «соотечественники» попытались разграбить магазины. Русские войска ушли дальше в Берлин, в деревне остались только службы тыла и снабжения. Тогда я собрал нескольких рабочих и профсоюзных работников, чтобы с их помощью навести порядок в Каульсдорфе. Мы выставили посты перед каждым магазином. Мы запретили торговцам прятать товары и спекулировать продуктами питания. Затем довели до сведения каждого: «Тех, кто будет заниматься грабежами, мы передадим в руки русского коменданта». Так я взял на себя гражданское управление в деревне Каульсдорф.

Источник: Гостони П. Битва за Берлин. В Воспоминаниях очевидцев. 1944-1945

Вернуться в спецпроект «По разные стороны победы»

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK