12 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Кровавая сказка Афганистана

«Наш госсекретарь мистер Помпео заявил, что мы, Соединенные Штаты, готовы к переговорам с «Талибаном» и обсуждению роли международных сил, – уверенно заявил во время визита в Кандагар глава американских сил в Афганистане генерал Джон Николсон. – Мы надеемся, что они это осознают и что это поможет продвинуть вперед мирный процесс».

Однако не прошло и недели, как Николсон вновь выступил с заявлением для прессы.

«Соединенные Штаты не подменяют собой афганский народ или афганское правительство. Мое подтверждение слов госсекретаря Помпео о том, что во время мирных переговоров будет затронут и вопрос международных сил, а также что США готовы работать с «Талибаном», афганским правительством и афганским народом во имя установления устойчивого мира, было превратно истолковано».

Не так давно Дональд Трамп столь же ловко «переобулся в воздухе», заявив, что оговорился на совместной пресс-конференции с Владимиром Путиным и что на самом деле у него нет доказательств того, что Россия не вмешивалась в выборы президента США. Трамп давно снискал себе славу человека с языком без костей, регулярно делая взаимоисключающие заявления. Но того же не скажешь про генерала Николсона. Тем не менее ему, похоже, вскоре снова придется взять свои слова обратно. Ситуация в Афганистане сейчас меняется стремительно: вчерашние непримиримые враги осторожно и неуверенно, но идут на мировую. А значит, и официальные переговоры американцев и «Талибана» перестают быть чем-то невозможным.

Три сказочных дня

Талибы и афганские полицейские, в обнимку фотографирующиеся на смартфоны посреди кабульских улиц. Безоружный боевик, хлопающий по плечу солдата армии Афганистана, который делится с ним лепешкой. Вчерашние и завтрашние враги, за чашкой чая обсуждающие посевную и молящиеся рядом в одной мечети.

Такого июня, как в этом году, в Афганистане не случалось уже несколько десятилетий. «Это было похоже на сказку», – признался один молодой афганец из числа тех, кто не видел в жизни ничего, кроме войны.

7 июня, в преддверии окончания Рамадана, президент Афганистана Ашраф Гани объявил об одностороннем перемирии. Боевики ответили новой волной нападений, но спустя несколько дней, убедившись, что правительственные войска действительно прекратили наступательные операции, талибы заявили, что также отказываются от боевых действий с 15 по 17 июня – на время праздника Ид аль-Фитр. То, что произошло дальше, было похоже на чудо: талибы без оружия появились на улицах афганских городов, включая Кабул, братались с солдатами и полицейскими, участвовали в праздничных церемониях, устраивали демонстрации под флагами «Талибана», охотно позировали и выкладывали фото в соцсетях.

Правда, были и эксцессы: в провинции Нангархар в эти дни произошло два теракта – неизвестные взорвали себя возле толпы солдат и талибов, вместе отмечавших праздник. Ответственность за нападения взяло на себя местное отделение «Исламского государства» (ИГ; запрещена в РФ), но в прессе почти сразу появились предположения, что на самом деле теракты организовала сеть Хаккани – группировка, формально входящая в состав «Талибана», но достаточно самостоятельная. Сообщая о жертвах и пострадавших, афганские издания не делали различий между талибами и солдатами.

Но через три дня сказка кончилась. Талибы исчезли с улиц, и Афганистан потрясла новая серия убийств и нападений – более кровавых, чем прежде.

«Моджахеды по всей стране получили приказ продолжать операции против иностранных захватчиков и их местных марионеток, – говорилось в официальном заявлении «Талибана» по случаю возобновления военных действий. – Объявление перемирия, его соблюдение, широкая народная поддержка и теплый прием, оказанные моджахедам жителями Афганистана, доказывают, что требования Исламского эмирата и народа одинаковы – все хотят вывода иностранных войск и установления исламского правительства».

Как потом на условиях анонимности признавались в интервью западным СМИ сами талибы, их лидеры без особого восторга восприняли итоги перемирия. «После прекращения огня эмир провинции был очень огорчен, – поделился инсайдом один из боевиков. – Он заявил, что нам не следовало фотографироваться с местными жителями и солдатами. Тех, кого опознали на фото, отправили на передовую».

Тем не менее в Кабуле не теряют надежды. Замглавы администрации президента по вопросам стратегической коммуникации и СМИ Харун Чахансури сообщил, что правительство намерено еще раз попытать счастья, на этот раз объявив перемирие на время праздника Ид аль-Курбан, который начнется 22 августа. И снова, как и в первый раз, это личное решение президента Ашрафа Гани, к которому у афганцев за последние месяцы накопилось немало вопросов.

Jawad Jalali⁄EPA-EFE⁄Vostock Photo

Мастер интриг

Гани, антрополог по образованию и бывший сотрудник Всемирного банка, правит страной уже четыре года. Он пришел к власти в 2014‑м, разгромив во втором туре президентских выборов Абдуллу Абдуллу. Но предвыборная кампания и сам избирательный процесс изобиловали такими грубыми нарушениями, что Абдулла публично заявил, что результаты голосования были подтасованы, и принялся формировать альтернативный кабинет.

Этого американцы допустить не могли: раскол и конфликт внутри кабульской элиты окончательно похоронили бы надежды на выигрыш афганской войны. По итогам долгих переговоров был найден компромисс: Ашраф Гани остался президентом, а для Абдуллы изобрели новый пост – главы исполнительной власти.

За прошедшие годы Гани много сделал для того, чтобы консолидировать в своих руках всю полноту власти. Он проявил навыки мастера закулисных игр, сумев столкнуть лбами многих своих конкурентов и покончив с их политическим влиянием. Его интриги, в частности, больно ударили по репутации афганского «Короля Севера» Атта Мохаммада Нура – фактического правителя таджикских провинций страны, держащего под ружьем стотысячную армию. Пострадал и легендарный генерал Дустум – один из лидеров афганских узбеков, дважды Герой Афганистана, которого обвинили в захвате заложников и пытках.

Помимо необходимости сражаться на два фронта талибов к миру подталкивает и позиция Пакистана. До последнего времени афганские СМИ обвиняли Межведомственную разведку Пакистана (ISI) в том, что она втайне поддерживает афганский «Талибан», помогая тренировать боевиков и обеспечивая им убежище. Однако после того как Трамп жестко раскритиковал Исламабад за недостаточную борьбу с террористами и заморозил программу предоставления Пакистану военной помощи, пакистанцы решили доказать, что они борются с боевиками самым непримиримым образом.

Сейчас пакистанские власти, стремясь наладить диалог с официальным Кабулом, смягчить недовольство США и заодно подорвать позиции Индии в Афганистане, ведут активную работу по реализации так называемого Афганско-пакистанского плана действий во имя мира и солидарности (APAPPS), в рамках которого пакистанские и афганские военные и спецслужбы обязались вместе бороться с терроризмом. Исламабад активно поддерживает усилия Гани по налаживанию диалога с талибами, видя в этом единственный путь к миру в Афганистане.

На первый взгляд кажется, что альтернативы мирным переговорам нет и что в ближайшее время стоит ожидать если не прорывов, то серьезных подвижек в позициях сторон и постепенного движения к компромиссу. Но уже не раз в афганской истории случалось, что в последний момент кто-то из политических игроков решал, что неплохо бы выторговать для себя условия повыгоднее, и мирный процесс срывался.

В этот раз провал переговоров может сказаться на ситуации в стране не в пример хуже, чем раньше. Афганистан поразила страшная засуха. По подсчетам ООН, в ближайшие месяцы более 1,4 миллиона человек окажутся на грани голода. Если не удастся договориться хотя бы о временном перемирии, на Афганистан кроме войны обрушится еще и гуманитарная катастрофа.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK