19 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

«Кузькина мать» Дональда Трампа

Американская армия нанесла удар мощнейшей в мире неядерной бомбой GBU-43/B по позициям боевиков ИГИЛ (запрещена в России) в афганской провинции Нангархар. Жертвами «матери всех бомб» стали 36 террористов. Пентагон отчитался о беспрецедентной операции. Впрочем, главная ее цель лежит, скорее, в идеологической, нежели военной плоскости, считают политологи.

«Это первое в истории боевое применение такой бомбы, а операция разрабатывалась несколько месяцев», — говорится в сообщении Петагона. Своей главной целью ведомство назвало систему тоннелей, по которой террористы могли беспрепятственно перемещаться под землей. «США серьезно относятся к борьбе с ИГИЛ, их необходимо лишить оперативного пространства, что и было сделано», — заявил пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер, отказавшись при этом отвечать на вопрос, собирается ли Вашингтон использовать это же оружие где-нибудь еще — в Сирии или Северной Корее.

Сообщается, что применение MOAB (Massive Ordnance Air Blast или неофициально — Mother of All Bombs) позволило минимизировать риск для американских и афганских военных и одновременно увеличило количество жертв среди боевиков. Бомба была сброшена в 19:32 по местному времени (18:02 по московскому) с транспортного самолета особого назначения Lockheed C-130 Hercules, который дислоцируется на американской военной базе в Афганистане.

Разработанная в 2002-2003 годах MOAB — одна из самых больших и дорогих авиабомб в мире: длина снаряда — 9,17 метра, диаметр — 102,9 сантиметра, вес — 9,5 тонны, а стоимость — 21 600 долларов. Взрывчатое вещество представляет собой смесь тротила и алюминиевого порошка. Бомба оснащена системами инерционального и спутникового наведения, мощность взрыва составляет 11 тонн в тротиловом эквиваленте, а радиус поражения достигает 140 метров.

На вооружении американской армии находятся 14 таких боеприпасов, в то время как российские военные еще десять лет назад утверждали, что располагают еще более мощной термобарической авиабомбой, которую в прессе даже окрестили «отцом всех бомб». Площадь ее поражения якобы превышает показатели MOAB в 20 раз, а при взрыве «испаряется все живое», однако достоверных подтверждений этому до сих пор не предоставлялось.

Атаку на Нангархар прокомментировали заинтересованные стороны. Дональд Трамп назвал ее «очень-очень удачной миссией» и заявил, что испытывает гордость от проделанной «лучшими военными в мире» работы. «Если вы посмотрите на то, что произошло за последние восемь недель, и сравните с тем, что на самом деле происходило в течение последних восьми лет, вы увидите, что есть огромная разница», — сказал президент.

Эти слова лишний раз подтверждают, что Вашингтону нужно было показать силу, причем сделать это по-новому, нестандартным способом, считает эксперт Центра изучения современного Афганистана Наталия Хазова. «Соединенные Штаты регулярно проводят боевые операции против ИГИЛ в Нангархаре, оттуда постоянно поступают сообщения о десятках и сотнях убитых боевиков, но эти цифры вызывают сомнение. В обществе рос здоровый скептицизм, поэтому Пентагон и и решил использовать оружие, которое не применял прежде», – отметила она в разговоре с «Профилем». 

В Кабуле заявили, что удар был согласован с афганскими властями. «Мы заранее знали о готовящейся операции. Террористы в результате нее понесли большие потери», — рассказали в администрации президента Ашрафа Гани Ахмадзая. В министерстве обороны страны назвали точное число убитых боевиков — 36 — и упомянули об уничтоженной базе террористов. Никто из мирных жителей при этом, как сообщается, не пострадал. 

«36 боевиков – это, конечно, не так много, но все равно можно говорить, что Пентагон своей цели добился», – говорит Ханова. 

Эдвард Сноуден, в свою очередь, утверждает, что разбомбленные подземные сооружения террористов были когда-то построены на деньги США. «Эти тоннели моджахедов мы бомбим в Афганистане? Мы заплатили за них», — написал он в твиттере, приложив к сообщению скриншот публикации The New York Times от 2005 года. В ней рассказывается о комплексе укреплений Тора-Бора, которые были построены в 1980-х годах за счет ЦРУ для афганских моджахедов, сражавшихся против советских войск.

Уже после удара Пентагон опубликовал архивное видео испытаний MOAB, которые проходили в 2003 году во Флориде. На записи виден момент сброса бомбы с самолета и поднимающееся над землей облако дыма в форме гриба. Это обстоятельство подтолкнуло некоторых военных экспертов к предположению о том, что вчерашняя атака тоже была частью новых испытаний. Аналитики также обратили внимание, что ни до, ни после выборов Трамп почти не говорил об Афганистане. Известно было только о готовящемся визите в страну президентского советника по национальной безопасности Герберта Макмастера. После недавней поездки в Москву госсекретаря Рекса Тиллерсона многие и вовсе сделали вывод, что Вашингтон теперь сосредоточится на решении ядерной проблемы КНДР, а Ближний Восток отдаст на откуп Москве и Анкаре.

«На самом деле США в последнее время подавали определенные сигналы о своих планах, — не согласна Наталия Ханова. — Конкретно Трамп, может, и не говорил об Афганистане, но вот, например, недавно было сделано заявление о том, что главной целью НАТО там является борьба с ИГИЛ. Да и, опять же, удары наносились и раньше, и довольно регулярно. Их никто толком не прекращал». 

В сообщении Пентагона говорится, что MOAB была направлена против подразделения боевиков, известного как «группа Хорасан» и базирующегося в Афганистане и Пакистане. По некоторым данным, его основу могут составлять бывшие бойцы Талибана. С появлением ИГИЛ движение потеряло часть своих сторонников, перешедших на сторону более радикальных исламистов, и вот теперь они якобы возвращаются на территорию, которой почти не уделяет внимания западная коалиция. В 2015 году бывший член Талибана и заключенный Гуантанамо Абдул Рауф заявил о создании ячейки ИГИЛ именно в Нангархаре.

При этом цели обеих группировок различаются: талибы не собираются распространять свое влияние за пределы Афганистана и в целом допускают переговоры с властями. В этой ситуации несколько раз появлялись сообщения о сотрудничестве с Талибаном его недавних противников — Москвы и Тегерана. Впрочем, официально они не подтверждались.

По мнению Наталии Хановой из Центра изучения современного Афганистана, нынешняя акция устрашения, скорее всего, останется единичной. «Она носила больше не военный, а идеологический характер. Дальше Вашингтон вряд ли решит продолжать эту политику», — считает эксперт.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK