17 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Муки выбора

Проведение «Евровидения» в Израиле оказалось под угрозой срыва из-за препирательств между министерством финансов и национальной корпорацией телерадиовещания «Кан»: последняя хотела, чтобы залог под проведение конкурса выделило государство, но то активно сопротивлялось. В последний момент компромисс все же был найден.

Но это не решило всех проблем, возникших в связи с подготовкой к приему престижного международного конкурса на Земле обетованной. Как только завершились баталии вокруг темы финансирования, начались новые – из-за того, в каком городе пройдут выступления артистов. Вопреки изначальной ставке властей на Иерусалим похоже, что принимать у себя «Евровидение» будет Тель-Авив.

За чей счет банкет?

Проведение конкурса «Евровидение» для любой страны не только честь, но и определенные хлопоты, в том числе финансовые. Израиль – государство небедное, но сорить деньгами тут не привыкли. Поэтому, когда возник вопрос о том, кто будет оплачивать расходы, связанные с песенным конкурсом, а именно: переведет залог $14 млн на счета Европейского вещательного союза, начались проблемы.

Согласно всем регламентам и правилам, деньги на это должна была выделить из своего немаленького бюджета израильская корпорация «Кан». Но когда подошло время платить, у «Кан» вдруг обнаружились финансовые сложности. Сначала руководство «Кан» попросило власти Израиля взять залоговые расходы на себя по-хорошему. Мол, если изъять эту сумму из бюджета компании, ей придется сократить 200 сотрудников и урезать ряд проектов. Но вызвать сочувствие у властей не удалось, и тогда в ход пошел шантаж. Глава телерадиовещательной корпорации Гиль Омер даже написал письмо премьеру Биньямину Нетаньяху, где заявил: если государство не даст нужную сумму, «Евровидения» Израилю не видать.

Перспектива прошляпить престижный международный конкурс тут же спровоцировала нападки на израильские власти со стороны оппонентов. «Евровидение» под угрозой, и его отмена будет вашей виной», – обрушилась в Фейсбуке на Нетаньяху глава оппозиционного «Сионистского лагеря» Ципи Ливни.

Атмосферу не озонировали и сообщения о том, что, пока в Израиле ищут средства, Европейский вещательный союз ищет альтернативы Израилю. К началу августа в европейской прессе стали писать, что местом проведения международного конкурса в 2019 году может стать Австрия, чей представитель занял третье место на предыдущем конкурсе (родина второго финалиста – Кипр – не потянет финансовые издержки).

Но в самую последнюю минуту власти Израиля все же одобрили для «Кан» кредит для выплаты залога европейскому агентству. Это значит, что, если ввиду какого-то форс-мажора «Евровидение» не сможет в итоге состояться (а залог в данном случае не возвращается), кредит погасит государство.

К слову, одного такого форс-мажора Израилю уже удалось избежать. Вскоре после победы в мае этого года израильтянки Нетты Барзилай компания Universal Music Studios обвинила авторов ее песни Toy Дорона Мадали и Става Бегера в плагиате. Якобы в своем творении они использовали проигрыш из хита Seven Nation Army, выпущенного в 2003 году группой The White Stripes. Поскольку по условиям конкурса песни на нем должны быть представлены только оригинальные, сложившаяся ситуация грозила Израилю дисквалификацией. В итоге авторы спорной композиции согласились предоставить Universal частичные права на Toy в некоторых странах, покончив тем самым с претензиями относительно нарушения копирайта.

Нехороший день в неправильном месте

«И снова ни одного ответственного взрослого, вот ровно так же, как они вытурили Месси из Израиля, так и сейчас выживают «Евровидение», – сетовал мэр Тель-Авива Рон Хульдай за день до того, как вопрос финансирования был решен.

Впрочем, если госпожа Ливни и ряд других политиков упрекали власти преимущественно в нежелании помочь конкурсу материально, то негодование мэра Тель-Авива вызвало, скорее, намерение израильских властей провести «Евровидение» в Иерусалиме.

С тех пор как США признали этот город официальной столицей Израиля, власти решили, что все важные международные мероприятия должны проходить только в нем. Первым пробным шаром стало решение перенести в Иерусалим намеченный на 9 июня товарищеский матч по футболу между Израилем и Аргентиной (изначально его хотели провести в Хайфе).

JOSE SENA GOULAO⁄EFE⁄EPA⁄Vostock Photo

«Один из самых популярных игроков мира, у которого миллиард поклонников, разумеется, он должен играть в Иерусалиме. Он приедет в Израиль, чтобы поцеловать Стену плача», – самоуверенно заявляла в преддверии матча министр по делам культуры и спорта Израиля Мири Регев, предвкушая скорый визит Лионеля Месси.

Но Месси так и не прилетел, поскольку матч отменили. Дело в том, что возмущенные палестинцы, для которых статус Иерусалима – вопрос крайне болезненный, пообещали сжечь футболки и фотографии футболиста и оказать ему далеко не радушный прием.

Такого же исхода стали опасаться и в случае с проведением в Иерусалиме «Евровидения», конкурса, официально музыкального, но очень политизированного. А о том, что Иерусалим вновь примет «Евровидение» (конкурс уже проходил в этом городе дважды – в 1979 и 1999 годах), власти сообщили чуть ли не сразу после победы Нетты Барзилай.

Преждевременное заявление о том, что именно в Иерусалиме пройдет музыкальный конкурс, возмутило прежде всего Европейский вещательный союз. Во первых, по правилам страна-победитель должна проводить своего рода тендер среди городов, а не делать ставку сразу на один из них. Во вторых, возникли обоснованные опасения, что на конкурс в такой спе-цифический город, как Иерусалим, поедут не все. Многие тут же вспомнили, что в середине мая – а именно в этом месяце проходит «Евровидение» – палестинцы, как и другие арабы, проводят мероприятия в честь «Дня Накбы», которые обычно заканчиваются столкновениями с израильтянами.

Но настоящей головной болью для израильских властей стало другое. Как правило, финалы «Евровидения» приходятся на субботы, а в Израиле это день особый. Ревнители религиозного благочестия напомнили правительству о недопустимости нарушения шаббата ради увеселительного мероприятия. Особенно в Иерусалиме – месте средоточия ортодоксальных иудеев. Главный раввин Иерусалима Арье Штерн даже обратился в министерство культуры и спорта с требованием «приложить все усилия, чтобы предотвратить этот позор» и отказаться от проведения на Святой земле музыкального фестиваля, ибо он приведет к «массовому осквернению субботы». В то время как отказ от «Евровидения», по мысли Арье Штерна, станет «великим поступком во имя Бога».

Гей-бары как преимущество

Желание принять у себя песенный смотр высказали пять израильских городов. В этот список помимо Иерусалима вошли Тель-Авив, Эйлат, Хайфа и Масада. Два последних, однако, быстро самоустранились из гонки по причине отсутствия необходимой инфраструктуры.

Таким образом, в борьбе за честь принять конкурс осталось три города, располагающих стадионами вместимостью более 10 тысяч зрителей, пресс-центрами на полторы тысячи журналистов и достаточным количеством отелей.

Впрочем, в случае Эйлата оказалось довольно много оговорок. К примеру, арену на 10 тысяч зрителей там еще надо достроить. И отелей в городе с 50 тысячным населением не хватает – некоторым гостям конкурса пришлось бы расселиться на кораблях. Так что, по сути, основная борьба развернулась между Иерусалимом и Тель-Авивом.

И, похоже, последний побеждает. Недавно во время визита на Мальту вице-премьер Израиля Майкл Орен заявил, что у Иерусалима недостаточно ресурсов для приема «Евровидения». А его проведение, по примерным подсчетам, обойдется принимающей стороне в $42 млн, не считая внесенного залога.

У Тель-Авива с финансами дела обстоят лучше. По крайней мере, еще в разгар битвы телекорпорации «Кан» с министерством финансов мэр Тель-Авива одним из первых заявил, что его город с радостью внесет залог $14 млн, лишь бы «Евровидение» прошло в Израиле.

RICHARD KENDALL⁄EPA PHOTO BBC⁄Vostock Photo

Между тем в последние дни другие политики стали как бы мельком замечать, что вообще-то у Иерусалима еще и недостаточно подходящая инфраструктура для такого масштабного события. Мол, в 1999 году, когда он принимал «Евровидение» последний раз, в конкурсе участвовали представители 23 стран. Сейчас же их стало 40, и «переварить» возросшее число гостей городу будет проблематично.

Есть и еще одна проблема: в Иерусалим не поедут не только противники признания его столицей Израиля, но и представители секс-меньшинств. В случае с Тель-Авивом таких сложностей не возникнет – город считается очень либеральным и известен многочисленными гей-барами.

Окончательно вопрос о том, какому именно израильскому городу выпадет честь (ну или, по версии иудейских ортодоксов, позор) принять у себя престижный международный конкурс, будет решен к началу сентября, когда Европейский вещательный союз рассмотрит все заявки и сделает официальный выбор. Но уже сейчас можно сказать, представитель какой страны в любом случае в Израиль не поедет. Бойкотирующая «Евровидение» с 2012 года Турция, протестующая против участия в музыкальном соревновании трансгендеров и людей нетрадиционной сексуальной ориентации, заявила недавно, что вернется на конкурс, только когда «путаница в менталитете будет исправлена».

«Мы не можем транслировать в прямом эфире в девять вечера, когда телевизор дети смотрят, австрийца с бородой и в юбке, который утверждает, что не имеет пола, и говорит: «Я мужчина и женщина одновременно», – пояснил глава турецкого государственного телеканала TRT Ибрагим Эрен, подразумевая победителя «Евровидения 2014» из Австрии Кончиту Вурст.

Учитывая, что конкурс, скорее всего, пройдет в gay-friendly городе Тель-Авиве, а в 1998 м Израиль победил на «Евровидении» благодаря транссексуалу Дане Интернэшнл, ждать от него скорого «исправления менталитета» было бы странно.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK