13 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

«Хороший» ислам против «плохого»

Режим Ислама Каримова не допускал наличия какой-либо политической альтернативы себе, как и любых способов гражданского самовыражения. При этом первый президент независимого Узбекистана всегда выступал как принципиальный противник исламистов. И в искоренении политического ислама, легко переходящего в экстремизм и терроризм, он весьма преуспел.

Режим Ислама Каримова не допускал наличия какой-либо политической альтернативы себе, как и любых способов гражданского самовыражения. При этом первый президент независимого Узбекистана всегда выступал как принципиальный противник исламистов. И в искоренении политического ислама, иногда переходящего в экстремизм и терроризм, он весьма преуспел.

Образ «террористической угрозы» и «неправильного» ислама Ислам Каримов часто поминал в своих официальных выступлениях. И делал акцент на том, что защитить народ от этой угрозы способен только «юртбаши», отец нации. При этом надо учесть, что в 1990‑е годы исламисты резко усилились и попытались взять власть в свои руки. Кроме того, граничащая с Афганистаном страна и правда вынуждена постоянно жить с этой угрозой – достаточно вспомнить теракты в Ташкенте в 1999 году, в Ташкенте и Бухаре в 2004 году.

Власти Узбекистана противопоставляют «хороший» и «традиционный» ислам «политическому», «экстремистскому» исламу, «салафизму», «ваххабизму» и «джихадизму». Все эти термины взаимозаменяемы и вполне могут быть использованы применительно к какому-то одному человеку, несмотря на несколько разные словарные значения.

При этом в Узбекистане нет ни одного независимого легального исламского движения. Большинство группировок, действующих в этом регионе, трансграничны, они могут оперировать одновременно в Афганистане, Казахстане и Узбекистане. Самую большую опасность некогда представляло запрещенное в России Исламское движение Узбекистана (ИДУ). Сформировалось оно в середине 90‑х, принимало активное участие в гражданской войне в Таджикистане на стороне исламской оппозиции, но в начале 2000‑х было вытеснено в Афганистан. После того как США в 2001 году начали операцию в Афганистане по искоренению режима талибов, ИДУ передислоцировалось в северные провинции Пакистана. Там остатки этого движения и находятся по сей день, точная его численность неизвестна. На рубеже 90‑х и 2000‑х эта группировка дважды пыталась прорваться в Узбекистан через территорию Киргизии и Таджикистана, но была отброшена.

В 2014 году ИДУ, как и многие джихадистские группировки на Ближнем Востоке и в Африке, заявило о своем переходе под знамена запрещенного в России «Исламского государства». Некоторые узбекские джихадисты воюют в Ираке и Сирии, но большая их часть осталась в Пакистане, где они живут со своими семьями.

«Сейчас ИДУ для нашей страны, по всей видимости, угрозы не представляет. Это некогда грозное «пугало» сильно сдулось, но оно до сих пор пользуется широкой известностью», – считает Алексей Волосевич. Опасность, по его мнению, представляют не какие-то конкретные экстремистские движения, а концентрация власти в руках одного человека. Ведь в случае, если новый правитель решит заигрывать с «исламским проектом», стремительного усиления влияния радикалов в стране не избежать, для этого есть вся необходимая почва, заключает журналист.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK