15 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Лети, огненная птица, лети

Еще одна важная киноистория последнего времени подошла к концу: на экраны вышла заключительная часть «Голодных игр» – «Сойка-пересмешница. Часть II». Финал антиутопии окончательно убеждает в том, что она отнюдь не подростковая, как ее принято называть. Напротив – взрослая, серьезная, полная размышлений о власти, революции и ее последствиях.

Напомним, что «Голодные игры» повествуют о тоталитарном мире будущего, где властью и деньгами обладают жители места под названием Капитолий – столицы государства Панем. Местного президента Сноу изображает Дональд Сазерленд. Капитолий управляет двенадцатью бедными дистриктами, раз в год делегирующими юношу и девушку для участия в соревнованиях на выживание. Голодные игры призваны отвлечь людей от социальных проблем и одновременно показать народу, насколько он бесправен.

Главная героиня Китнисс в исполнении Дженнифер Лоуренс выживает в играх вместе со своим собратом по несчастью Питом (Джош Хатчерсон) и участвует в следующих – состязаниях победителей предыдущих лет. Тут оказывается, что противники режима затеяли бунт против Капитолия. К третьей картине Китнисс и Пит, которые то ли изображали любовь, то ли действительно друг друга полюбили, оказываются по разные стороны баррикад. Она – в 13-м дистрикте, который считался разрушенным Капитолием. Там находится подземный бункер, где бывший распорядитель игр Плутарх Хевенсби, оказавшийся «своим» (Филипп Сеймур Хоффман умер за несколько дней до окончания съемок обеих частей «Сойки-пересмешницы») и президент района Койн (Джулианна Мур) руководят подготовкой к революции. Пит же попадает в плен в Капитолий, где ему промывают мозги, в результате чего он начинает считать Китнисс врагом. Девушку, тем временем, делают символом и голосом революции, снимая пропагандистские ролики с ее участием. Пита спасают, но адекватность к нему вернется отнюдь не сразу: в середине последней картины он говорит, что часто не может отличить реальность от выдумки. Такова сила пропаганды.

Фото: WDSSPR

Последнюю книгу романа-трилогии Сьюзан Коллинз по моде последних лет разложили на два фильма. Неудивительно, что некоторые ругали первую часть «Сойки-пересмешницы», приписывая ей все огрехи промежуточной картины. На самом деле фильм олицетворял новый поворот в развитии «Голодных игр». Если первые две картины обрисовывали положение вещей в выдуманной вселенной и изображали собственно игры на выживание, то третья демонстрировала, что не все в мире Сьюзан Коллинз так просто и однозначно. Делал это режиссер Фрэнсис Лоуренс весьма обстоятельно, и в данном случае это плюс. «Сойка-пересмешница» – история революции, борьбы одной пропаганды с другой, одного типа власти с другим, порой не отличающимся от первого.

В заключительной серии от Китнисс хотят, чтобы она продолжала вдохновлять народ на бунт, но сама вместе с другими выжившими участниками Голодных игр держалась в стороне от битв. Но героиня осознает, что главная ее цель – убить президента Сноу, – того, при ком порядки в Панеме всегда будут оставаться прежними. Девушка сбегает на территорию Капитолия, где со своими боевыми товарищами начинает путь в центр города. Среди ее напарников не только влюбленный в нее с давних пор Гейл, но и Пит. Вопрос, кого же из двух молодых людей выберет Китнисс, становится в фильме совершенно второстепенным. Страсть, которая переполняет героиню – иного толка – гражданского. Да и вообще не до сантиментов: на пути к своей цели группу ждет целый ряд препятствий  (особенно впечатляет и пугает сцена с подземными мутантами).

Несмотря на то, что картина продолжает линию предыдущей ленты, ее финальная часть все равно удивляет и ломает шаблон. В голливудских фильмах с аналогичной «Голодным играм» тематикой революция обычно побеждает тоталитаризм, возвещая безоблачное будущее. В «Сойке-пересмешнице» лидер выигравшей стороны в итоге оказывается ничуть не лучше свергнутого тирана. А возможно, даже хуже.

 Президент Койн утверждает, что жители Капитолия не враги бедным дистриктам, что после победы революции они станут важной частью новой демократии. Тем не менее, уже по первым принятым ею решениям понятно, что это были лишь слова.

Фото: WDSSPR

Но в конце концов «Голодные игры» все-таки сворачивают с этой тупиковой тропинки, утверждая: да, не все охотники за высоким чином благородны, да, власть и даже одна ее возможность развращают, но это не означает, что выхода нет и с тиранией нужно мириться. Ее необходимо свергнуть, а адекватный, думающий о народе лидер найдется в процессе. Не может не найтись. Никакая революция и никакой благой порыв вообще невозможен без таких горящих людей, как Китнисс, обладающих острым чувством справедливости, и, главное, – таких людей не так уж и мало. Поэтому и хорошо знакомый тезис: «У вас (оппозиции) нет настоящего лидера», излагаемый в фильме Сноу, не имеет в конечном счете в мире «Голодных игр» никакого смысла. Даже если в данный момент и нет (да и откуда ему взяться в архи-несвободном обществе?), это ровным счетом ничего не значит. Кстати, Сноу говорит и еще одну фразу, вызывающую некоторые ассоциации. Он указывает, что бедные обитатели дистриктов хотят не спасти жителей Капитолия, а разрушить тот образ жизни, который они ведут.

«Голодные игры», как и всякая хорошая антиутопия, не столько размышляет о будущем, сколько рефлексирует о настоящем. И видит в этом настоящем надежду.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK