13 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

«Хуже всех тем, кто испугался и убежал»

Психолог, три месяца проработавшая на баррикадах в центре Киева, о синдроме Майдана

Наталья Степук – психолог частной практики. Ее кабинет находится в одном из зданий в самом центре Киева. Когда на площади Независимости началась акция протеста, Наталья приостановила прием пациентов и отправилась на баррикады, чтобы помогать людям справиться с собственными страхами и посттравматическим синдромом.

 

19-20 февраля, в самые тяжелые дни противостояния, у нас работали 20 мобильных групп, психологи были в каждой больнице и в каждом медпункте на Майдане. Сейчас, конечно, все эти медпункты потихоньку сворачиваются и основная нагрузка легла на центральный штаб в закрывшемся «Макдональдсе» за сценой.

Почти все наши пациенты страдают острой реакцией на психологическую травму. Люди шокированы тем, что произошло. Большинство жалуются, что перестали нормально спать. Им постоянно снятся трупы, взрывы и покалеченные. Они боятся любого постороннего шума по ночам, даже шорохов и бесконечно прокручивают в голове увиденное. Особенно тяжело тем, у кого на глазах погибли товарищи, друзья. У некоторых на этом фоне развился комплекс вины: почему я живой, а, например, мой сотник, погиб. Что-то подобное переживают солдаты на войне. То, что было в Киеве несколько дней назад тоже можно назвать войной и ее здесь не скоро забудут.

Большинство жалуются, что перестали нормально спать. Им постоянно снятся трупы, взрывы и покалеченные. Они боятся любого постороннего шума по ночам

Многие люди обращаются с физиологическими последствиями психотравмы – учащенное сердцебиение, тремор. Человек словно с тяжелого похмелья, пьет чай, а у него руки трясутся. У многих гипервозбудимость, раздражительность на ровном месте, мужчины вспыхивают как спички от любого неосторожного обращения. Спрашиваешь, как вас зовут, а в ответ можешь получить удар в лицо. У нас такое было. Другая крайность – оцепенение. Вчера было много людей, которые вообще не реагировали на внешние раздражители. Они погружены в себя и ко всему равнодушны. Классическая психическая травма предполагает три реакции: бежать, бороться, замереть. Кто на что был способен, тот так себя и вел в самые экстремальные моменты Майдана. Те, кто шли вперед погибли или стали героями, те, кто замерли, с ними в общем тоже все понятно. Хуже всех тем, кто испугался и убежал на глазах товарищей. Такие к нам тоже приходят. И мы пытаемся объяснить им, что страх – это нормально, более нормально, чем бросаться под пули.

В какой-то момент он просто перестал выходить на связь. Позже мы нашли его в реанимации, он надышался газами

Сейчас, когда стрельба и взрывы прекратились, обращений гораздо меньше, но периодически нам звонят и просят приехать успокоить какую-нибудь девушку в палатке. Кроме того приходит много людей, которые не могут найти потерявшихся родственников или друзей. Мы им тоже стараемся оказать поддержку. У меня у самой потерялся здесь хороший приятель. Он сам бывший афганец и все это время был где-то там в первых рядах. В какой-то момент он просто перестал выходить на связь. Позже мы нашли его в реанимации, он надышался газами, лежит сейчас на искусственной вентиляции легких. Я буду пытаться отправить его на лечение куда-нибудь за границу. Ему предстоит долгая реабилитация. За три месяца работы здесь мы наладили отношения со многими сотниками и оказывали помощь непосредственно в расположениях бригад. Прямо скажем, не всегда нам были рады. Например, 38-я сотня, стоящая возле Стеллы живет очень обособленно, они никого к себе не пускают, ни журналистов, ни психологов. Но в конце концов мы и туда пробрались. Конечно, это матерые ребята и первая реакция: нам никакие психологи не нужны. Мы не обращаем на это внимания. Спрашиваем, что они едят, откуда они, как вообще дела. Потихоньку начинают раскрываться, рассказывать и потом уже сами не хотят отпускать, просят остаться, еще поговорить за жизнь. Самое главное – заземлить человека, вывести его из состояния агрессии или ступора.

Из-под обстрела его вытащили как раз те самые проходимцы, как он их называл. Причем один из них сам получил ранение

Наталья Степук приходит в себя после МайданаМеня поразила история сотника, с которым мы уже были знакомы. Он сидел и просто плакал у меня целый час или даже больше, говорил, что разочаровался в товарищах. У него в сотне была строгая дисциплина, но, конечно, были и такие, кто не выполнял команд и действовал по своему усмотрению. Это же не армия. Таких ребят как правило никто в серьез не воспринимает. И вот когда сотника оглушило и он потерял сознание, лучшие его бойцы, те, кому он доверял, просто убежали. А из-под обстрела его вытащили как раз те самые проходимцы, как он их называл. Причем один из них сам получил ранение. 

Точных данных о погибших и пропавших без вести нет, и сегодня продолжают находить трупы. Например, в доме Профсоюзов все еще разгребают завалы и иногда, говорят, находят тела. Кроме того умирают раненые в реанимациях. 

Работать психологом на Майдане оказалось очень тяжело. Быстро выгораешь и в какой-то момент понимаешь, что уже самому нужна поддержка. Мы стараемся помогать друг другу, общаемся на отвлеченные темы, шутим, постоянно меняемся, обязательно на выходные уезжаем домой. 

В спальных районах Киева тоже было неспокойно. Когда здесь началась стрельба и взрывы и пошла информация, что в городе появились мародеры, люди запаниковали, побежали скупать все в магазинах. Эта волна очень быстро схлынула. Но даже сейчас на окраинах люди просят близких не ходить на Майдан, потому что тут стреляют. Хотя последние дни здесь не опаснее, чем у вас в Москве.

У меня офис в центре Киева и очень высокая аренда, поэтому приходится совмещать работу на Майдане со своей постоянной работой. Я растеряла кучу клиентов. Многие из них – иностранцы, они уехали из Киева после первых сообщений о стрельбе. Они очень боятся и постоянно шлют смс с вопросами, как тут, что, много ли человек убили. Обещают по возвращении ходить почаще, чтобы покрыть мои расходы.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK