16 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Мировая деревня

Погода гадостная, признает госпожа Херль, — несколько дней льет как из ведра, циклон из Англии, он всему виной. Шум дождя; брызги с желтых тентов кафе Moßhammer. Туман над озером. Горы на другом берегу — Голова Ронаха, Собачий Камень — скрылись за стеной облаков. Редкие отдыхающие из Германии недовольны, затяжные дожди на отдыхе — это настоящая катастрофа.

Но так считают не все. «Для наших арабских гостей, — радуется госпожа Херль, — наш климат — это просто находка: прохлада, серое небо, дожди». Забине Херль — управляющая отелем в городке Целль-ам-Зе, статная, умная, отзывчивая. Ей нравится ее работа, которой, к слову, всегда хватает — 80 номеров редко пустуют, «а нынешний летний сезон — просто сказка».

Целль-ам-Зе — опрятный курортный городишко близ Зальцбурга. 9900 жителей, 75% местной экономики приходится на туризм. Заснеженные вершины, озеро, это привлекает людей, говорит Забине Херль, благословенный мир. Но если присмотреться, то Целль-ам-Зе — это нечто большее, это европейская лаборатория мультикультурализма. Каждое лето, когда кончается Рамадан, 9 900 жителей встречаются здесь почти с 70 000 арабских туристов, и встает вопрос, как такое возможно и может ли это закончиться хорошо. Или очаровательная госпожа Херль оказалась в западне, которую сама помогала мастерить?

Отдыхающие приезжают из Абу-Даби и Дубая, Катара, Кувейта и Саудовской Аравии, и Целль-ам-Зе на несколько месяцев превращается как будто в восточный город. Арабские дети шлепают по лужам и фотографируют пенные ручьи в ливнестоках, их матери окружают лоток с блинчиками; на большинстве черная паранджа, на некоторых только хиджаб. В кафе Moßhammer саудовские мужчины в галабеях и куфиях. В местном краевдческом музее арабы недоуменно рассматривают «доисторическое» лыжное снаряжение. Дети спрашивают: папа, а это для чего? Но глава семейства сам не знает, что им ответить.

По вечерам мужчины идут в чайхону Istanbul покурить шишу. Те, кто посмелее, хихакают перед баром Dolls на Лоферерштрассе, где девочки танцуют на столах. Кто-то идет к Эдвину Кремлю в Kupferkessel, где заказывает бутылку Chivas Regal. Недавно менеджер Кремль не смог побороть свое любопытство и спросил: как же так, ведь алкоголь им нельзя? «Мне отвечали: когда воздух черный, то есть ночью, Аллах не видит, что делают люди. Конечно, так придерживаться ислама комфортнее!»

Название городка арабский гости произносят как «Зелямси» с гортанным произношением и ударением на второй слог. «Мы создали здесь летний сезон из ничего, исключительно благодаря устным рекомендациями в арабских странах, — говорит Сабине Херль. — Конечно же, случаются и конфликты, но я убеждена: конфликты просто нужно решать».

Итак конфликты: «Я хотел отдохнуть в Европе», — жалуется один немец. Когда она надевает короткую юбку, то чувствует себя как будто нагишом, добавляет его жена. Оба они здесь в последний раз.

Местные критики крайне острожны в выражениях, ведь их могут заподозрить в расизме. Но на условиях анонимности они рассказывают журналистам о заносчивости арабских гостей, которые плюют на правила дорожного движения, бесцеремонно ведут себя в ресторане, меняют картину города. «К чему мне их деньги, если я не узнаю своей родины?» — говорит один из жителей.

Забине Херль не раз доводилось слышать эти упреки. Глобализации нужно время, говорит она. И вообще, арабские туристы благодарны, когда им объясняешь здешние правила — «ведь откуда еще они могут их узнать?».

Азиз бин аш-Шиб со своей молодой супругой пьет чай на террасе грандотеля. Они приехали из Джидды, города в Саудовской Аравии, свадебное путешествие стало их первой поездкой на этот странный Запад.

Бин аш-Шиб — 27-летний приятный мужчина с черной бородой, работает учителем. В «Зелямси», говорит он, ему нравится прохладная погода и то, что паранджа его жены не вызывает враждебных взглядов. За все время беседы женщина не произносит ни слова. К слову, это его первая жена, и когда он женится во второй или в третий раз, на что он, в общем, рассчитывает, то в свадебное путешествие поедет сюда же. Все это он говорит без стеснения; она опускает взгляд.

Итак, в маленьком Целль-ам-Зе встает большой вопрос: сколько чужеродного может выдержать Европа? На него не может дать ответа даже Забине Херль. Зато она рассказывает о семьях, которые приезжают уже пятый, шестой год подряд. С каждым годом они становятся все менее закрепощенными, женщины с каждым разом чуть меньше закрывают лицо. Недавно она даже видела парочку, которая, гуляя, держалась за руки. «Вроде бы пустяк, я знаю, — говорит Херль. — Но взяться за руки — это уже колоссальный прогресс».

Перевод: Владимир Широков

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK