17 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

«Мы еще обрадуем наших партнеров»

От выступления президента России перед представителями Госдумы и правительства ждали сенсаций. Вплоть до объявления о гуманитарной интервенции на востоке Украины. Однако речь Владимира Путина особенно примечательна тем, что в ней не прозвучало. А также отказом следовать воинственным советам лидеров думских фракций. Президент не согласился с предложением Владимира Жириновкого называться отныне «верховным правителем», сменить флаг России на имперский бело-желто-черный, такой же, кстати, как недавно ввела у себя так называемая Новороссия, и наконец, вернуть гимн со словами «Боже, царя храни».

По сути Путин предложил и Киеву, и западным столицам условия, если и не мира, то перемирия. Они следующие: Крым — наш. Донбасс — украинский, с обменом санкциями и взаимными угрозами пора заканчивать. После Ялты конфликт обещает перейти в вялотекущую фазу.

О Крыме

«Это (отказ от присоединения Крыма к России. — «Профиль») все равно, что отказаться от самих себя. Это невозможно. Решение принято. Никакой аннексии Крыма не было и нет, это воля народа, все обвинения не обоснованы».

«Считаю, что Крым может быть и сегодня уникальным мерилом, может и сегодня сыграть уникальную объединяющую роль для России, став своего рода историческим, духовным источником, еще одной линией примирения как красных, так и белых».

«Нам многое предстоит сделать в Крыму. Накопился огромный ворох проблем, которые не решались десятилетиями. Порой складывается впечатление, что Крым жил на положении бедного родственника. Власти предыдущие выкачивали из него много — давали мало, или практически ничего».

«Должна быть в полном объеме проведена работа по реабилитации репрессированных народов, обеспечено реальное равноправие трех языков (русского, украинского, и крымскотатарского. — «Профиль»)».

Об Украине

«Страна погрузилась в кровавый хаос, в братоубийственный конфликт».

«На Юго-Востоке разыгралась масштабная гуманитарная катастрофа».

«Будем все делать, что от нас зависит, для того, чтобы этот конфликт был прекращен как можно быстрее, чтобы на Украине перестала литься кровь».

О санкциях

«Это (российские контрсанкции. — «Профиль») не просто ответные меры. Это в первую очередь меры поддержки отечественных производителей, а также открытие наших рынков для тех стран и производителей, которые хотят сотрудничать с Россией и готовы к такому сотрудничеству».

«Мы должны спокойно, достойно и эффективно обустраивать свою страну, не отгораживаясь от внешнего мира, не разрывая связь с партнерами, но и не давая вести себя с нами пренебрежительно или менторски».

«По поводу торговли энергоносителями за рубли — я тоже считают, что это было бы правильно, и мы должны к этому стремиться, но вопрос в том, что это непростая история».

О внешней политике

«США взяли и вышли из Договора об ограничении наступательных вооружений и дело с концом. Они исходили, как они считают, из соображений национальной безопасности… И мы будет делать точно то же самое, когда посчитаем выгодным и нужным для обеспечения наших интересов».

«К этим средствам (внешней политики. — «Профиль») относятся и вооруженные средства, но это не панацея, и мы не собираемся с бритвой носиться по всему миру и махать этой бритвой».

О международных судах

«Это (выход России из под юрисдикции Европейского суда по правам человека. — «Профиль») возможно, но пока мы с ними дискуссии ведем».

«Он (ЕСПЧ. — «Профиль») не регулирует правовые отношения, не защищает права, а просто исполняет какую-то политическую функцию».

«Один из ярких примеров — когда России предъявили какой-то штраф по Приднестровью. Мы к этому не имели никакого отношения — там человека в тюрьме держали, в Приднестровье, а России присудили за это какой-то штраф. Полный бред».

Об армии

«Министерство обороны подготовило дополнение к программе вооружений и подготовило отдельную программу создания и развития военной группировки в Крыму. Я программу утвердил».

«Речь идет (в программе перевооружения Российской армии. — «Прпофиль») о самом современном вооружении, о таких системах наступательных и оборонительных, которыми другие страны мира пока не располагают. И мы еще обрадуем наших партнеров. Кое-что уже известно, в области стратегических наступательных вооружений, я имею в виду силы ядерного сдерживания. Кое о чем мы пока еще не говорим, но скажем, время подойдет».

«Это не милитаризация. Это хороший импульс для развития военной отрасли».

О Жириновском

«Все, что было сказано Владимиром Вольфовичем — это его личное мнение, не всегда совпадает с официальной позицией РФ, но зажигает красиво».

Ялтинскую речь Владимира Путина по просьбе «Профиля» прокомментировал председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов:

— Из ялтинской речи Путина четко следует, что Россия не будет активно вмешиваться в ситуацию в Донбассе. Это, впрочем, стало понятно уже некоторое время назад. Из новых моментов — то, что Путин теоретически допустил выход России из некоторых международных договоров и юрисдикции Европейского суда по правам человека. Это довольно важно, хотя президент и сказал, что такие шаги в повестке дня пока не стоят. В остальном прозвучали слова о том, что внешняя политика должна быть миролюбивой.

Для Москвы очевидно, что Киев не прекратит силовую операцию на Юго-Востоке. Путину как главнокомандующему, не взирая на симпатии и антипатии, понятно, что если ты ввязался в такую войну, как мы в свое время в Чечне, то ее нельзя останавливать, ее надо доводить до победы. Еще раз повторять слова о необходимости остановить военные действия бесполезно. В планах российского руководства сейчас то, что будет дальше, после того, как Киев военным путем в какой-то степени восстановит контроль над регионами Юго-Востока. Это, впрочем, кризис на Украине не урегулирует, а может, даже обострит.

Я полагаю, Москва сейчас думает о решении таких проблем, как эвакуация руководителей непризнанных республик в Россию. Для того, чтобы выйти из этой ситуации с сохранением престижа, необходимо подтвердить, что мы своих не бросаем. Эвакуировать тех, кто не хочет жить под властью Киева и здесь их обустроить — это обязательное условие разрешения кризиса, на которое может пойти Россия.

Что касается Крыма, то сложилась патовая ситуация. В России никто не сомневается в легитимности присоединения Крыма. Никакие дополнительные подтверждения типа проведения досрочных выборов в Госдуму, чтобы в ней оказались представители новых субъектов Федерации — Крыма и Севастополя — российскому обществу и власти не нужны. В то же время у России нет никаких инструментов для того, чтобы другие страны признали легитимность вхождения полуострова в состав РФ. Остается констатировать статус-кво и больше не тратить на это время.

В целом конфликт между Россией с одной стороны и Украиной и Западом с другой, отчасти окажется замороженным. Никто из серьезных мировых игроков не признает Крым частью России, но все понимают, что реальность такова, и изменить ее пока невозможно. Примерно то же самое произойдет и с санкциями. Будет ли Россия предпринимать дальнейшие шаги к подрыву экономики Украины в ответ на принятые только что Киевом антироссийские санкции? Дело в том, что там подрывать уже нечего, все реальные меры воздействия на Украину Москва уже применила. Колнфликт между ними столь глубок, что быстро урегулирован быть не может.

В отношениях же Москвы с Западом все перешло в категорию «кто круче». Санкции легко ввести, но отменить трудно без того, чтобы объявить: объект санкций пошел на уступки. Но «объект» идти на них не желает. Дальше начинается спираль взаимных уколов.

Поэтому я думаю, что в отношениях России ни с Украиной, ни с Западом улучшения еще долго ожидать не стоит. Это все надолго, мы вступили в другую эпоху.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK